Чебанова Г.В.

Чебанова Г.В.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ СТУДЕНТОВ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

УДК 159.923.2

 

English verson:

Аннотация. В статье проведен обзор современного понимания эмоционального интеллекта и субъективного благополучия человека, представлены результаты собственного эмпирического изучения особенностей эмоционального интеллекта студентов с разным уровнем субъективного благополучия, выдвинута гипотеза о связи эмоционального интеллекта с психологической безопасностью личности.

Ключевые слова:эмоциональный интеллект, субъективное благополучие, психологическая безопасность, личность, студент.

Об авторе

Ссылка для цитирования

В последние десятилетия проблема субъективного благополучия все чаще становится предметом исследования психологов (Шамионова Р.М., Фесенко П.П., Воронина А.В. и др.). Это обусловлено острой для психологической науки и практики необходимостью определения того, что служит основанием для внутреннего равновесия личности, из чего оно складывается, какие эмоционально-оценочные отношения лежат в его основе. Существенный интерес вызывают также вопросы о том, каким образом субъективное благополучие участвует в регуляции поведения, каким образом можно помочь личности в решении различных проблем. Обращение к данной проблематике является для нас значимым также в связи с тем, что субъективное благополучие выступает основой психологической безопасности личности. Только обладание субъектным благополучием позволяет выстроить свое взаимодействие с окружающим миром таким образом, чтобы, осуществляя контроль над действием внешних и внутренних факторов, сохранить внутреннюю целостность и способность к достижению главной для себя жизненной цели [3]. Психологическая безопасность личности, базируясь на субъектном благополучии, способствует реализации непрерывного процесса восхождения и осуществления личностной самоактуализации, а ее отсутствие, порождая неблагополучие и болезнь, влечет за собой неполноценность личностного развития и снижения жизненной результативности. Причем данный процесс имеет не только пространственную, но и временную локализацию [4].

Поиск психологических детерминант субъектного благополучия побудил нас обратиться к рассмотрению потенциала эмоционального интеллекта человека. Отметим, что проблема интеллекта является, в целом, одной из старейших и наиболее обсуждаемых в психологической науке. Результатом значительного интереса к интеллектуальному развитию человека является разработка мощного диагностического инструментария, позволяющего изучить его особенности. Несмотря на то, что всплеск исследовательского интереса к эмоциональному интеллекту обозначился всего несколько лет назад, необходимая для его изучения научно-понятийная база была заложена еще трудами Э. Торндайка, Дж. Гилфорда, Г. Айзенка. В немалой степени этому способствовали и исследования, проведенные по проблемам социального интеллекта. Значимой нами рассматривается и концепция множественного интеллекта Х. Гарднера, в рамках которой были выделены понятия «внутриличностный» и «межличностный интеллект».

Сам термин «эмоциональный интеллект» был введен в психологию П. Сэловеем и Дж. Мэйером, которые разработали первую и наиболее известную концепцию эмоционального интеллекта. Популяризатором идеи эмоционального интеллекта на ранних этапах оформления проблематики выступил Д. Гоулмен. Значительный вклад в развитие представлений об эмоциональном интеллекте внесли и работы А. Анастази, П.М. Воронкиной, Д. Гоулмена, Ю.Е. Кравченко, Д.В. Люсина, Р.Д. Робертс, А.И. Савенкова, А.В. Садоковой и других отечественных и зарубежных авторов.

Будучи одним из первых исследователей данной проблематики, Д. Гоулмен в своей книге «Эмоциональный интеллект. Почему это может быть важнее, чем IQ?» показал, что эмоциональный интеллект, как одна из разновидностей интеллекта, лежит в основе достижения человеком успеха в различных сферах жизни. В его трактовке, эмоциональный интеллект проявляется в том, как мы обращаемся с самими собой и нашими взаимоотношениями. Психологом было выделено четыре главных составляющих эмоционального интеллекта. В их состав он включил самосознание, самоконтроль, эмпатию и навыки отношений. В принципе, данные компоненты включаются в состав эмоционального интеллекта и по сей день, конечно же, с той или иной вариацией.

На сегодняшний момент понятие «эмоциональный интеллект» является одним из обсуждаемых понятий современной психологии. Большинство отечественных исследователей данного феномена придерживаются взглядов на эмоциональный интеллект, сформулированных и подробно описанных Д.В. Люсиным. Исследователь предложил трактовать эмоциональный интеллект как способность к пониманию и управлению своими и чужими эмоциями, выделяя внутриличностный и межличностный эмоциональный интеллект соответственно [5]

Обобщая имеющиеся трактовки, под эмоциональным интеллектом мы далее понимаем сформированную у человека способность тщательно постигать эмоции и эмоциональные знания, оценивать и выражать свои эмоции, а также управлять ими, содействующая эмоциональному и интеллектуальному росту личности.

Существует мнение, что уровень эмоционального интеллекта позволяет лучше предсказывать академический и социальный успех, чем уровень академического интеллекта и индивидуальные особенности. Так, А.И. Савенков выделяет эмоциональный и социальный интеллект в качестве предикторов жизненного успеха личности, связывая их с психологией одаренности и высоких достижений [6]. Рассматривая эмоциональный интеллект как способность, лежащую в основе достижения высокой эффективности в решении особых, эмоционально насыщенных задач, авторы высказывают предположение, согласно которому это достигается за счет использования различных стратегий мыслительной деятельности. На основе этого обладают вероятной равноценностью следующие две гипотезы:

- специалисты, по роду своей деятельности не связанные с взаимодействием с людьми, обладают более низким уровнем развития эмоционального интеллекта, чем те, кто по роду своей деятельности имеет дело с людьми;

- специалисты, по роду своей деятельности не связанные с взаимодействием с людьми, могут показывать высокие результаты в тесте на эмоциональный интеллект за счет использования своих аналитических способностей и умения решать логические задачи любого типа.

Возникает вопрос: может ли субъектное благополучие выступать одним из детерминантов вариабельности уровня эмоционального интеллекта у субъектов, обладающих каким-либо существенным сходством?

Реализация эмпирического исследования по данной проблеме требует конкретизации сущности субъективного (психологического) благополучия.

Теоретические концепции субъективного благополучия, в основном, созданы в контексте экзистенциально-феноменологического подхода в зарубежной психологии личности. В отечественной психологии оригинальные и самостоятельные модели субъективного благополучия разработаны А.В. Ворониной, П.П. Фесенко, Р.М. Шамионовым и другими исследователями.

Так, осуществляя концептуализацию понятийного конструкта «субъективное благополучие», Р.М. Шамионов [9] развивает оригинальный взгляд на механизмы, детерминанты, содержательные характеристики этого социально-психологического явления. Ученый исходит из базовой категории социально-психологических отношений и социально-когнитивной парадигмы в психологии. Субъективное благополучие личности им понимается как интегральное социально-психологическое образование, являющееся своеобразным индикатором внутренней экологии личности.

Согласно модели А.В. Ворониной [1], психологическое благополучие определяется как системное качество человека, обретаемое им в процессе жизнедеятельности на основе психофизиологической сохранности функций. В авторской трактовке, оно проявляется у субъекта в переживании содержательной наполненности и ценности жизни в целом как средства достижения внутренних, социально ориентированных целей. Немаловажным является рассмотрение психологического благополучия в качестве условия реализации его потенциальных возможностей и способностей.

Вместе с тем, однозначного понимания сущности субъектного благополучия на сегодняшний день нет. Признавая это, П.П. Фесенко, в частности, увязывает с понятием психологического благополучия целый ряд близких, но не тождественных по своему значению понятий: «психическое здоровье», «норма», «нормальная и аномальная личность», «позитивный стиль жизни», «эмоциональный комфорт», «качество жизни», «самоактуализированная личность» и др. Отмечается смысловая близость содержания понятия «психологическое благополучие» и понятие «удовлетворенность», которое в психологических исследованиях рассматривается в различных аспектах (как составляющая счастья, удовлетворенность трудом, удовлетворенность жизнью) [8].

Констатируя отсутствие в психологии целостного понимания субъектного благополучия, отметим, что как социально-психологическое образование оно включает оценку и отношение человека к своей жизни и самому себе на основе чего несет в себе активное начало. Реализация ценностного начала субъектного благополучия личности содержит ее социально-нормативные ценностные установки, реализация которых предопределена всей совокупностью условий социализации, как в субъективном, так и в объективном планах. Она также предусматривает воплощение потребностей, также имеющих социальный контекст, и глобальную оценку своего существования на основе соотнесения частных и обобщенных представлений о своей жизни и самореализации в ней с «эталонными представлениями», усвоенными в процессе социализации [7].

Исследователи чаще различают три варианта субъективного благополучия – физическое, психологическое и социальное [9]. Это понимание согласуется с подходами психологов к внутренней структуре личности, включающей неразрывное единство трех ипостасей «Я». Так, в структуре личности У. Джеймса обнаруживается три класса элементов: физическое «Я», социальное «Я» и духовное «Я». Физическое «Я» включает телесную организацию и все материальное, чем обладает человек, а также ближайших родственников. Потеря или «порча» какой-либо части физического «Я» ведет к потере «части личности». Структуру социального «Я» составляют роли, нормы и стремление человека к обществу. Духовное «Я» – это «полное объединение отдельных состояний сознания, конкретно взятых духовных способностей и свойств». Очевидна невозможность отрыва различных ипостасей «Я» друг от друга в изучении субъективного благополучия, поскольку в их неразрывном единстве обеспечивается устойчивость и целостность личности, а также само это единство становится фактором субъективного благополучия.

Многоракурсность субъективного благополучия обозначается через выделение в нем нескольких модусных комплексов:

1. Модус материального пополнения тесно связан с материальной подструктурой личности; предполагает личную значимость материального обогащения и, прежде всего, степень ее полноты.

2. Модус личностного (смыслового) самоопрелеления. Включает систему реализации личностных смыслов, жизненного сценария, определяемого в зависимости от условий социализации.

3. Модус социального («отношенческого») самоопределения. Содержит систему связей и отношений, квалифицируемых как «необходимые и достаточные» для сохранения внутреннего равновесия.

4. Модус личностного (характерологического) благополучия. Относится к субъективной оценке собственного характера, свойств личности с точки зрения их приемлемости для широкого круга явлений личности (от отношений с другими до самоотношения, от труда до «ничегонеделания»).

5. Модус профессионального самоопределения и роста. Включает адекватность профессионального самоопределения, удовлетворенность избранной профессией, трудом, отношениями с коллегами и др.

6. Модус физического (соматического) и психологического здоровья. Содержит систему взглядов на ценность здоровья и определяет деятельность, направленную на оптимизацию здорового образа жизни, поправление здоровья. [9] Различные модусы субъективного благополучия оптимизируются в зависимости от актуальной жизненной ситуации. Достигается субъективное благополучие только в том случае, если человек находится в процессе постоянного поиска, утверждения себя и самореализации в социуме, самоактуализации и стремления реализовать свое предназначение, а также имеет и постоянно пополняется за счет активности установка на свою субъектность, и связанный с ней оптимизм в отношении своих потенций, смысла, исключающий фатальность своего существования. Логично в этой связи предположить наличие некоторых связей субъективного благополучия и эмоционального интеллекта личности.

Для проверки выдвинутого предположения нами использованы две тестовые методики – «Опросник эмоционального интеллекта» Д.В. Люсина и «Шкала субъективного благополучия». Методика «Шкала субъективного благополучия» оценивает качество эмоциональных переживаний субъекта в диапазоне от оптимизма, бодрости и уверенности в себе до подавленности, раздражительности и ощущения одиночества. «Опросник эмоционального интеллекта» Д.В. Люсина измеряет эмоциональный интеллект, который трактуется как способность к пониманию своих и чужих эмоций и управлению ими.

Обследование эмпирической выборки студентов численностью 96 человека позволило установить особенности развития эмоционального интеллекта у студентов с разным уровнем субъективного благополучия.

Предварительный анализ полученных результатов по методике «Шкала субъективного благополучия», показывает, у что 44% выборки испытуемых уровень субъективного благополучия ниже среднего (табл.).

Таблица

Результаты обследования студентов по Шкале субъективного благополучия

Параметры

Высокие значения

Средние значения

Низкие значения

N

%

N

%

n

%

Напряженность и чувствительность

1

6

11

69

4

25

Психоэмоциональная симптоматика

5

31

10

63

1

6

Изменения настроения

1

6

3

19

12

75

Значимость социального окружения

0

0

1

6

15

94

Самооценка здоровья

1

6

3

19

12

75

Степень удовлетворенности повседневной деятельностью

2

13

10

62

4

25

Так как понятие субъективного благополучия тесно связано с обыденным пониманием счастья, то можно сделать вывод о том, что у 44% испытуемых отрицательные эмоции преобладают над положительными эмоциями (негативные эмоциональные переживания, которые либо объективно преобладают в жизни человека, либо человек субъективно склонен к ним), у 56% испытуемых – наоборот.

В группе студентов преобладают средний и низкий уровни показателей по Шкале субъективного благополучия. А именно: по шкалам «Напряженность и чувствительность» «Психоэмоциональная симптоматика» (≤0,01) и «Степень удовлетворенности повседневной деятельностью» (≤0,05) получены средние показатели, а по шкалам «Изменения настроения» (≤0,05), «Значимость социального окружения» (≤0,05) и «Самооценка здоровья» (≤0,05) – низкие значения. Это означает, что студенты испытывают дисбаланс положительных и отрицательных аффективных переживаний, у них присутствует тревожность, депрессивные симптомы; они не полностью удовлетворены своим социальным статусом и актуальным состоянием общества, к которому они принадлежат, это также не удовлетворены межличностными связями и статусом в микросоциальном окружении; у большинства испытуемых низкая самооценка здоровья, а значит плохое физическое самочувствие.

При интерпретации полученных результатов мы исходим из того, что субъективное благополучие (или неблагополучие) конкретного человека складывается из частных оценок различных сторон жизни человека. Отдельные оценки сливаются в ощущение субъективного благополучия. Благополучие создают удовлетворяющие межличностные отношения, возможности общаться и получать от этого положительные эмоции, удовлетворять потребность в эмоциональном тепле. Разрушает благополучие социальная изоляция (депривация), напряженность в значимых межличностных связях.

Обследование студентов по методике «Опросник эмоционального интеллекта» Д.В. Люсина показало, что наибольшее количество баллов набрано по шкале «Межличностный эмоциональный интеллект», в которую входят две шкалы – «Понимание чужих эмоций» (≤0,01) и шкала «Управление чужими эмоциями» (≤0,05). Это значит, что испытуемые способны понимать эмоциональное состояние человека на основе внешних проявлений эмоций (мимика, жестикуляция, звучание голоса) и/или интуитивно; чуткость к внутренним состояниям других людей. Испытуемые способны вызывать у других людей те или иные эмоции, снижать интенсивность нежелательных эмоций. Возможно, склонность к манипулированию людьми. Также испытуемые набрали баллы выше средних по шкале «Понимание своих эмоций» (≤0,05). Это позволяет предполагать, что испытуемые в большинстве жизненных ситуаций способны к осознанию своих эмоций: их распознаванию и идентификации, пониманию причин, способности к вербальному описанию. В то же время, испытуемые набрали низкие баллы по шкале «Управление своими эмоциями» (≤0,05). Это значит, что чаще всего они не способны управлять своими эмоциями, вызывать и поддерживать желательные эмоции и держать под контролем нежелательные. По шкале «Контроль экспрессии» также были набраны баллы, ниже средних значений (≤0,05). Это значит, что испытуемые не способны контролировать внешние проявления своих эмоций.

Как показали сравнительные процедуры, студенты с низким уровнем субъективного благополучия имеют очень низкий общий эмоциональный интеллект, студенты со средним уровнем субъективного благополучия также имеют очень низкий общий эмоциональный интеллект, студенты с высоким уровнем субъективного благополучия отсутствуют.

Таким образом, прослеживается связь эмоционального интеллекта и субъективного благополучия человека. Их взаимосвязь открывает широкие возможности к регулированию психологической безопасности личности, достижению подконтрольности субъекту действия комплекса эндо- и экзогенных факторов, влияющих на его способность к достижению главной для него жизненной цели [2]. Можно предполагать, что человек, способный управлять своими эмоциями и оказывать влияние на эмоции других людей, обладает более высоким уровнем субъективного благополучия, чем человек, не обладающий такой способностью. Очевидно, что понимание эмоций (своих и чужих) является важным фактором в развитии личности, достижении ею субъективного благополучия, психологической безопасности. Признание этого факта позволяет реализовать прицельный поиск путей построения практики психологического консультирования субъектов с разным уровнем эмоционального интеллекта.

Литература

1. Воронина А.В. Оценка психологического благополучия школьников в системе профилактической и коррекционной работы психологической службы: Автореф. … дисс. канд. психол. наук. – Томск, 2002. – 19с.

2. Краснянская Т.М. Закономерности самообеспечения безопасности // Известия Южного федерального университета. Технические науки, 2005. – Т. 53. – №9. – С.147-148.

3. Краснянская Т.М. Психология обеспечения и самообеспечения безопасности: системно-смысловая трансспектива // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета, 2011. – №4. – С.350-354.

4. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Время как интерпретационная категория психологического пространства безопасности личности студента // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета, 2012. – №3. – С.221-225.

5. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: теория, измерение, исследования / Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – С.30-31.

6. Савенков А.И. Эмоциональный и социальный интеллект как предикторы жизненного успеха // Вестник практической психологии образования, 2006. – №1(6). – С.30-39.

7. Созонов А.Е. Гедонистический и эвдемонистический подходы к проблеме психологического благополучия // Вопросы психологии, 2006. – № 4. – С.111.

8. Фесенко П.П. Осмысленность жизни и психологическое благополучие личности: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. – М., 2005. – 16с.

9. Шамионов Р.М. Психология субъективного благополучия // Мир психологии, 2002. – №2. – С.142-143.

Об авторе

Чебанова Гаянэ Владимировна – студентка магистратуры; кафедра психологии личности и правового обеспечения социальной деятельности ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет»

e-mail: 123gayana123@mail.ru

Ссылка для цитирования

Чебанова Г.В. Эмоциональный интеллект студентов с разным уровнем субъективного благополучия.[Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2013. N 4.URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.