Краснянская Т.М.

Краснянская Т.М.

КОМПЕТЕНТНОСТНЫЙ РЕСУРС МЕДИАТИВНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТА В ПРОСТРАНСТВЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЕГО СУБЪЕКТОВ

УДК 159.99

 

English verson:

Аннотация. В статье обосновывается достижение психологической безопасности личности медиатора и субъектов конфликтного урегулирования в качестве показателя разрешения конфликта. Методом исследования выступила теоретическая рефлексия феноменологии медиативного урегулирования конфликта. Раскрыто содержание медиативной компетентности. Показана роль медиативной компетентности как психологического средства достижения субъектами психологической безопасности в ситуации урегулирования конфликта средствами медиации.

 

Ключевые слова: психологическая безопасность личности, урегулирование конфликтного взаимодействия, медиация, медиатор, компетентность, медиативная компетентность.

Об авторе

Ссылка для цитирования

 

Конфликт как форма социального взаимодействия имеет длительную историю существования, соотносимую, вероятно, с историей человечества. Наряду с этим, усложнение условий социального взаимодействия в сочетании с возрастанием актуальности гуманистических подходов к организации бытийных проявлений человека побуждает обратиться к конкретизации ресурсного пространства психологической безопасности личности. Особенно значимой представляется разработка данной проблемы применительно к субъекту урегулирования конфликтного взаимодействия, в том числе в сфере управленческой деятельности, соседских и общинных споров, межэтнических и межнациональных столкновений. Ведь именно в ситуации спора, конфликта в силу падения подконтрольности субъекту действия внешних и внутренних факторов, значимых для онтологической целостности и возможности развития в соответствии с приоритетной жизненной целью, происходит нарушение его психологической безопасности. Очевидно, в таких условиях необходимо обратиться к ресурсным возможностям психологической безопасности его личности. Одним из ключевых составляющих ресурсного пространства психологической безопасности субъекта урегулирования конфликтного взаимодействия нами рассматривается его медиативная компетентность.

Медиативная компетентность в конфликтном взаимодействии представляет собой субъектный феномен, который остается до сих пор малоосмысленным как на научном, так и на обыденном уровне в силу все еще ограниченного использования в повседневной практике родовой для него процедуры – медиации. Между тем, глобальные процессы, происходящие в мире, делают актуальным ускоренное проведение глубокой интеграции идей медиации в правовое сознание российского общества.

Под медиацией в настоящее время в самом общем виде понимается урегулированная законом процедура до- и внесудебного разрешения споров, возникающих из гражданских, трудовых и семейных правоотношений. При ее реализации стороны посредством обсуждения взаимных претензий, значимых для них потребностей и интересов, приоритетных желаний и планов пытаются найти выход из сложной ситуации. Необходимость в данной процедуре возникает при наступлении следующих условий: важности для сторон конфликта их будущих отношений и интересов; признания сторонами своей подверженности сильному влиянию эмоциональной (ценностной) стороны конфликта; оформившегося желания сторон сохранить полную конфиденциальность; значимости для них принятия всеобъемлющего решения по конфликту. В том случае, если возникшие споры затрагивают права и законные интересы третьих лиц или публичные интересы, к ним процедура медиации применяться не может.

Особенностью медиации является то, что в рамках ее процедуры конфликтующие стороны могут на добровольной основе с помощью специально уполномоченного на это лица (медиатора) путем переговоров совместными усилиями выработать и закрепить решение, которое будет приемлемым для каждой из сторон и приведет к разрешению конфликта. Важно то, что медиатор как специально подготовленный посредник в данной процедуре является совершенно нейтральным лицом, он не правомочен решать конфликт по существу, за содержательную сторону вопроса отвечают конфликтующие (медианты). В обязанности медиатора входит только организация, регуляция и оптимизация коммуникативной процедуры, в рамках которой проходит переговорный процесс. Для этого используются специальная система приемов и способов освобождения от конфликтного напряжения, восстановления взаимодействия, порушенного конфликтом. Помогая спорящим сторонам договориться, разрешить возникшие противоречия, медиатор отслеживает соответствие реализуемого при этом взаимодействия определенной целевой направленности, установленной фактическими сторонами конфликта.

Являясь конфиденциальным, неофициальным процессом, основанным на автономности участников конфликта, медиация весомо отличается от урегулирования споров и конфликтов на основе судебного вмешательства. Получая за свои услуги гонорар, медиатор сохраняет полную независимость от сторон конфликтной ситуации, отстраненность от содержания вопроса по существу, беспристрастность к вырабатываемому решению. Немаловажным преимуществом процесса медиации является то, что в ее рамках открываются реальные возможности учитывать и уважать личные убеждения, субъективные интересы, различия и точки зрения сторон конфликта. По ее итогам нет выигравшего и проигравшего, т.к. стороны противодействия приходят к компромиссу сами, с полным осознанием последствий и принятием ответственности за совместное решение. По сути, в рамках медиации с учетом равноправия сторон происходит поиск решения типа «выигрыш – выигрыш» и созидается будущее, взаимоприемлемое для всех участников процедуры.

Необходимой составляющей деятельности медиатора, оказывающей влияние на итоговый результат всей рассматриваемой процедуры, является сохранение состояния психологической безопасности всех субъектов конфликтного взаимодействия, включая психологическую безопасность его собственной личности. Уточним, что под психологической безопасностью личности нами понимается особое состояние динамического равновесия психологической защищенности и открытости действию различных экзо- и эндогенных факторов, не снижающее для нее возможность постоянного развития в направлении значимой жизненной цели.

Угрозы психологической безопасности участников конфликта достаточно обширны. Они, включают в себя, как минимум, игнорирование их субъектных интересов, снижение психоэмоционального статуса, падение самооценки, разрушение позитивных отношений друг с другом. Психологическая безопасность медиатора конфликтного взаимодействия может подвергаться угрозам нарушения эмоциональной саморегуляции, падения уверенности в своем профессионализме и готовности принятия на себя в дальнейшем функций посредничества. Характерной особенностью действия на субъектов медиативного урегулирования конфликтного взаимодействия угроз, влекущих нарушения психологической безопасности, выступает возможность их пролонгированной актуализации. Данные угрозы, могут возникать с первых шагов выстраиваемого взаимодействия и продолжаться даже после официального завершения процедуры медиации, нанося, тем самым, существенный ущерб субъектному благополучию субъектам медиации. В итоге такого развития ситуации сохраняется вероятность рецидива конфликта. Необходимость проведения превенции конфликтов требует признания того, что успешность урегулирования конфликта включает в себя не только его содержательную часть, но и сохранение психологической безопасности всех сторон, вовлеченных в соответствующий процесс, на всех этапах медиации, включая ее непосредственное завершение. Мы исходим из того, что только восстановление психологической безопасности сторон после завершения конфликта является достаточным основанием для того, чтобы утверждать об его окончательном урегулировании.

Успешность разрешения конфликта, приемлемость и психологическая безопасность выхода из него участников процедуры, полноценность психического восстановления впоследствии сторон конфликта во многом зависят от сформированности компетентности ее субъекта – медиатора. Речь в данном случае идет о медиативной компетентности посредника конфликта.

Медиативная компетентность определяется нами как характеристика субъекта, интегрирующая комплекс знаний, умений и способностей, позволяющих ему выступать в качестве эффективного посредника во внесудебном разрешении спора между сторонами и, руководствуясь в своей деятельности принципами беспристрастности и независимости, обеспечивать сохранение и восстановление психологической безопасности себе и фактическим сторонам конфликта.

Содержательно-функциональная сложность и многоаспектность процедуры медиации позволяет ожидать достаточную неоднородность содержания соответствующей ей компетентности, позволяющую выделять в ней ряд компонентов. Изучение источниковой базы позволило нам подтвердить это предположение. Несмотря на ограниченность материала, имеющегося по данной проблеме, очевидно, что медиативная компетентность имеет сложную структуру, позволяющую ей создавать необходимую субъектную основу успешности реализации посреднических функций. Подтвердим это несколькими примерами.

Обратившись к анализу структуры медиативной компетентности, И.А. Чеглова [4] включает в ее состав три компонента – личностный, технологический и процессуальный. Под личностным компонентом медиативной компетентности понимается психологическая способность медиатора руководствоваться в своей деятельности принципами беспристрастности и независимости. Такая способность, по мнению автора, предусматривает владение медиатором набором техник и приемов саморегуляции, навыками профилактики и коррекции психического заражения. Данный компонент компетентности позволяет своему субъекту успешно управлять собственным эмоциональным состоянием в накаленной ситуации конфликта. Под технологическим компонентом медиативной компетентности рассматривается умение работать с коммуникативными технологиями (опираться на фазовую модель переговорного процесса, использовать ее как инструмент; владеть техниками работы с отношениями в переговорах; владеть техниками работы с интересами в переговорах; уметь грамотно обходиться с уловками, манипуляциями и провокациями). Как нам видится, данный компонент рассматриваемой компетентности обеспечивает способность своего субъекта эффективно управлять процедурой взаимодействия противостоящих сторон конфликта. Процессуальный компонент медиативной компетентности, по замыслу автора, определяет способность направлять процесс переговоров в аспекте трех его основных динамик. Ими являются тематическая (направленность и последовательность фаз с возвратами при появлении новых содержаний), психологическая (разрядка напряжения, переход от претензий к интересам и желаниям и их согласованию) и групповая (от разрыва к диалогу, от опосредованной коммуникации к восстановлению прямого общения сторон и их соглашению) динамики. Можно предполагать, что, по замыслу автора, данный компонент медиативной компетентности «ответственен» за разрешение противоречий, составляющих конфликт для субъектов проводимых переговоров. Неудачность выделенной структуры, согласно нашей точке зрения, заключается в слабом учете в ней психологического содержания медиативной компетентности и некотором взаимном дублировании содержания технологического и процессуального компонентов медиативной компетентности.

Достаточно избыточно, как представляется, психологическая структура медиативной компетентности прорисована в исследовательской работе Е.В. Козловой [2]. В процессе теоретического анализа медиативной компетентности автор установила в ее составе когнитивный, эмоциональный, мотивационно-потребностный, перцептивный, рефлексивный, прогностический, операционно-деятельностный, эмпатийный и коммуникативный компоненты. Согласно представленным рассуждениям, когнитивный компонент рассматриваемой компетентности включает особенности мышления, памяти и когнитивного стиля личности в осуществлении коммуникативного процесса; когнитивную дифференцированность. Эмоциональный компонент определяет характер и особенности переработки субъектом поступающей к нему информации. Мотивационно-потребностный компонент – содержательную избирательность психологической наблюдательности и осознанную установку на наблюдение за поведением окружающих его участников процесса. Перцептивный компонент характеризует восприятие и оценивание основных параметров остальных субъектов медиативного взаимодействия. Рефлексивный компонент – осознание себя и особенностей своего взаимодействия с другими. Прогностический компонент – предвосхищение поведения партнеров по общению и развития ситуации конфликтного взаимодействия в целом. Операционально-деятельностный компонент – уровень владения рефлексивно-перцептивными умениями и навыками. Эмпатийный компонент – осознание возможности саморазвития другого в совмещенной психологической системе, готовность принимать его и способность строить взаимодействие, делая акцент на обнаруженных у него положительных качествах. Коммуникативный компонент определяет систему внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективного коммуникативного действия в определенном круге ситуаций межличностного взаимодействия. Согласно точке зрения, высказываемой Е.А. Козловой, медиативная компетенция должна включать в себя также осознанное понимание ее субъектами своей посреднической функции, своей миссии и возложение на себя особой ответственности. Громоздкость и не достаточная систематизированность представленной структуры побуждает нам провести собственную разработку того же вопроса.

Рассматривая медиативную компетентность одной из составляющих ресурсного пространства психологической безопасности личности, конкретизируем ее содержательно-структурную организацию в большей степени в этом аспекте. В качестве ведущих компонентов медиативной компетентности у субъектов урегулирования конфликтного взаимодействия с учетом их психологической безопасности нами рассматриваются личностный и коммуникативно-поведенческий компоненты.

Личностный компонент медиативной компетентности субъектов урегулирования конфликтного взаимодействия, в нашем понимании, характеризуется психическими характеристиками, состояниями и свойствами личности, позволяющими им содержательно разрешать возникающие противоречия сторон переговорного процесса и сохранять у них состояние психологической безопасности.

По своей структуре данный компонент медиативной компетентности также неоднороден и, предположительно, на более низком уровне включает в себя информационно-познавательную, аутопсихологическую и мотивационно-потребностную составляющие.

Информационно-познавательное наполнение медиативной компетентности как составляющей пространства психологической безопасности личности объединяет представления субъекта о причинном поле конфликтов, о себе в конфликте и других участниках конфликта, о психологическом инструментарии их урегулирования в рамках процедуры медиации средствами и способами, обеспечивающими сохранение психологической безопасности всех субъектов конфликта, а также перцептивно-когнитивные возможности их формирования. Информационно-познавательное наполнение медиативной компетентности определяется состоянием сформированных у ее субъекта средств перцепции, рефлексии и когнитивного осмысления конфликта.

Аутопсихологическое содержание медиативной компетентности как составляющей пространства психологической безопасности личности представляет собой субъектное свойство, проявляющееся в высокой степени развития саморегуляции в сферах самосознания и самочувствия [1]. В рамках данного образования акцентируются свойства субъекта, позволяющие направлять его активность на осознание самооценки, природы своего психического состояния не на уровне априорного знания, а на уровне проживания разных мыслей, эмоций, чувств, открытия в себе резервных возможностей психики. Аутопсихологическое содержание медиативной компетентности образуют: устойчивый интерес человека к себе как индивиду, проявляющему в единстве физическую, интеллектуальную и духовную природу; способность к интроспекции; способность к сензитивности по отношению к себе, целеустремленность в процессе самопознания, развития своих знаний, умений, позволяющих глубже познать мир, свое «Я» и через себя мир других. В него включаются также самодиагностика, саморазвитие, самомотивирование, эффективная работа с информацией, способность к самопрофилактике и самокоррекции психического заражения [3]. Значимость данного компонента медиативной компетентности обусловлена тем, что только самодостаточный, самореализованный человек способен к построению эффективного урегулирования споров и конфликтов в рамках переговорного процесса.

Мотивационно-потребностная составляющая медиативной компетентности образуется доминирующими в ситуации конфликта мотивами принятия субъектом на себя посреднических функций, выбора путей и средств урегулирования возникших противоречий, восстановления разрушенных межличностных отношений, принятия решения о прекращении процедуры медиации и т.д. Значимость данного компонента медиативной компетентности обусловлена сочетанием трудностей, сопровождающих процедуру урегулирования конфликта, психических перегрузок, переживаемых посредником, и отсутствием у него личной заинтересованности в содержании договоренности, достигаемой по итогам прекращения конфликта. Мотивы посредников конфликта на сегодня не изучены. Однако, предположительно, среди них должны быть профессиональная гордость, уверенность в себе как личности и специалисте, подтверждение собственной нравственности и эффективности.

Коммуникативно-поведенческий компонент медиативной компетентности, согласно нашей точке зрения, в отличие от ее личностного компонента, в большей степени характеризуется умениями и навыками, позволяющими посреднику достигать успех в конфликтном урегулировании средствами медиации. Ядро данного компонента образует коммуникативная компетентность.

На сегодняшний день в психологии существуют различные определения коммуникативной компетентности. Среди прочего, коммуникативная компетентность рассматривается в качестве системы внутренних средств ориентирования и регулирования коммуникативных действий, включающих в себя локальный социальный этикет, ритуалы, правила регуляции соревновательной активности, «драматургические максимы» – правила самоподачи (Harre). Под коммуникативной компетентностью понимается также способность устанавливать и поддерживать необходимые контакты с другими людьми на основе обладания некоторой совокупностью знаний и умений, обеспечивающих эффективное протекание коммуникативного процесса (Жуков Ю.М., Петровская Л.А.). В предлагаемых трактовках коммуникативная компетентность выступает и как система внутренних ресурсов, необходимых для построения эффективного коммуникативного действия в определенном круге ситуаций межличностного взаимодействия (Петровская Л.А.). Она увязывается с умением выйти из любой ситуации, не потеряв ни грамма собственной внутренней свободы, и в то же время, не дав потерять ее партнеру по общению (Гордон Т.). В контексте процедуры медиации привлекательной является также интерпретация коммуникативной компетентности в качестве способности устанавливать и поддерживать контакты с другими людьми, основанной на представлении субъекта о себе, понимании другого, способности поставить себя на его место, понимании ситуации в целом (Кривцова С.В.). Столь же адекватной рассматривается нами трактовка коммуникативной компетентности в качестве процесса выстраивания компромиссных отношений (Николаева Г.Н.).

Представленные интерпретации послужили основой для нашего понимания коммуникативной составляющей в качестве важного компонента медиативной компетентности, обеспечивающего эффективное построение процесса взаимодействия между сторонами конфликта на основе привлечения медиатором специальных коммуникативных технологий. Разрешение конфликта и обеспечение психологической безопасности сторон данного процесса базируется на коммуникативной компетентности посредника, интегрирующей комплекс умений и навыков оптимизации конфликтного противостояния. Наиболее востребованы в этой связи коммуникативные умения, позволяющие в рамках процедуры урегулирования конфликтов грамотно обходиться с используемыми ее субъектами уловками, манипуляциями и провокациями, переориентируя заложенную в них энергию на реализацию интересов сторон и преобразуя в объеме своих возможностей взаимодействие, осуществляемое по принципу «победитель – проигравший» во взаимодействие «победитель – победитель».

Наряду с коммуникативной, в составе медиативной компетентности мы выделяем также поведенческую составляющую, образованную владением ее субъектом специальными техниками урегулирования конфликтов. К ним относятся, как минимум, умение опираться на фазовую модель переговорного процесса, использовать ее как инструмент; владение техниками работы с отношениями в переговорах и техниками работы с интересами в переговорах.

 

Рассмотрение медиативной компетентности в качестве необходимой составляющей ресурсного пространства психологической безопасности у субъекта урегулирования конфликтного взаимодействия требует признания сложности ее содержательно-структурной организации. Теоретический анализ проблемы позволяет выделить в составе медиативной компетентности субъекта конфликтного урегулирования личностный и коммуникативно-поведенческий компоненты, содержательное наполнение которых «отвечает» за разные аспекты разрешения споров и сохранения психологической безопасности субъектов медиативного прекращения конфликта. Распространение медиативной компетентности связано, по нашим представлениям, с пропагандой знаний о психологии конфликта и развитием способности населения, прежде всего, студентов вуза выстраивать процесс коммуникации и конфликтного урегулирования.

Литература

1. Егорова Т.Е. Формирование аутопсихологической компетентности в условиях групповой интенсивной подготовки: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. – М., 1997. – 24 с.

2. Козлова Е.В. К вопросу о формировании понятия «медиативная компетенция» //аучные проблемы гуманитарных исследований, 2008. – №11. – С.24-32.

3. Прикладная социальная психология / Под ред. А.Н. Сухова и А.А. Деркача. М., Воронеж, 1998. – 688 с.

 

4. Чеглова И.А. Теория и практика медиации // Вестник Восточно-Сибирской открытой академии, 2012. – №1.

Об авторе

Краснянская Татьяна Максимовна доктор психологических наук, профессор кафедры психологии личности и правового обеспечения социальной деятельности ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Красняннская Т.М. Компетентностный ресурс медиативного урегулирования конфликта в пространстве психологической безопасности его субъектов.[Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2013. N 4.URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.