Е.А. Магазева

Е.А. Магазева

СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТНОГО ВЫБОРА (НА ПРИМЕРЕ ВЫБОРА ПРОФЕССИИ)



УДК 159.923

 

English verson:

Аннотация. В статье представлены материалы исследования, посвященного изучению индивидуально-психологических характеристик и детерминант, определяющих особенности индивидуальных стратегий личностного выбора. Эмпирическим путем проверяется гипотеза, что стратегии личностного выбора определяются личностными особенностями: притязаниями, ценностями и ответственностью. В результате исследования выделено четыре типа стратегий личностного выбора: «оптимальная», «функциональная», «ситуативная» и «пассивная»

 

Ключевые слова: личностный выбор, стратегии личностного выбора, индивидуально-психологические характеристики, уровень притязаний, ответственность, ценности.

 

Ссылка для цитирования

 

Выбор относится к одной из основных экзистенциальных категорий человеческого бытия. Как осуществляется уникальный личностный выбор, чем он детерминируется, и какое влияние оказывает на дальнейшее развитие человека – поиск ответов на эти вопросы составляет фундаментальный предмет научного психологического исследования.

Исследования, затрагивающие проблему личностного выбора, обладают исключительной научной значимостью еще потому, что его осуществление и возможный отказ от имеющихся альтернатив может стимулировать переживание тревоги и способствовать либо нормальному психическому развитию, либо регрессу личности [10, 11]. Ощущение невозможности выбора или неспособности его совершать может привести к снижению жизненной активности личности и к появлению психосоматических заболеваний [2, 4].

Изучение проблемы личностного выбора не в меньшей степени отвечает требованиям психологической практики, так как одной из основных задач психологического консультирования является ориентация клиента на принятие ответственных самостоятельных решений в значимых жизненных ситуациях.

Сложность определения понятия «выбор» обусловлена наличием множества его трактовок, что связано, на наш взгляд, с различием методологических подходов исследователей. Выбор как самостоятельный акт рассматривается как ключевой этап в процессе принятия решений [6, 7]. В волевых теориях выбор преимущественно трактуется как акт, дополнительно включающийся в определенных условиях в структуру психических процессов. В мотивационных теориях выбор определяется как процесс постановки целей, обуславливаемый спецификой потребностей и мотивов субъекта [8, 16].

В отечественной психологии рассматриваются два основных аспекта проблемы личностного выбора. С одной стороны, личностный выбор исследуется в контексте жизнедеятельности, обозначается понятие «ситуация выбора», которая определяется как неопределенная, сложная, противоречивая, непонятная, двусмысленная [13, 14]. С другой стороны, личностный выбор определяется как индивидуальная стратегия субъекта, направленная на преобразование неопределенной значимой ситуации и состоящая в «конструировании» или определении альтернатив, критериев их оценки и предпочтении одной из них и ее конкретизации в качестве будущей цели жизнедеятельности [3, 5, 9, 12].

Ситуация личностного выбора включает в себя множество элементов неопределенности, которые касаются, прежде всего, исходов выбора и обусловлены тем, что у субъекта отсутствуют готовые варианты действий по преобразованию этой ситуации в сторону определенности и ясности. Увеличение интенсивности потока информации и объективное сокращение сроков, которые отводятся на осуществление выбора, определяют необходимость выработки индивидуальной стратегии, направленной на разрешение неопределенной ситуации, что предъявляет особые требования к личностным ресурсам.

В рамках этого особый интерес представляет исследование того, как можно содержательно охарактеризовать индивидуальную стратегию субъекта в ситуации личностного выбора и какими личностными факторами она детерминируется.

При планировании эмпирического исследования достаточно важным является вопрос исследования личностного выбора в реальной ситуации жизнедеятельности, обстоятельства которой инициируют необходимость преобразования этой ситуации субъектом для увеличения ее определенности.

Теоретический анализ работ позволил выделить основные условия, при котором возникает необходимость такого преобразования: высокая степень неопределенности, значимости, сложности, новизны данной ситуации. В качестве причин, провоцирующих состояние неопределенности у субъекта в данной ситуации, могут выступать: большое количество разнообразных альтернатив; недостаточность, неполнота или фрагментарность информации у субъекта об альтернативах; неструктурированность представлений субъекта об альтернативах; существование противоречий между действительным и желаемым – потребностями субъекта и возможностями реализовать их в реальных жизненных обстоятельствах.

На основе теоретического анализа нами определены две типичные ситуации личностного выбора в подростковом и юношеском возрасте. В качестве одной ситуации мы рассматриваем ситуацию выбора профессии в подростковом возрасте, особенности которой состоят в необходимости выявления и определения профессиональных альтернатив, в выработке критериев их оценки и в конкретизации профессиональной цели. В качестве другой типичной ситуации мы рассматриваем выбор вариантов построения профессиональной карьеры в юности, состоящий в необходимости выработки отношения личности к самой себе как к субъекту профессиональной деятельности, в дифференциации профессиональных и жизненных представлений и выборе способов достижения профессиональной цели. Эти ситуации объективно заданы на определенном возрастном этапе, их практически нельзя избежать, и они достаточно значимы для большинства людей.

При изучении содержательных особенностей личностного выбора мы должны учитывать, что неопределенность ситуации и необходимость ее преобразования в сторону большей определенности и однозначности, инициируют процесс «конструирования», либо определения субъектом возможных альтернатив и выработку критериев оценки альтернатив. Затем на основе критериев субъект отбирает наиболее подходящую альтернативу и конкретизирует ее в качестве будущей цели. Таким образом, особенности преобразования субъектов неопределенной значимой ситуации выражаются в индивидуальной стратегии, в которой определяются способы и средства достижения, оцениваются последствия, прогнозируются результаты.

В момент осуществления личностного выбора индивидуальная стратегия выстраивается, скорее, в мысленном плане, на уровне конструирования возможных вариантов будущего. Поэтому адекватным инструментом в нашем исследовании может являться прием вербализации (устная и письменная речь) [9].

На основании теоретического анализа мы выделили операциональные характеристики личностного выбора, с помощью которых можно зафиксировать особенности индивидуальной стратегии субъекта:

1. Качественный состав аргументации при отборе альтернатив.

2. Описание последовательности действий по достижению цели.

3. Описание способов достижения цели.

4. Описание способов преодоления препятствий.

5. Учет последствий достижения цели.

6. Ожидание поддержки других людей.

7. Оценка доступности цели.

8. Описание преимуществ выбора.

9. Количество ближних задач.

10. Количество дальних задач.

11. Констатация необходимости саморазвития.

12. Указание на наличие или отсутствие способностей.

В качестве основного подхода, на который мы опираемся в эмпирическом исследовании, выступает типологический подход, основное положение которого заключается в том, что тип личности необходимо рассматривать как целостное образование, не сводимое к ее отдельным качествам [1].

Несмотря на свою сложность, типологический подход позволяет выявлять не только механизмы функционирования личности, но и сформировать представление о путях их генезиса.

Применительно к проблеме личностного выбора типологический метод позволит выявить обобщенную структуру механизмов, форм и связей активности личности в неопределенной значимой ситуации.

Типология стратегий личностного выбора строилась следующим образом: выявлялись показатели выделенных в ходе теоретического анализа индивидуально-психологических характеристик личностного выбора: осознанность, самостоятельность, своевременность, удовлетворенность и временная перспектива, затем определялась степень детерминированности стратегий личностными особенностями: притязаниями, ответственностью, ценностями.

Таким образом, цель эмпирического исследования состояла в выявлении индивидуально-психологических характеристик и детерминант, определяющих особенности индивидуальных стратегий личностного выбора (на примере выбора профессии)

В качестве теоретической гипотезы исследования выступило предположение о том, что стратегии личностного выбора определяются личностными особенностями: притязаниями, ценностями и ответственностью.

Стратегия отбора испытуемых. Отбор испытуемых для исследования проводился на основании показателей неопределенности и значимости ситуаций личностного выбора (профессиональный выбор подростков и юношей). Всего в исследовании приняли участие 418 человек двух возрастных групп: на этапе выбора профессии – 164 испытуемых в возрасте от 15-18 лет и на этапе выбора вариантов профессиональной карьеры – 254 испытуемых в возрасте от 20 до 27 лет.

С каждым участником исследования проводилась консультационная процедура, цель которой состояла в выявлении степени неопределенности и значимости для участников ситуации выбора, в формулировке основных «проблемных зон», в определении целей и последовательности дальнейшей работы над этими проблемами. Схема первой консультации основывалась на методике Н.С. Пряжникова «Профконсультационные перечни». Для проведения интервью с испытуемым использовались вопросы, направленные на выяснение степени информированности испытуемого о профессиональных вариантах и на определение степени доступности представляемых альтернатив. Результаты стандартизированного интервью анализировались с точки зрения недостаточности, фрагментарности и неструктурированности информации об альтернативах, а также наличия противоречий между потребностями субъекта и представляемыми возможностями их реализовать в жизненных обстоятельствах.

Значимость ситуации личностного выбора для испытуемого оценивалась по желанию испытуемого принять участие в дальнейших консультациях, цель которых объявлялась в снижении уровня неопределенности ситуации для испытуемого и выработке способов ее разрешения. Отрывки из типичных протоколов испытуемых, принимавших участие в стандартизированном интервью, организованном экспериментатором приведены в приложении 2.

После процедуры отбора участников основного исследования количество испытуемых сократилось до 270 человек: на этапе выбора профессии – 128 испытуемых (60 мужчин и 68 женщин) и на этапе выбора вариантов профессиональной карьеры – 142 человека (59 мужчин и 83 женщины).

Методы исследования. В соответствии с целями и задачами исследования использовались психодиагностические методы, количественный и качественный анализ эмпирических данных, методы математической обработки данных в их единстве и взаимосвязи. С целью статистической обработки данных применялись: факторный анализ, кластерный анализ, Н-критерий Крускала-Уоллиса как непараметрический ана­лог метода дисперсионного однофакторного анализа для несвязных выборок, U-критерий Манна-Уитни, корреляционный анализ с использованием коэффициента линейной корреляции Пирсона. Для обработки результатов исследования использовалась программа Microsoft Excell 2003, пакет программ статистической обработки данных SPSS.

Методики исследования. На предварительном этапе исследования, задачей которого являлся отбор испытуемых на основании показателей неопределенности и значимости выбора профессии, проводилось интервью (на основании схемы построения ЛПП Н.С. Пряжникова). Результаты интервью анализировались с точки зрения недостаточности, фрагментарности и неструктурированности информации об альтернативах. Значимость для испытуемого ситуации выбора профессии оценивалась по желанию испытуемого принять участие в дальнейших консультациях, цель которых объявлялась в снижении уровня неопределенности ситуации для испытуемого и выработке способов ее разрешения. Для получения диагностических данных на последующих этапах исследования применялся комплекс методик, включающий: методический прием выделения и анализа аргументов при осуществлении выбора, предложенный Д.А. Леонтьевым и Н.В. Пилипко, опросник В.К. Гербачевского для выявления уровней притязаний, методика мотивационной индукции Ж. Нюттена, методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича, опросник Л.И. Дементий «Ответственное поведение».

Типы стратегий личностного выбора испытуемых подросткового возраста. При помощи процедуры кластерного анализа нами выделены четыре стратегии личностного выбора испытуемых подросткового возраста: «оптимальная», «функциональная», «ситуативная» и «пассивная».

У испытуемых с «оптимальной» стратегией при совершении личностного выбора выявлено оптимальное соотношение планируемых действий с возможностями их осуществления. Они придают значение уже существующим интересам, наличию способностей. Проявляются самостоятельность и удовлетворенность, поскольку предполагаемые действия соответствуют цели, приводятся описания прогнозируемых преимуществ, и отсутствует ориентация на помощь других людей. Личностный выбор осуществляется своевременно, так как поставленная цель оценивается как доступная, и учитываются ее последствия. В меньшей степени проявляется осознанность, поскольку приведены только некоторые описания способов достижения и преодоления препятствий. Временная перспектива характеризуется средней протяженностью и недостаточной реалистичностью, так как ближние и дальние цели не согласованы, слабо связаны друг с другом.

У испытуемых с «функциональной» стратегией при осуществлении личностного выбора проявляется удовлетворенность, так как приводится множество его преимуществ, и описываются необходимые действия. Аргументируя выбор, они исходят из характеристик альтернатив, но учитывают свои способности и возможности. Испытуемые ориентированы на самостоятельное достижение результата и подробно описывают планируемые действия, не ориентируясь на поддержку других людей. Личностный выбор осуществляется своевременно, поскольку цель оценивается как доступная, отвечающая потребностям, и учитываются последствия ее достижения. Практически не проявляется осознанность, так как приводится небольшое количество способов достижения и преодоления препятствий. Временная перспектива не протяженная, но цели, поставленные в кратковременной перспективе, связаны между собой, структурированы, что предполагает их реалистичность.

Совершая личностный выбор, испытуемые с «ситуативной» стратегией испытывают удовлетворенность, так как ориентируются на преимущества выбора. Они обосновывают выбор ситуативной аргументацией, либо аспектами, касающимися содержания выполняемой деятельности. Временная перспектива не протяженная, не реалистичная, и количество объектов в различных темпоральных периодах небольшое. Практически не проявляются самостоятельность и осознанность испытуемых, так как выявлена ориентация на социально-психологические опоры, и отсутствуют указания на способы достижения цели, хотя и описываются некоторые средства преодоления препятствий. Личностный выбор осуществляется не своевременно, поскольку цель оценивается как недоступная, и практически не учитываются ее последствия. Испытуемые ориентированы на получение эмоциональной поддержки и склонны к изменению собственного плана действий.

У испытуемых с «пассивной» стратегией при совершении выбора не проявляются удовлетворенность, самостоятельность и осознанность, поскольку не описываются преимущества выбора, и отсутствуют указания на способы преодоления препятствий и достижения цели. Испытуемые обосновывают выбор характеристиками альтернатив, без учета своих способностей. Выбор совершается несвоевременно, так как поставленная цель оценивается как трудная, и в учет не принимаются последствия ее достижения. Временная перспектива испытуемых не протяженная и не реалистичная, также представлено небольшое количество задач в различных темпоральных периодах. В целом, испытуемые практически не планируют ни актуальных, ни перспективных действий, необходимых для достижения желаемой цели.

Таким образом, выявлено, что стратегии личностного выбора испытуемых подросткового возраста различаются степенью проявления индивидуально-психологических характеристик: осознанность, самостоятельность, своевременность, удовлетворенность и временная перспектива.

К личностным детерминантам стратегий выбора были отнесены притязания, ценности и ответственность. На наш взгляд, эти личностные особенности оказывают влияние на степень выраженности в стратегиях испытуемых индивидуально-психологических характеристик.

Исследование показало, что стратегии личностного выбора подростков детерминированы показателями притязаний, ответственности и ориентацией испытуемых на ценности: активная жизнь (Н=10,6), материальная обеспеченность (Н=14,1), наличие друзей (Н=15,9), общественное признание (Н=8,2), развлечения (Н=12,2), семейная жизнь (Н=8,1), исполнительность (Н=7,9,), самоконтроль (Н=15,4) (при уровне значимости p≤0,01, p≤0,05).

Притязания испытуемых с «оптимальной» стратегией реалистичны и сочетаются с их возможностями. Они ответственно относятся к сопоставлению будущих действий, способны оценить противоречия между ними и, осознавая свою ответственность, пытаются своевременно прогнозировать последствия выбора. Мы предполагаем, что у испытуемых не выражена когнитивная перспектива, проявляющаяся в том, что личность способно строить детальные жизненные планы. Однако у них явно проявляется личностно-мотивационная перспектива, то есть, выраженные притязания предполагают направленность личности в будущее и, скорее всего, обеспечат реализацию выбранной испытуемыми альтернативы.

Испытуемые с «функциональной» стратегией в подростковом возрасте ориентируются на материальное благополучие и стремятся к лучшему выполнению запланированного, но, прогнозируя трудности, могут отказаться от планов. Корреляционный анализ продемонстрировал ряд значимых взаимосвязей: при высокой оценке возможностей и при наличии интереса к результатам испытуемые стремятся осознать способы достижения цели. Чем лучше испытуемые представляют ближайшие задачи, тем выше их интерес к выбору и тем ответственнее они подходят к прогнозированию результатов. Рассматривая будущее как зависящее от личных усилий, испытуемые не склонны прибегать к помощи других людей. Чем ответственнее они относятся к обещаниям, которые дают другим, тем лучше стремятся прогнозировать будущие действия. Притязания испытуемых завышены, и у них отсутствует критичность по отношению к временным срокам достижения. Ответственность за выбор принимается в зависимости от критики, либо одобрения внешнего окружения. Поэтому ответственность носит ситуативный характер. В данной стратегии не выражена ни когнитивная, ни личностно-мотивационная перспектива. Испытуемые прогнозируют только ближайшие задачи, а притязая на многое, не склонны брать на себя ответственность за воплощение того, что запланировали. Следовательно, вряд ли результатом данной стратегии станет реализация выбранной альтернативы, поскольку у испытуемых отсутствует готовность к преодолению трудностей.

«Ситуативная» стратегия испытуемых подросткового возраста детерминируется низким показателем уровня притязаний и тем, что при осуществлении личностного выбора у них проявляются негативные эмоции при необходимости принимать ответственность за выбор. Выявлено наличие значимых обратных взаимосвязей: чем больше испытуемые ориентируются на поддержку других людей, тем менее они склонны к проявлению волевых усилий. Чем лучше испытуемые представляют результаты и последствия выбора, тем менее они готовы к мобилизации усилий и к ответственному преодолению трудностей. Только при ощущении себя как способных на лучший результат, испытуемые продумывают способы преодоления препятствий.

Противоречивость этой стратегии заключается в том, что для испытуемых значимы преимущества выбора, но они не склонны прикладывать усилия для их достижения. Возможно, это определяется неуверенностью испытуемых в себе и в том, что они способны чего-либо достигнуть самостоятельно. Ответственность носит либо ситуативный характер, либо не проявляется вовсе. Скорее, они возлагают ответственность на других людей, предполагая, что те могут освободить их от необходимости принятия решения. В стратегии испытуемых не выражены ни когнитивная, ни личностно-мотивационная перспектива, поскольку, осуществляя выбор, они не стремятся четко осознавать будущее и не готовы к реализации планов.

«Пассивная» стратегия испытуемых подросткового возраста детерминируется высокой оценкой возможностей и тем, что они придают большое значение результатам выбора. Они ориентированы на психологическое благополучие и стремятся к контролю результатов своих действий. Корреляционный анализ позволил прояснить эти результаты. Чем лучше испытуемые представляют ближайшие задачи, тем выше интерес и тем больше волевых усилий им нужно прикладывать для достижения цели, поэтому они избегают осуществления планов. Чем больше препятствий прогнозируется испытуемыми, тем меньше они стремятся к осуществлению намерений. Преимущества выбора определяются как не зависящие от личных усилий. Воспринимая выбор как трудный, испытуемые стремятся к прогнозу его возможных последствий.

Анализ притязаний испытуемых с «пассивной» стратегией позволяет отметить их дисгармоничность: неадекватно завышенная оценка возможностей и высокая значимость результатов выбора не согласуются с восприятием выбора как сложного и не зависящего от личных усилий. Притязания не соотносятся со способом достижения, что выражается в отсутствии уверенности в подконтрольности ситуации. Возможно, у испытуемых еще до осуществления выбора проявляется установка на поражение. Они стремятся к прогнозу возможных последствий и неудач, поэтому у них проявляется чрезмерный самоконтроль, который может блокировать активность.

Типы стратегий личностного выбора испытуемых юношеского возраста. При помощи процедуры кластерного анализа нами выделено также четыре стратегии личностного выбора испытуемых юношеского возраста: «оптимальная», «функциональная», «ситуативная» и «пассивная». Содержательная интерпретация стратегий испытуемых подросткового и юношеского возраста является очень схожей, поэтому им даны аналогичные названия. Данный результат может быть обусловлен близостью возрастных периодов или существованием такой же типологии в других ситуациях личностного выбора, что требует эмпирической проверки уже за рамками нашего исследования.

Основные различия состояли в том, что у испытуемых юношеского возраста с «оптимальной» стратегией выше уровень осознанности, они лучше прогнозируют средства достижения, и временная перспектива характеризуется большей протяженностью и реалистичностью, так как ближние и дальние цели согласованы друг с другом. У испытуемых юношеского возраста с «пассивной» стратегией временная перспектива более протяженная, выражена мечтательность, поскольку преобладают описания «дальних» целей и практически отсутствуют описания «ближних» целей.

Для испытуемых юношеского возраста с «оптимальной» стратегией в качестве ценностей выступают: стремление к независимости и творческая деятельность. Также они считают, что не должны нести ответственность за все, что совершают. Эти результаты, объяснимы тем, что испытуемые склонны принимать на себя ответственность только за то, что соразмерно их возможностям, учитывая особенности ситуации. Корреляционный анализ подтвердил это предположение: прогнозируя способы достижения, испытуемые уверены в себе и готовы к ответственному преодолению трудностей. Учитывая неблагоприятные последствия достижения цели, испытуемые уменьшают степень своей активности и склонны к изменению планов. При восприятии задач как легких, испытуемые не склонны к проявлению волевых усилий. Чем лучше испытуемые представляют преимущества выбора, тем более они склонны к активности и инициативности. При анализе этих взаимосвязей проявляется готовность испытуемых к оптимальному выбору. Учет будущих событий позволяет им изменить план действий, если последствия прогнозируются неблагоприятные. Произвольно регулируя уровень личных усилий в зависимости от степени доступности цели, испытуемые демонстрируют гибкость стратегии. В целом, испытуемые обладают адекватными притязаниями, поскольку стремятся установить соответствие желаемого и возможного. Они готовы к ответственному преодолению трудностей и к достижению цели. На наш взгляд, у испытуемых выражена когнитивная перспектива, которая проявляется в том, что они пытаются прогнозировать будущее, а притязания и готовность к ответственности создают гарантию того, что планы будут реализованы.

Испытуемые с «функциональной» стратегией в юношеском возрасте ориентированы на социальное благополучие, на осуществление интересной деятельности. Также они осознают необходимость реализации действий даже при отсутствии интереса и склонны к проявлению волевых усилий. Корреляционный анализ показал, что при планировании действий испытуемые недостаточно ответственно прогнозируют трудности. Воспринимая цель как доступную, они не связывают ее достижение с уровнем личностных усилий. Чем лучше испытуемые представляют преимущества выбора, тем более они склонны к осуществлению намерений. То есть, готовность испытуемых принять на себя ответственность за совершение выбора связывается с ожидаемыми преимуществами. Ответственность испытуемых носит ситуативный характер, поскольку при прогнозе препятствий и последствий они склонны к уменьшению уровня затрачиваемых усилий. На наш взгляд, у испытуемых не выражена когнитивная перспектива, но выражена личностно-мотивационная перспектива. Поэтому, вполне возможно, что в конечном итоге планы испытуемых реализуются, и они достигнут желаемого.

Испытуемые с «ситуативной» стратегией в юношеском возрасте ориентированы на поддержание социальных связей и психологическое благополучие. Они осознают необходимость принятия ответственности за выбор и прогнозируют необходимость проявления волевых усилий. Согласно результатам корреляционного анализа, испытуемые готовы к принятию ответственности за выбор в том случае, если четко представляют способы достижения цели и ориентируются на поддержку других людей. Чем лучше испытуемые осознают преимущества выбора, тем меньшую личную ответственность они проявляют по отношению к процессу его совершения. Чем больше действий планируется испытуемыми, тем меньше они связываются с необходимостью проявления личных усилий.

Испытуемые с «ситуативной» стратегией в юношеском возрасте не склонны принимать ответственность за совершение выбора, а ожидают поддержки и в случае трудностей могут отказаться от выполнения планов. Возможно, это связано с неуверенностью в собственных силах, с желанием подчиниться внешнему контролю. Таким образом, совершаемый ими выбор не является подлинным, поскольку они не следуют собственным планам, а руководствуются целями, которые ставятся социальным окружением.

Испытуемые с «пассивной» стратегией в юношеском возрасте ориентированы на познание и считают, что должны нести ответственность не только за результаты своей деятельности, но и за свои намерения. Испытуемые готовы к ответственному поведению и, на наш взгляд, на данном этапе не вполне объяснимо, почему при совершении выбора они слабо прогнозируют свои действия и способы достижения цели. Возможно, установление корреляционных связей характеристик личностного выбора с показателями ответственности и притязаний поможет интерпретировать полученный противоречивый результат.

Согласно данным корреляционного анализа, прогнозирование способов преодоления препятствий связывается с интересом к результатам выбора, а способов реализации – с необходимостью мобилизовать усилия для достижения желаемого. Чем больше действий планируют испытуемые, тем менее они склонны к мобилизации усилий. Испытуемые склонны к познанию и, возможно, живут только долгосрочными планами, создавая собственную логику внутреннего мира. Эта стратегия, на наш взгляд, демонстрирует неспособность испытуемых практически реализовать личностный выбор и действовать согласно своим планам в реальной жизни. Возможно, стремлению к самоконтролю и осознанная необходимость нести ответственность за все, что они совершат, определяют то, что испытуемые заранее стремятся избежать неудачи и отказываются от активных действий.

Обобщая полученные результаты, необходимо отметить, что одним из главных критериев личностного выбора является способность не только определить цель и запланировать способы ее достижения, но и реализовать эти устремления в действиях. Наличие у субъекта личностно-мотивационной перспективы при совершении выбора предполагает готовность реализовать то, что намечено в мысленном плане.

На наш взгляд, реализуемым личностный выбор будет у тех испытуемых, у которых выявлено наличие личностно-мотивационной перспективы и согласованность притязаний, ценностей и ответственности. Поэтому подлинный личностный выбор совершают испытуемые с оптимальной стратегией в подростковом и юношеском возрасте и с функциональной стратегией в юношеском возрасте.

Выводы исследования.

1.      В качестве индивидуально-психологических характеристик личностного выбора выступают: осознанность, самостоятельность, своевременность, удовлетворенность и временная перспектива.

2.      Особенности стратегий личностного выбора определяются на основании степени проявления выделенных индивидуально-психологических характеристик и в зависимости от их детерминации личностными особенностями: притязаниями, ответственностью и ценностями.

3.      В исследовании выделено четыре стратегии испытуемых подросткового и юношеского возраста: «оптимальная», «функциональная», «ситуативная» и «пассивная».

4.      К юношескому возрасту личностный выбор становится более осознанным у испытуемых с «оптимальной» стратегией, а временная перспектива характеризуется большей протяженностью у испытуемых с «оптимальной» и «пассивной» стратегиями.

5.      «Оптимальная» стратегия личностного выбора, в которой проявляются обозначенные характеристики, детерминируется высокими, либо адекватными притязаниями испытуемых, их согласованностью с ценностями, и готовностью испытуемых принять ответственность за совершенный выбор.

6.      Стратегия испытуемых, в которой выявлено отсутствие, либо низкая степень проявления характеристик личностного выбора относится к «пассивной» и характеризуется дисгармоничностью притязаний, ценностей и ответственности испытуемых.

7.      Промежуточные типы стратегий личностного выбора в подростковом и юношеском возрасте, обозначенные как «функциональная» и «ситуативная» стратегии, детерминируются ситуативным проявлением ответственности испытуемых и неадекватно заниженными, либо завышенными притязаниями.

8.      Личностными основаниями, которые способствуют практической реализации выбора, являются: способность личности к представлению ближайших и долгосрочных задач, способов и средств их достижения, адекватное осознание возможностей и согласованность притязаний, ценностей и ответственности, способность личности к оптимальному изменению содержательных и временных характеристик планируемого в зависимости от внешних условий и внутренних возможностей.

9.      Личностные основания, препятствующие оптимальному осуществлению и реализации выбора: отсутствие готовности к ответственной реализации выбора; неуверенность личности в собственных возможностях; ориентация на поддержку, либо контроль других людей; дисгармоничность притязаний, ценностей и ответственности личности.

 

Литература

1. Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал. – 1983. – Т. 4, № 1. – С. 14-28.

2. Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение. / Пер с англ. С. Могилевского. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. – 352 с.

3.  Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа. – М.: Изд-во МГУ, 1990 – 367 с.

4.  Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. – М.: КСП+, СПб.: Ювента, 1999. – 300 с.

5.  Василюк Ф.Е. Психотехника выбора // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. – М.: Смысл, 1997. – С. 284-314.

6.   Козелецкий Ю. Психологическая теория решений / Под ред. Б.В. Бирюкова. – М.: Прогресс, – 1979.

7.   Корнилова Т.В. Методологические проблемы психологии принятия решений // Психологический журнал. – 2005. – № 1. – С. 7-16.

8.   Левин К. Динамическая психология. – М.: Смысл, 2001. – 572 с.

9.   Леонтьев Д.А., Пилипко Н.В. Выбор как деятельность: личностные детерминанты и возможности формирования // Вопросы психологии. – 1995. – №1. – С. 97-110.

10.  Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики. – СПб.: Евразия, 1997. – 430 с.

11.  Мэй Р. Искусство психологического консультирования. – М.: Класс, 1994. – 144 с.

12.  Наумова Н.Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения. – М.: Наука, 1988. – 200 с.

13.  Первушина О.Н. Человек и неопределенность: на подступах к постановке проблемы // Вестник НГУ. Серия: Психология. – 2007. – №1. – С. 11-19.

14.  Сафин В.Ф. Психология самоопределения личности. – Свердловск, Свердл. пед ин-т, 1986. – 142 с.

15.  Франкл В. Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. – 368 с.

 

16.  Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. – СПб.: Питер, 2003. – 864 с.

Об авторе

Магазева Елена Анатольевна кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии ГБОУ ВПО «Омская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования.

Магазева Е.А. Стратегии личностного выбора (на примере выбора профессии) [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2011. N 4. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.