Дуйсенбеков Д.Д., Нурадинов А.С., Шералы Б.С.

Дуйсенбеков Д.Д., Нурадинов А.С., Шералы Б.С.

ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕЛОВАНИЯ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ЭТНОПСИХОДИАГНОСТИКЕ

 


УДК 159.922

 

English verson:

Аннотация. В статье анализируются перспективы изучения интегральных характеристик индивидуальности человека в контексте психодиагностического исследования, а также рассматриваются различные методологические подходы к комплексной проблеме этнической индивидуальности

 

Ключевые слова: интегральная индивидуальность, личность, этническая обусловленность, этническая идентичность, этническое самосознание, психодиагностика, адаптация тестов, культурно-историческое развитие, измеряемые и неизмеряемые конструкты, этноархетип

 

Ссылка для цитирования

 

Индивидуальность человека как предмет изучения психологической науки является системным, обширным и полиаспектным явлением. Система индивидуальности представляет собой упорядоченную совокупность «жестких» (присущих организму) и «гибких» (свойственных личности) элементов. Обширность понятия и категории индивидуальности позволяет рассматривать ее проявления в контексте практически всех существующих категориальных и парадигмальных представлений, разработанных в психологической науке. В то же время в качестве аспектов исследования индивидуальности могут выступать такие разнородные области как генетическая предопределенность, гомеостатическая регуляция, микро- и макроморфологическая структура, психофизиологические характеристики и обширная сфера психодинамических и собственно психологических особенностей. Как отмечает В.В. Белоус «психологическая наука располагает несколькими подходами к ее исследованию, каждый из которых – будь то аддитивный или неаддитивный, редукционистский или интегративный – отражает определенный и одинаково необходимый аспект объективной реальности. Одни авторы делают ставку на изучение внутренней структуры индивидуальности; другие – на ее взаимосвязи и взаимоотношения с иными системами действительности; третьи – на выяснение функциональной роли целостной индивидуальности и т.д.» [1]. Подобная полиаспектность является следствием того, что человеческая индивидуальность развивается как сложное многоструктурное образование, все элементы и свойства которого образуют единое целое [2].

В этой связи, анализируемую в данной работе проблему целесообразно рассмотреть через призму разработанной В.С. Мерлиным концепции «интегральной индивидуальности» [2], в соответствии с которой интегральную индивидуальность следует понимать как большую саморегулируемую и самоорганизующуюся систему, состоящую из разнопорядковых подсистем действительности. В этой системе, согласно В.С. Мерлину, системообразующую функцию в согласовании разноуровневых свойств интегральной индивидуальности выполняет индивидуальный стиль деятельности, как специфически человеческой формы социальной активности. Развивая системные представления об интегральной индивидуальности, В.М. Русалов выделяет в ней два иерархических уровня: низший дифференциально-психофизиологический уровень, связанный со свойствами организма и высший дифференциально-психологический уровень, включающий индивидно-личностные и социокультурные новообразования [3], а также такие диагностически значимые феномены как этническая идентичность и этническое самосознание человека. Психологическое содержание последних как форм репрезентации в обыденном сознании человека детально изучено исследованиями В.Ф. Петренко в смежной с психодиагностикой области экспериментальной психосемантики [4, 5].

Как правило, человек как объект изучения в психологии, в предметной сфере общей и социальной психологии чаще всего рассматривается в качестве личности, тогда как в психодиагностике предстает как индивидуальность. Последнее соответствует основной практической задаче психологической науки – раскрытию личности как индивидуальности. Собственно, психодиагностика, как отмечает Л.Ф. Бурлачук, «имеет свою специфику в изучении индивидуальности. Это самостоятельное направление исследований обладает развитым понятийным аппаратом и многочисленными методиками, в итоге использования которых возникает особая форма описания личности – измеренная (оцененная) индивидуальность». С соответствии с теорией измеренной индивидуальности, разработанной этим автором, предмет исследования в психодиагностике «может быть условно разделен на измеряемые и лежащие вне сферы измерения индивидуально-психологические феномены. Примером неизмеряемого психодиагностического конструкта (не диагностируемого, но обнаруживаемого соответствующими процедурами анализа) является эдипов комплекс, а измеряемого – достаточно длинный и известный перечень свойств (черт) личности» [6, с. 148]. В рамках данной теории предлагаются три уровня описания измеренной индивидуальности: психодиагностический метод, различные диагностические подходы и конкретные психодиагностические методики [6, 7].

Поддающиеся измерительным психодиагностическим процедурам свойства или черты личности, согласно А.Г. Шмелеву, могут быть рядоположены на основании предложенной им «полиморфной (структурно-разнотипной) трехслойной классификации личностных черт:

·                    базовый макроуровень – глобальные кросс-ситуационные формально-динамические черты-свойства, систему которых можно моделировать в виде пространственных моделей;

·                    мезоуровень – относительно обобщенные черты-навыки, относящиеся к широким классам ситуаций, которые можно моделировать в виде нечеткой топологии (задающей отношения близости) широких пересекающихся таксонов (кластеров, категорий);

·                    микроуровень – локальные ситуационные черты-стратегии, задающие определенные сценарии поведения для конкретных ситуаций; эти черты могут задавать локальную метрику, порядковую или номинальную шкалу в зависимости от типа ситуации и устройства индивидуальной локальной системы конструктов».

Характеризуя приведенную классификацию, А.Г. Шмелев указывает, что в огрубленном виде «первый макроуровень в классификации черт можно обозначить термином «темперамент», второй – «характер», третий – «репертуар личностных стратегий» [8, с. 22].

Нетрудно заметить, что представленная классификация личностных черт в большей мере относится к сфере индивидуальности, нежели личности, особенно уровни, соотносящиеся с темпераментом и характером. Уровень «репертуара личностных стратегий», реализующихся в деятельности, правомерно соотнести с проблемой общих и специальных способностей.

В связи с этим комплексное изучение особенностей этнической обусловленности человеческой индивидуальности в контексте психодиагностического исследования, а также регулятивных и рефлективных механизмов сознания и самосознания человека как диагностируемых параметров индивидуальности, соотносится с методологическими требованиями системного и деятельностного подходов. Анализ дихотомии «регулятивное – рефлективное» (иными словами, соотношения «сознание – личность») применительно к этнически ориентированному исследованию индивидуальности, ее психологического содержания необходимым образом приводит к постановке целого ряда проблем, требующих комплексного анализа.

К ним относятся проблемы адаптации традиционных психологических методов и диагностических методик, а также трудности их культурологической валидизации и стандартизации, проблема этнической принадлежности и идентификации личности, проблема особенностей репрезентации в сознании человека этнической картины мира. В контексте такого подхода возможен охват весьма широкого спектра психических явлений и феноменов, описываемых и объединяемых категориями познания, сознания и самосознания мотивации и личности с последующим выводом этих достаточно традиционных аспектов психологической науки в экспериментально-практическую плоскость.

В начальный период развития отечественной психодиагностики эти проблемы объединялись понятием «материальной наполненности тестов», в которой «должны быть отражены ведущие политические, экономические и культурные моменты конкретной политической эпохи, в конкретных национальных формах и образах, на родном языке» [9, с. 48]. В этой связи авторы статьи, посвященной вопросам создания национальных (этнически ориентированных) тестов и опубликованной еще в 1933 г., Т. Баранова, С. Балаубаев, А. Голяховская, С. Рахматуллина предостерегают о двух разновидностях ошибок в форме национальных тестов, которые в современном методологическом контексте анализа можно обозначить как противостоящие формы психодиагностического редукционизма.

К первой группе таких ошибок авторы относят переоценку национальной формы, «любование ею, подчеркивание ее исключительности, непревзойденности и несравнимости…», что сопровождается неприятием и отторжением ставших общепринятыми изначально европейских и русских понятий и терминов. Подобный этнический «интро-редукционизм», граничащий с изоляционизмом, негативным образом отражается на материальной (лексико-семантической) наполненности тестов и инструкций к ним. Ко второй группе ошибок, которую можно было бы условно обозначить как «экстро-редукционизм», граничащий с размыванием национального, этнически значимого содержания тестов, авторы относят «ошибки недоучета, игнорирования национальной формы в конструкции теста» и, более того, ошибки, связанные с воздействием «прямого великодержавного шовинизма» [9, с. 51]. Поэтому, согласно приведенной точке зрения, проблема создания национальных тестов заключается в нахождении некоего равновесия и искусстве балансирования между этими группами ошибок, методологической равноудаленности от них.

Вместе с тем, психодиагностическое изучение дифференциальных-психологических и социально-этнических компонентов такого сложного феномена как индивидуальность с учетом новых культурно-исторических условий и реалий позволяет скорректировать новые и традиционные теоретические и методологические основания изучения человека, произвести ревизию и переоценку инструментария эмпирического исследования и в целом определить, обозначить и спланировать наиболее вероятностные версии будущих исследований.

Можно предположить, что этнически обусловленная человеческая индивидуальность представляет собой систему, в которой благодаря особым условиям культурно-исторического развития совмещены измеряемые и неизмеряемые конструкты. В нашем представлении поддающиеся диагностическим процедурам измерения конструкты этнической индивидуальности могут быть соотнесены с вышеприведенными уровнями трехслойной классификации личностных черт, разработанной А.Г. Шмелевым [8].

В структурном плане этническая индивидуальность может быть описана и оценена (измерена) на макроуровне глобальных кросс-ситуационных формально-динамических черт-свойств, представленных в координатах общечеловеческих типов темперамента, на мезоуровне обобщенных черт-навыков, воплощенных в своеобразии формирующегося характера, впитывающего в себя весь спектр воздействий социализации, в том числе, и этнической, на микроуровне ситуационных черт-стратегий, отражающих репертуар личностных стратегий человека, который, в свою очередь, связан с особенностями развития и становления его социально-этнической идентичности.

В то же время, не диагностируемые и неизмеряемые конструкты этнической индивидуальности, согласно точке зрения М.М. Муканова, могут быть соотнесены с дихотомией «регулятивное – рефлективное», в которой в «свернутом» виде и зачастую в неосознаваемой форме представлен, историко-этнический опыт, связывающий содержание обыденного сознания отдельного человека с групповым, общественным опытом этноса, к которому он относится и с которым он себя идентифицирует [10].

Центральным и относительно статическим явлением, характеризующим дифференциально-психологический уровень индивидуальности, включающий этнически обусловленные новообразования, является психический склад человека. При этом следует иметь ввиду, что само понятие «психический склад» рассматривается и интерпретируется далеко неоднозначно, что приводит к разночтениям в его понимании. Тем не менее, в работах Г.М. Андреевой это понятие традиционно связано с психологией этнических общностей и представляет ее наиболее устойчивую часть, включающую «национальный, или этнический, характер, темперамент, а также обычаи и традиции» [11, с. 144].

В нашей более ранней работе было предложено достаточно условное и поэтому методологически допустимое отождествление «психического склада» человека с его целостной системой архетипов обыденного сознания, которые в той или иной мере этнически обусловлены. В этой связи нам представляется возможным введение понятия «этноархетип», как дескриптивного средства. В качестве таких этноархетипов можно рассматривать элементы этнически обусловленной системы коллективного бессознательного. Они приводят к становлению и развитию особых разновидностей обыденного сознания, предопределяющих психосемантическую векторизацию эмоционально-оценочного отношения людей к своей или иной этнической группе (этнокультуре, поведенческим паттернам и нормам, к народу в целом).

При этом, в отличие от юнговского понимания архетипов, как субпсихических амбивалентных образований, нейтральных в отношении категорий добра и зла, этноархетипы представляют собой систему автоматически функционирующих социально-психологических дескрипторов, задающих содержание этнической картины мира (особенно в условиях сопоставления своего и чужого этноса). К этим дескрипторам можно отнести пристрастность и стереотипность восприятия представителей того или иного этноса (каузальная атрибуция), а также этнокультурную окрашенность субъективной оценки своих и чужих поведенческих паттернов в условиях межэтнического взаимодействия, или, как отмечается в работах И.А. Зимней, особым образом реализующейся общественно-коммуникативной деятельности [12, 13].

В современных условиях повышенной вариативности этнопсихологических различий, характерных для центрально-азиатского региона СНГ выделяются три разновидности этноархетипов или «когнитивных архетипов индивидуальности» [14]. Во-первых, это так называемый «европоцентрированный» тип, ориентированный на систему ценностей, объединяемых общеевропейскими и западными нормами и эталонами социального поведения. К ним относятся система языковых значений и семантика поведения, достаточно хорошо «просвечиваемая» традиционными и современными психодиагностическими методиками исследования индивидуальности, особенно ее проекций в речевой активности и речевой деятельности [13]. Во-вторых, это условно называемая «ортодоксально-азиатская» разновидность этноархетипа, ориентированная преимущественно на религиозные ценности и этноцентристские нормы поведения. При этом часто наблюдается внутреннее сопротивление представителей этого архетипа по отношению к якобы навязываемым ценностям, характерным для предыдущей разновидности и даже их активное неприятие, что существенно затрудняет применение привычных приемов и техник психологического исследования. Третий тип этноархетипа представляет собой «смешанный» или промежуточный между двумя первыми разновидностями тип.

Следующим явлением, входящим в систему этнической индивидуальности и имеющим преимущественно статическую природу, является национальный характер, в котором отражается специфика исторически сложившихся психических свойств, отличающих одну нацию от другой. Эти психологические свойства или черты характера у каждого народа находятся в определенном соотношении друг с другом, при этом то или иное свойство, или группа свойств, в той или иной степени доминируют над другими. Данное специфически-своеобразное соотношение тесно взаимосвязанных между собой психологических качеств и свойств, по-видимому, и есть национальный характер. Для изучения этого системного образования целесообразно использовать проективные и психосемантические методы, а также средства факторного анализа, позволяющие в сравнительном плане оценивать удельный вес и качество того или иного свойства или группы свойств.

Третьим же компонентом этнической индивидуальности, характеризующимся динамической выраженностью, является обширная совокупность форм психической и социально-поведенческой активности, соотносящейся с «репертуаром личностных стратегий» по предложенной А.Г. Шмелевым классификации личностных черт. Теоретической предпосылкой для их диагностики может выступить дифференциация этнически обусловленной субъективной активности человека по трем направлениям – когнитивном (познавательная активность), аффективно-смысловом (эмоционально-мыслительная активность) и конативном (собственно-поведенческая активность).

В функциональных особенностях этих форм активности проявляется индивидуально-своеобразная система сознания и самосознания человека. Эта система, являясь результатом и продуктом пересечения множественных воздействий и качественных трансформаций социального (социокультурного – культурно-исторического – этносоциального) и биологического (природного – генетического – наследственного), выступает как основная образующая «общего сегмента» индивидуальности, как рефлексирующей и самоидентифицирующейся личности. При этом методологически и диагностически значимым аспектом изучения может и должно стать своеобразие системы сознания и самосознания человека, заключающееся в уникальности и неповторимости характера и особенностей соотношения в строении элементов общего (социального) и единичного (индивидуального), в личностно-центрированных и этнически обусловленных особенностях отражательно-регулятивной сферы психики.

Таким образом, представленное в этой работе пока еще гипотетическое видение проблемы этнической индивидуальности может стать перспективной областью дальнейшего развертывания психодиагностических исследований интегральной индивидуальности человека.

 

Литература

 

1.                  Белоус В.В. Опыт разработки иерархической модели индивидуальности // Вопросы психологии, 2001, № 2. – C. 100-108.

2. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. – М.: Педагогика, 1986. – 256 с.

3. Русалов В.М. Психология и психофизиология индивидуальных различий: некоторые итоги и ближайшие задачи системных исследований // Психол. журн., 1991. – Т. 12. – № 5. – С. 3-16.

4. Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учеб. пособие. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997. – 400 с.

5. Петренко В.Ф. Психосемантический подход к этнопсихологическим исследованиям // Советская этнография, 1987. – № 3. – С. 22-38.

6. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2009. – 384 с.

7. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. К построению теории «измеренной индивидуальности» в психодиагностике // Вопросы психологии, 1994. – № 5. – С. 5-11.

8. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. – СПб.: Речь, 2002. – 480 с.

9. Баранова Т., Балаубаев С., Голяховская А., Рахматуллина С. Вопросы конструирования национального теста // Советская психотехника, 1933. – Т.VI. – №1. – С. 47-55.

10. Муканов М.М. Психологическое исследование рассудка в историко-этническом аспекте. // Дисс. на соиск.уч. степ. д-ра псхн. – М.: Институт психологии АН СССР, 1980. – 409 с.

11. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. – М.: Наука, 1994. – 324 с.

12. Зимняя И.А. Вербальное общение в общественно-коммуникативной деятельности // Мышление и общение. Всесоюзный симпозиум. – Алма-Ата, 1973.– С.184-186.

13. Зимняя И.А. Лингвопсихология речевой деятельности. – М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. – 432 с.

14. Дуйсенбеков Д.Д. К вопросу об этнопсихологическом анализе проблемы индивидуальности // Системное исследование индивидуальности. – Пермь, 1991. – С. 56-57.

15. Нурадинов А.С. Речевая психодиагностика. – Алматы, КазГНУ, 1994. – 44 с.

 

Об авторе

Дуйсенбеков Даулет Дубекович – доктор психологических наук, доцент кафедры общей психологии КазНУ им. аль-Фараби (Алма-Ата).

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Нурадинов Алмат Сабитович – кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Евразийского Национального Университета им. Л.Н. Гумилева

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Шералы Бижан Сейжанулы соискатель КазНУ им. аль-Фараби, магистр психологии

e-mail: bizhan­­Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Ссылка для цитирования

Дуйсенбеков Д.Д. Нурадинов А.С. Шералы Б.С. Перспективы исследования интегральной индивидуальности в этнопсиходиагностике. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2011. N 2. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.