Майборода Т.А., Юбко Л.М. (г. Ставрополь)

Майборода Т.А., Юбко Л.М. (г. Ставрополь)

ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ ДЕВИАНТНЫХ ПОДРОСТКОВ

 

УДК 159.922

English verson:

 

Аннотация.  Исследование посвящено изучению типов копинг-стратегий девиантных подростков в современных условиях развития российского общества. В статье представлены этапы организации, методы и результаты экспериментального исследования.

Ключевые слова: копинг-стратегия, девиантное поведение, подростковый возраст.

 

 

 

Об авторе

 

Ссылка для цитирования

 

 

Для совладания со стрессовыми ситуациями человек на протяжении всей своей жизни вырабатывает и использует так называемые копинг-стратегии, то есть индивидуальную систему защитно-совладающего поведения.

Большинство исследований по совладающему поведению выполнено за рубежом (Amirkhan J.H., Kanner A.D., Lazarus R.S., Ryan N.M., Sacks J.M., Webster S.K. и многие др.). В отечественной психологии изучение совладающего поведения началось сравнительно недавно (Анцыферова Л.И., Балабанова Е.С., Белорукова Н.О., Горьковая И.А., Данилова Т.А., Замышляева М.С. Крюкова Т.Д. Сапоровская М.В. и др.). Из анализа как зарубежных, так и отечественных работ можно заключить, что исследователями описываются различные стратегии совладающего поведения, которые реализуются людьми в трудных жизненных ситуациях.

Теория совладания личности с трудными жизненными ситуациями (копинга) возникла в психологии во второй половине ХХ в. Термин введен американским психологом Абрахамом Маслоу. Под «копингом» подразумеваются постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие попытки справиться со специфическими внешними или внутренними требованиями, которые оцениваются как напряжение или превышают возможности человека справиться с ними [10].

Изучение поведения человека в стрессовых ситуациях привело к выявлению механизмов совладания, или копинг-механизмов, определяющих успешную или неуспешную адаптацию.

В российской психологии понятие «копинг» включено в структуру стресса и переводится как психологическое преодоление или совладание, включающее комплекс способов и приемов преодоления дезадаптации и стрессовых состояний. Понятие «копинг» включает в себя многообразные формы активности человека, оно охватывает все виды взаимодействия субъекта с задачами внешнего или внутреннего характера, с трудностями, которые необходимо разрешить, избежать, взять под контроль или смягчить [11].

В настоящее время выделяют три подхода к толкованию понятия «копинг».

Первый подход трактует его в терминах динамики Эго как один из способов психологической защиты, используемой для ослабления напряжения.

Второй же определяет копинг в терминах черт личности – как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом.

Согласно третьему подходу, копинг должен пониматься как динамический процесс, специфика которого определяется не только ситуацией, но и стадией развития конфликта, столкновения субъекта с внешним миром [9].

Т.Л. Крюкова рассматривает совладание в русле когнитивно-поведенческого подхода и понимает под этим термином социальное поведение или комплекс осознанных адаптивных действий, которые позволяют человеку справляться с внутренним напряжением и дискомфортом адекватными личностным особенностям и ситуации способами [8].

В.А. Бодров считает, что процесс «совладающего поведения», «поведения преодоления» является проявлением индивидуальных способов взаимодействия с окружающим миром, в котором проявляются особенности субъекта и характеристики ситуации, отраженные в его сознании в категориях ценности, значимости, сложности и последствий конкретного события. Такое поведение субъекта выступает как способ противодействия, защиты от нежелательного воздействия ситуации путем преобразования, снижения или смягчения ее требований, избегания, привыкания, приспособления к ситуации в целях снижения или ликвидации условий развития стресса [3].

С.К. Нартова-Бочавер отмечает, что со временем понятие «копинг» стало использоваться не только применительно к экстремальным условиям, но и для описания поведения людей в сложных жизненных ситуациях, при хроническом воздействии стрессоров и повседневных негативных и радостных событий [12].

Вопрос об эффективном и неэффективном копинге напрямую связан с понятием копинг-стратегий. Копинг-стратегии – это те приемы и способы, с помощью которых и происходит процесс совладания.

Р. Лазарус и С. Фолкман предложили классификацию копинг-стратегий, ориентированную на два основных типа – проблемно-ориентированный копинг и эмоционально-ориентированный копинг [14].

Проблемно-ориентированный копинг, по мнению авторов, связан с попытками человека улучшить отношения «человек-среда» путем изменения когнитивной оценки сложившейся ситуации, например, поиском информации о том, что делать и как поступить, или путем удержания себя от импульсивных или поспешных действий.

Эмоционально-ориентированный копинг включает в себя мысли и действия, которые имеют своей целью снизить физическое или психологическое влияние стресса. Эти мысли или действия дают чувство облегчения, однако не направлены на устранение угрожающей ситуации, а просто дают человеку почувствовать себя лучше.

Р. Лазарус и С. Фолкман выделяют восемь основных копинг-стратегий:

-        планирование решения проблемы, предполагающее усилия по изменению ситуации, включающие аналитический подход к решению проблемы;

-        конфронтационныйкопинг (агрессивные усилия для изменения ситуации, определенная степень враждебности и готовности к риску);

-        принятие ответственности (признание своей роли в возникновении проблемы и попытки ее решения);

-        самоконтроль (усилия по регулированию своих эмоций и действий);

-        положительная переоценка (усилия по поиску достоинств существующего положения дел);

-        поиск социальной поддержки (обращение к помощи окружающих);

-        дистанцирование (когнитивные усилия отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость);

-        бегство-избегание (желание и усилия, направленные к бегству от проблемы).

Данная классификация, по мнению Р. Лазаруса и С. Фолкмана, не указывает на то, что человек прибегает исключительно к одному типу копинга. Каждый человек использует комплекс приемов и методов как проблемно-ориентированного, так и эмоционально-ориентированного копинга для того, чтобы справиться со стрессом. Таким образом, процесс копинга представляет собой комплексный ответ на стресс.

Представляется, что каждая используемая человеком стратегия копинга может быть оценена по всем вышеперечисленным критериям хотя бы потому, что человек, оказавшийся в трудной ситуации, может использовать как одну, так и несколько копинг-стратегий. Таким образом, можно предположить, что существует взаимосвязь между теми личностными конструктами, с помощью которых человек формирует свое отношение к жизненным трудностям, и тем, какую стратегию поведения при стрессе он выбирает [2].

Девиантное поведение – это поведение, являющееся отличным от общепринятых норм и вызывающее соответствующее реагирование со стороны общества или социальной группы.

По определению Я.И. Гилинского, поведение является девиантным, если поступки или действия не соответствуют официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам и правилам [4]. Девиантное поведение рассматривается обществом как некоторое социальное отклонение, и характеризуется отступлением от существующих социальных норм, их нарушением, т.е. является «ненормальным» поведением с точки зрения нормативно значимого фактора. В этих, равно как и прочих аналогичных определениях сущности девиантного поведения заложен один общий принцип. Руководствуясь данным принципом, можно с уверенностью сказать, что любые социальные отклонения в большинстве случаев порождаются социальными факторами [13].

Девиантное или отклоняющееся поведение, является понятием социально-психологическим, так как оно не обусловлено нервно-психическими заболеваниями, и обозначает отклонение от принятых в данном конкретно-историческом обществе определенных норм межличностных взаимоотношений. В связи с этим для оценки девиантного поведения, а также его выраженности необходимы социально-психологические и иные критерии.

В отечественной литературе принято выделять в девиантном поведении непатологические и патологические формы. Непатологические девиации являются нарушениями поведения у психически здорового человека. В.В. Ковалев подчеркивает необходимость судить о девиантном поведении как о самостоятельном микросоциально-психологическом явлении, если это девиантное поведение имеет место при отсутствии пограничной психической патологии, в противном же случае имеющиеся нарушения поведения должны расцениваться как клинический признак существующей патологии [6]

Так или иначе, девиантное поведение сохраняет свою связь с поло-возрастными особенностями личности и ее непатологическими отклонениями, а применительно к детям к их числу можно отнести: психологические особенности возрастного развития, возрастные непатологические ситуационно-личностные реакции, особенности характера и социально-педагогическую запущенность [1].

Многие специалисты в области совладающего поведения утверждают, что его активное становление приходится на подростковый и ранний юношеский возраст. Этот период в жизни человека считается самым сложным, кризисным и противоречивым. Подросток сталкивается с массой объективных и субъективных проблем, требующих разрешения. В этой связи важно знать, как подросток справляется с трудностями, сопровождающими его жизнь.

В современном обществе возрастает актуальность анализа психологических особенностей копинг-стратегий в подростковом возрасте, которые регулируют баланс устойчивости отношения подростков к самому себе и эмоциональное принятие собственного «Я». В связи с этим, целью нашего исследования являлось изучение особенностей и выявление типов защитно-совладающего поведения девиантных подростков. Мы предположили, что существует связь между защитно-совладающим поведением подростков и наличием у них поведенческих девиаций.

Данное исследование проводилось на базе муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения кадетской школы имени генерала Ермолова А.П.

В исследовании приняли участие учащиеся 7-9 классов в количестве 16 человек, склонных к девиантному поведению, в возрасте от 13 до 15 лет.

Для изучения копинг-стратегий у подростков с девиантным поведением использовался опросник «Копинг-стратегии» Р. Лазаруса (адаптация Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой), который предназначен для определения копинг-механизмов, способов преодоления трудностей в различных сферах психической деятельности, копинг-стратегий [7].

Обработка результатов методики предполагает оценку восьми шкал:

  1. Конфронтационный копинг
  2. Дистанцирование
  3. Самоконтроль
  4. Поиск социальной поддержки
  5. Принятие ответственности
  6. Бегство-избегание
  7. Планирование решения проблемы
  8. Положительная переоценка
  9. Дистанцирование (19%) и поиск социальной поддержки (19%) как копинг-стратегии характерен для 6 испытуемых. Трое подростков выбирают путь преодоления негативных переживаний в связи с проблемой за счет субъективного снижения ее значимости и степени эмоциональной вовлеченности в нее; характерно использование интеллектуальных приемов рационализации, переключения внимания, отстранения, юмора, обесценивания и т.п. Для остальных троих испытуемых характерно разрешение проблемы за счет привлечения внешних (социальных) ресурсов, поиска информационной, эмоциональной и действенной поддержки. Ориентированность на взаимодействие с другими людьми, ожидание поддержки, внимания, совета, сочувствия, конкретной действенной помощи.
  10. Выраженность психологической защиты девиантных подростков типа «проекция» (9 испытуемых, 56%). В основе проекции лежит процесс, посредством которого неосознаваемые и неприемлемые для личности чувства и мысли локализуются вовне, приписывается другим людям и таким образом становятся как бы вторичными. Негативный, социально малоодобряемый оттенок испытываемых чувств и свойств, например, агрессивность нередко приписывается окружающим, чтобы оправдать свою собственную агрессивность или недоброжелательность, которая проявляется как бы в защитных целях.
  11. Вытеснение, как тип психологической защиты показали двое испытуемых (13%). З. Фрейд считал этот механизм (его аналогом служит подавление) главным способом защиты инфантильного «Я», неспособного сопротивляться соблазну. Другими словами, вытеснение – механизм защиты, посредством которого неприемлемые для личности импульсы: желания, мысли, чувства, вызывающие тревогу, – становятся бессознательными. По мнению большинства исследователей, этот механизм лежит в основе действия и других защитных механизмов личности. Вытесненные (подавленные) импульсы, не находя разрешения в поведении, тем не менее сохраняют свои эмоциональные и психо-вегетативные компоненты. В данном опроснике в эту шкалу авторы включили и вопросы, относящиеся к менее известному механизму психологической защиты – изоляции. При изоляции психотравмирующий и эмоционально подкрепленный опыт индивида может быть осознан, но на когнитивном уровне, изолированно от аффекта тревоги.
  12. Отрицание как тип психологической защиты показали трое испытуемых (19%). Для защиты данного типа характерен так же для двоих испытуемых, посредством которого они либо отрицают некоторые фрустрирующие, вызывающие тревогу обстоятельства, либо какой-либо внутренний импульс или сторона отрицает само себя. Как правило, действие этого механизма проявляется в отрицании тех аспектов внешней реальности, которые, будучи очевидными для окружающих, тем не менее, не принимаются, не признаются самой личностью. Иными словами, информация, которая тревожит и может привести к конфликту, не воспринимается. Имеется в виду конфликт, возникающий при проявлении мотивов, противоречащих основным установкам личности, или информация, которая угрожает ее самосохранению, самоуважению или социальному престижу.
  13. Оставшиеся двое испытуемых показали типы психологических защит «регрессия» (6%) и «замещение» (6%). Один подросток в своих поведенческих реакциях стремится избежать тревоги путем перехода на более ранние стадии развития либидо. При этой форме защитной реакции личность, подвергающаяся действию фрустрирующих факторов, заменяет решение субъективно более сложных задач на относительно более простые и доступные в сложившихся ситуациях. Использование более простых и привычных поведенческих стереотипов существенно обедняет общий (потенциально возможный) арсенал преобладания конфликтных ситуаций. Второму присуще защитное поведение, которое в литературе нередко обозначается понятием «смещение». Действие этого защитного механизма проявляется в разрядке подавленных эмоций (как правило, враждебности, гнева), которые направляются на объекты, представляющие меньшую опасность или более доступные, чем те, что вызвали отрицательные эмоции и чувства.

После обработки результатов испытуемых нами были получены следующие результаты.

Уровень конфронтационного копинга показали 5 испытуемых (31%). Для данной категории характерно разрешение проблемы за счет не всегда целенаправленной поведенческой активности, осуществления конкретных действий. Часто стратегии конфронтации рассматривается как неадаптивная, однако при умеренном использовании она обеспечивает способности личности к сопротивлению трудностям, энергичность и предприимчивость при разрешении проблемных ситуаций, умение отстаивать собственные интересы.

3. Копинг-стратегию «бегство» выбрали всего 2 подростков (13%) – преодоление личностью негативных переживаний в связи с трудностями за счет реагирования по типу уклонения: отрицания проблемы, фантазирования, неоправданных ожиданий, отвлечения и т.п. При отчетливом предпочтении стратегии избегания могут наблюдаться инфантильные формы поведения в стрессовых ситуациях.

4. Принятие ответственности характерно так же для 2 испытуемых (13%). Они признают свою роль в возникновении проблемы и ответственности за ее решение, в ряде случаев с отчетливым компонентом самокритики и самобичевания. Выраженность данной стратегии в поведении может приводить к неоправданной самокритике и самобичеванию, переживанию чувства вины и хронической неудовлетворенности собой.

5. Самоконтроль присущ всего одному испытуемому (6%), он преодолевает негативные переживания в связи с проблемой за счет целенаправленного подавления и сдерживания эмоций, минимизации их влияния на восприятие ситуации и выбор стратегии поведения, высокий контроль поведения, стремление к самообладанию.

6. Планирование решения проблемы не выбрал никто из испытуемых подростков.
Таким образом, можно сделать вывод, что большинство подростков, принимающих участие в данном исследовании, предпочитают преодолевать трудности в стрессовых ситуациях с помощью выбора конфронтационной копинг-стратегии, поиска социальной поддержки или же дистанцирования от проблемы.

Методика диагностики типологий психологической защиты (Р. Плутчик в адаптации Л.И. Вассермана, О.Ф. Ерышева, Е.Б. Клубовой) направлена на выявление основных типов эго-защиты. Он состоит из 97 утверждений, описывающих чувства людей, которые они обычно испытывают. Задача испытуемых состоит в том, чтобы выбрать соответствующие им утверждения [5].

Обработка результатов: подсчитывается количество положительных ответов по каждой из 8 шкал, в соответствии с ключом. Затем сырые баллы переводятся в проценты. На основе процентных показателей составляется профиль эго-защит.

Анализ результатов по данной методике позволил выделить:

На основе результатов эмпирического исследования можно сделать вывод, что большинство опрошенных подростков с девиантным поведением показали преобладание типов защитно-совладающего поведения «конфронтация» и «проекция». Это означает, что для них характерно приписывание окружающим людям, или «ситуационным агрессорам» негативных, социально неодобряемых эмоций, чувств, черт характера, чтобы оправдать собственное девиатное и малоодобряемое поведение. Вместе с таким типом психологической защиты девиантные подростки выбирают конфронтационную стратегию защитного поведения, таким образом, решая появляющиеся проблемы посредством способности личности к сопротивлению трудностям, энергичности и предприимчивости, умения отстаивать собственные интересы.

Таким образом, существует связь между защитно-совладающим поведением подростков и наличием у них поведенческих девиаций: для девиантных подростков наиболее характерна проекция, как тип психологической защиты и конфронтация, как выбор копинг-стратегии.

Литература

  1. Александров А. А. Типология делинквентного поведения при психопатиях и акцентуациях характера // Нарушения поведения у детей и подростков. ‒ М., 2011. – С. 51-59.
  2. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психол. журн. – 1994. – №1. – С. 3-18. [Электронный ресурс]. URL:http://dspace.onu.edu.ua:8080/jspui/bitstream/123456789/7634/1/141-144.pdf (дата обращения: 16.03.2019).
  3. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. – М.: ПЕР-СЭ., 2006. ‒ 528 с.
  4. Гилинский Я.И. Стадии социализации индивида // Человек и общество. Вып. 9. – Л., 1971. – С. 44-52.
  5. Диагностика типологий психологической защиты (Р. Плутчик в адаптации Л.И. Вассермана, О.Ф. Ерышева, Е.Б. Клубовой и др.) / Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М., Изд-во Института Психотерапии. 2002. – C.444-452
  6. Ковалев В.В. Социально-психологический аспект проблемы девиантного поведения у детей и подростков // Нарушения поведения у детей и подростков. – М., 2006. – С. 11-23.
  7. Крюкова Т.Л., Куфтяк Е.В. Опросник способов совладания (адаптация методики WCQ) / Журнал практического психолога. – М., 2007. – № 3. – С. 93-112. [Электронный ресурс]. URL: http://psylist.net/praktikum/00298.htm (дата обращения: 02.02.2019).
  8. Крюкова Т.Л., Сапоровская М.В.Семья: стресс, копинг, адаптация: Проблемы психологии совладающего поведения в семейном контексте. – Кострома: КГУ, 2003. – 170 с.
  9. Купрене Е.В. Современное состояние и методы копинг-стратегий в психологии // Среднее профессиональное образование. – 2011. – №5. – С. 69-72. 
  10. Либина А.В. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации. – М.: Эксмо, 2008. – 400 с.
  11. Либина А.В., Либин А.В. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? // Стиль человека: психологический анализ / Под ред. А.В. Либина. М., 1998. С.190-204. [Электронный ресурс].URL: http://fictionbook.ru/static/trials/00/41/90/00419042.a4.pdf (дата обращения: 21.03.2019).
  12. Нартова-Бочавер С.К. «Coping-behavior» в системе понятий психологии личности / Психол. журн. – 1997. – Т. 18.- № 5. – С. 20-30. [Электронный ресурс]. URL: https://www.twirpx.com/file/724211 / (дата обращения: 18.11.2018).
  13. Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы. / Под ред. Журавлева А.Л., Крюковой Т.Л., Сергиенко Е.А.
    – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. – 474 с. [Электронный ресурс].URL:http://fictionbook.ru/static/trials/09/41/40/09414022.html (дата обращения: 14.11.2018).
  14. Lazarus R.S., Folkman S. Manual for Ways of Coping Questionnaire. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press, 1988. 

Об авторе 

Майборода Татьяна Александровна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики, психологии и специальных дисциплин Ставропольского государственного медицинского университета.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Юбко Любовь Михайловна – педагог-психолог Кадетской школы имени генерала Ермолова А.П., Ставрополь

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

   

Ссылка для цитирования

 

Майборода Т.А., Юбко Л.М. Исследование психологических особенностей копинг-стратегий девиантных подростков. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2020. N 2. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.