Смыслов Д.А. (г. Москва)

Смыслов Д.А. (г. Москва)

ПСИХОСЕМАНТИКА И АНТРОПОНИМИЯ СОВРЕМЕННОГО ИМЕНИ: ИСТОРИЯ И ТЕНДЕНЦИИ

УДК 159.922

English verson:

 

Аннотация. В статье рассматриваются психосемантические, филологические, психологические и социо-культурные аспекты выбора имени. Описываются функции имени и его влияние на его носителя. 

Ключевые слова: психосемантика; стереотип; антропоним; циклическое время; дискретное время; родовая мифология; нарратив; виртуальная реальность; фрики; симулякры; пиктограмма; семантический дифференциал.

 

Об авторе

 

Ссылка для цитирования

 

Имя человека является не только часто первым, что мы узнаём о человеке. Периодически, руководствуясь прежним опытом знакомства с тезками собеседника, люди стереотипически достраивают понимание характеристики и поведения собеседника. В ряде случаев, имя является визитной карточкой человека, или даже того, что обязывает носителя имени к определённому поведению.

К антропонимам традиционно относится всё, то связано с личным именем человека:

-                   личное имя

-                   отчество

-                   фамилия

-                   прозвище или кличка

-                   псевдоним и т.д.

В первые дни жизни, одной из задач родителей становится необходимость выбора имени для нового человека. В целом, с одной стороны, это довольно рядовой и традиционный случай. В то же время, с позиций психологического анализа здесь можно увидеть сразу несколько важных моментов.

Приходя с этот мир из материнской утробы, человек оказывается довольно быстро в царстве циклического времени. Сутью этого времени является обязательная повторяемость ситуаций, предопределённость событий, лиц. В таком времени живут дети до 4-5 лет, которые снова и снова пересматривают один и тот же мультфильм, требуют до бесконечности читать им одну и ту же сказку (к тому же многие произведения детской литературы, ориентированные на данный возраст и сами, являются образцом циклического времени). В циклическом времени изменяется наблюдатель, но остальное не склонно меняться – как то – родители, другие люди, ситуации. Для детей открытием является часто осознание факта, что взрослые когда-то были молодыми, или даже и вовсе – детьми.

Циклическое время – основа первобытных культур, где естественно принято узнавать о том, что с тобой будет, из песен, сказаний, легенд, сказок. Цикличное время менее невротично согласно К. Хорни, так как в нём всё предопределено и объяснено. Человек циклического времени меньше переживает, так как априори знает, что с ним будет (как у В.С. Высоцкого – «...но продуман распорядок действий, и неотвратим конец пути»).

Именно циклическое время связано с сакральными традициями и ритуалами человеческой жизни, где именно цикличность, сменяемость, повторяемость событий, столь важна – на уровне жизни рода – рождение ребёнка, свадьба, похороны. Именно в этих сакральных ритуалах человек погружается в иное время, время, где остальное оказывается наносным и преходящим, а остаётся суть – понимание сущности смысла человека и его взаимоотношений с внешним миров – то есть, это время экзистенциальных вопросов и ответов.

Но даже когда современный человек стремится убежать от тревожащих его мыслей о смысле жизни или понимании её бессмысленности, он всё равно бежит в циклическое время, только на сей раз – заменитель его – это привычки и зависимости, в которых наблюдается та же цикличность, повторяемость, но с одним важным отличием – если в первом случае человек стремится к некоторой активности, то во втором он занимает пассивную позицию, и более зависим от внешних причин, людей, веществ и пр.

Противостоит циклическому времени вторая его разновидность – дискретное время. Это время разрывно, прерывисто, оно поделено на три части – «прошлое» (которого уже нет и его не вернуть), «настоящее» (которое занимает секунды и моментально превращается в прошлое) и «будущее» (которого пока не существует). В дискретном мире человек оказывается невротизирован, он боится допустить ошибки, он стремится продлить настоящее, что невозможно («продлись, продлись очарованье»), и в результате – бежит, бежит от себя, от своих мыслей, от жизни.

В сущности, человек всю жизнь проживает в двух, параллельно протекающих, временах:

- циклическом (система родовых отношений и сакральных традиций, в ряде случаев, несущих религиозный оттенок). Но здесь циклическое время подразделяется на следующие виды:

- сакральное циклическое (религиозные таинства и ритуалы, в которых возможно субъективное погружение в сакральное «первовремя»)

- циклическое родовое (жизнь в пределах родовой мифологии)

- циклическое пассивное (привычки, психологические и химические зависимости)

- дискретном (время европейской цивилизации – время работы, перемещения в пространстве привычной жизни).

Циклическое время окутывает наше существование с раннего детства, закрепляясь и продолжая вполне уверенно существовать по мере взросления человека, только переносясь уже в сферу рода и родовых отношений. Это сфера родовой мифологии, где существует своя иерархия родственных позиций, ролей, взаимоотношений. Но важнее – здесь появляется мифологическое описание событий, произошедших с теми или иными родственниками. Сфера мифологических историй, которые могут с некоторой частотой и периодичностью рассказываться родителями или другими членами рода, характеризуется определёнными этическими, нравственными, поведенческими чертами, на которые обращают внимание представителей молодого поколения (детей или внуков). Погружение последних в такую мифологию позволяет в первую очередь определить их в системе социальных и этических координат, как бы косвенно направляя их в должном направлении.

Выбор имени для новорожденного оказывается также связанным с циклическим временем. Наречение младенца именем несёт в себе сакральный ритуал обретения причастности к конкретной семье, к миру, ко времени.  

Показателем связи ритуала наделения именем с циклическим временем является факт практической идентичности обретения новой жизни, или – нового человека в следующих случаях:

- получение имени от родителей.

- получение прозвища, говорящего об определённой сути поведения или внешности его владельца в определённом возрасте в определённой группе людей. Прозвище (кличка, погоняло и пр. как бы «привязывает» человека к определённым моделям поведения, проводя пролонгацию его черт и особенностей во времени). В украинском языке прозвище (прiзвище) означает фамилию, как некоторую историческую подсказку появления фамилии в русскоязычной культуре.

- получение имени при вхождении в религиозную конфессию (в христианской традиции – имя при крещении). Но это также касается таких случаев, как получение монашеского имени или получении имени в секте.

Имя несёт несколько важных социальных функций:

- Оно «привязывает» человека к определённому времени (оно часто информирует о национальной и языковой принадлежности, сословной принадлежности или претензии и, что не менее существенно – принадлежности к наиболее популярным именам определённого времени). Наиболее ярко «мода» на имена проявлялась в период начала построения нового советского государства – в 20-30-е гг. ХХ. Впрочем, и сейчас подобная тенденция очевидна, правда, ориентированная более на славянские или псевдославянские имена.

- В родах, имеющих длинную генеалогическую историю, традиционно принято называть детей именами с крайне небольшой вариацией. В качестве примера можно привести род бояр Романовых – Михаил, Александр, Николай. Таким образом, имя как бы подчёркивало принадлежность к конкретному роду. В ряде семейств в качестве имени для мальчика передавалось только одно имя от отцу к сыну и т.д.

- Оно косвенно обозначает принадлежность его владельца к определённому сословию или претензию на него. Благородное имя должно подразумевать благородное поведение. Но здесь надо обратить внимание, что, с изменением социальных норм восприятия, некоторые имена становятся несколько проблематичны для восприятия даже их владельцами, от чего часто происходят модификации (сокращению) таких имён (Не Владислав, но Влад, Не Эдуард, но Эд). Также бывают и случаи, когда имея высокое происхождение, в качестве (второго) имени ребёнку даётся имя нарочито народное (Фёкла).

- Наличие имени как бы даёт возможность человеку легально жить в обозначенном временном социуме, чего не могло бы дать имя странное, имеющее неуместное значение или неблагозвучное. В случае позитивного выбора родителями имени ребёнка, он должен прожить обозначенный ему временной период в соответствии со значением имени. И здесь мы подходим к следующей функции имени.

- Имя как нарратив (самостоятельно созданное повествование о некотором множестве взаимосвязанных событий, представленное читателю или слушателю в виде последовательности слов или образов). В данном контексте, имя – это пожелание. Наставление, а в ряде случаев – предостережение. (Это свойственно не всем родителям, так как, безусловно, наличествуют случаи, когда ребёнка наделяют именем необдуманно, спонтанно, без дополнительных значений. Иногда – по красоте звучания имени или его сочетания с отчеством и без соотнесения его со значением имени). Нарратив может быть связан:

- С богами или верховным божеством, а также его волей (рождённый богом, верующий в бога (Алладин), посвящённый богу или богине (Афиноген (Афине), Денис (Дионису), Дмитрий (Деметре), представленный богу (Глеб) и т.д. Его смысл заключается в том, что указанный бог или богиня должны покровительствовать владельцу имени всю жизнь.

  1. В ряде случаев, в имени констатировался сам факт рождения ребёнка на свет при божественном участии, что, судя по всему, должно было дать ребёнку некоторые преференции в жизни: (утверждённый богом (Аким), (дарованный богом (Багдат, Богдан, Богдана, Теодор, Фёдор), (божья помощь (Лазарь), (божья память (Захар, Захария) и т.д.
  2. Подобный смысл несли и советские имена 20-30-х гг. ХХ в., только имена богов там были заменены на имена политиков – (Арлен, Арвиль (Армия Ленина или В.И. Ленина), Варлен (Великая армия Ленина), Вил, Вилен, Вилена, Виленин (Владимир Ильич Ленин), Виливс (инициалы Ленина и Сталина), Вилиор (Владимир Ильич Ленин и Октябрьская Революция), Вилорд – (Владимир Ильич Ленин – организатор рабочего движения), Ленинир (Ленин и революция), Ленслав (Ленинук слава, Стаслав (Сталину слава), Лестаслав (Ленину Сталину слава) (Ленину Слава).
  3. С характеристиками поведения или отношением к людям (имена греческого или славянского происхождения – Андрей (мужественный), Аркадий (счастливый). Евгений (верный), Константин (благородный), Леонид (подобный льву), Людмила (милая людям).

- Отдельный случай – это двойное или парное имя – то есть, имя, идентичное как для мужчины, так и для женщины, с минимальными различиями. Это явление встречается как в российской культуре, так и в традициях других культур и этносов. Разумеется, в каждом из них необходимость таких имён обусловлена разными причинами:

  1. В ряде культур имена, означающие порядок рождения, идентичны как для мужчин, так и для женщин (преимущественно Африка).
  2. У народов Крайнего Севера в ряде случаев имена не несут гендерной направленности, а больше объясняют историю появления ребёнка на свет, отсюда (Снег, Дорога и т.д.).
  3. На Руси парные имена могли даваться двойням – брату и сестре. Глубинная суть этой традиции, скорей всего, заключалась в том, чтобы ещё более сблизить сиблинги, сделав их частью одного целого.
  4. Впрочем, сохранившаяся и по настоящее время традиция парных имён несёт под собой несколько иной смысл. Иногда его можно объяснить тем, что родители хотят ребёнка, но не знают его будущего пола, а имя им нравится.

- Возможен и такой вариант, когда хотели ребёнка одного пола и подобрали для него имя, а появился на свет ребёнок противоположного пола. Результат – родители, не отказываясь от имени, меняют его на вариант того же имени противоположного пола. В любом случае, вариантов парных имён много как в российской, так и в других культурах: Александр – Александра, Василий – Василиса, Евгений – Евгения, Ярослав – Ярослава и т.д. В то же время, следует заметить, что такой вариант выбора имени имеет некоторый недостаток в плане смещения гендерной модели поведения ребёнка, когда его с детства начинают называть именем усреднённого типа, одинаково относящегося к обоим полам. В таком случае можно предположить, что поведение носителя такого имени будет подразумевать большую гендерную вариабельность, но в ряде случаев – неполную гендерную же аутентичность.

- Ещё одна существенная особенность имени – это возможность более точной идентификации человека для некоторого, более узкого, круга людей – коммуникативная сфера индивидуализации человека – это использование производных имени (ласкательно-уменьшенных или модифицированных) для характеристики и отношения к конкретному носителю имени.

>

 

Наконец, говоря о семантике имени, следует особое внимание уделить значению и влиянию смысла имени на поведение его владельца или владелицы. Анализируя символику имен, приходится признать, что абсолютно идеальных имён не встречается, равно как не встречается абсолютно идеальных людей, ибо подобное уже относится больше к мистике или мифологии (где первое – это проявление «абсолютного добра» или «абсолютного зла» – абсолют всегда потусторонен и мистичен, а второе – идеализация и последующая мифологизация культовых исторических личностей – политиков или деятелей культуры. Как раз против подобной мифологизации и выступала серия литературных анекдотов Д. Хармса, превращая идеологическую икону в абсурдисткую буффонаду) [4].

Безусловно, имя человека – а прежде всего – принятие своего имени – важный шаг в становлении личности. В ряде случаев, человек на принимает своё имя и довольно быстро его меняет или просит называть себя другим именем. Безусловно, это уже не те несчастные, «одарённые» родителями такими именами, как»: Даздраперма (от сокращения лозунга «Да здравствует Первое мая!»), Даздрасмыгда (от сокращения лозунга «Да здравствует смычка города и деревни!»), Оюшминальд (от сокращения «Отто Юльевич Шмидт на льдине»), Ревдит – («Дитя Революции»), Пофистал («Победитель Фашизма Иосиф Сталин»), Перкосрак («Первая космическая ракета»).

Но и наше время также добавило новое в этот печальный список: Люцифер, Пельмень, Человек. Да и увлечение родителей архаичными именами (Устин, Пахом, Ефросинья, Феофания) также весьма причудливы и вряд ли будут способствовать успешной социализации носителей таких имён.

Социум, с одной стороны, порождает некоторую моду на актуальные, важные темы для конкретного социального периода. И родители, находясь под воздействием этого эмоционального заражения, выбирают подобные, тематические, имена для своих отпрысков.

Проблемно то, что социальная эпоха уходит, сменяясь новой, а имя остаётся, и очень редкие имена подобного типа успешно сохраняются без изменений. Здесь, пожалуй, Вилен (Владимир Ильич Ленин) или Нинель («Ленин» задом наперёд) являются в нашей стране исключениями ввиду своей благозвучности. Но вероятность того, что нынешние родители выберут для своего ребёнка подобные имена, крайне минимальна.

В то же время, специфическое развитие нашего социума связано с всё большей цифровизацией жизни и, следовательно, всё большему параллельному следованию и проживанию в двух мирах – в физическом и виртуальном. При этом, в дальнейшем стоит ожидать и вовсе преобладания существования человека более в виртуальном, нежели чем в физическом, мире. Мало того, такое явление, как биохакинг – уже является некоторой попыткой совместить физическое и виртуальное в одном [2].

Впрочем, переживание экзистенциальной оторванности от реальности, от понимания целей и смысла собственной жизни – также весьма частные явления нашего современного общества. Впрочем, об этом писал ещё Э. Фромм, описывая, что человек отрывается от тревожащих его вопросов и переживаний и всё больше уходит в просмотр телевизионных передач и сериалов, а также в компьютерную реальность [8]. Фромм предполагал, что вскоре компьютерная (виртуальная) реальность станет возобладать над реальностью физической. Как итог этого – человек не видит себя в обыденной жизни, в привычной картине мира, ему нужно создать что-то, некую новую картину своей реальности, некие условия, где он может доказать себе и другим, что он есть, что он существует. Очень часто причиной подобного поведения – экстремального, странного – является попытка доказать себе и другим, что он на самом деле существует. Это достаточно серьёзная проблема. Значит, в обществе человек не имеет возможности доказать это другим образом, или ему это не интересно. Следовательно, общество не даёт возможностей для самореализации, а виртуальная культура – предоставляет.

В 60-е годы XX века французский философ Жан Бодрийяр заговорил о симулякрах – неких условных ценностях, в которых мы живём. Он впервые обратил внимание на мебель, что современная ему мебель стала из ДСП и стала как бы условной мебелью, не той, какой она раньше была, когда она была как произведение искусства. И потом он пришёл к выводу, что современное рыночное общество – это общество симулякров. Там, где нет настоящих эмоций, есть условные эмоции. Там, где нет настоящих ценностей, есть условные ценности. Интернет относится к симулякрам. И общение людей часто тоже становится симулякром [3].

В своей лекции «Фрики и симулякры» я как раз объяснил специфику современной тенденции создавать образы фриков и сам феномен фрик-культуры. Фрик – это не просто странный человек, это человек, который заявляет о себе в современном медийном обществе, и именно (что странно) образ фрика даёт ему возможность быть более успешным, нежели чем жизнь обычным человеком в обычном обществе [7].

Поиск странных и несуразных для большинства людей, имён для своих детей – явление не совсем новое. Но оно имеет существенное отличие от предыдущих случаев. Так, при «созидании» новых советских имён для людей нового, советского, государства, в первую очередь, важна была именно идеологическая составляющая.

В случае с современными «именами» – важным оказывается именно попытка заявить о себе или своих детях, тем самым выделиться из многих, и доказать (вопрос – кому и зачем?) своё существование.

Вот некоторые из имён, которыми родители наделяют своих детей:

- БОЧ рВФ 260602 (Биологический Объект Человек рода Ворониных – Фроловых, родившийся 26.06.02). 

- Brfxxccxxmnpcccclllmmnprxvclmnckssqlbb11116 

Американский психолог Джон Трейн посвятил исследованию несуразных имён свой труд «Remarkable Names of Real People» («Замечательные имена реальных людей»), в которой назвали Менингит, Ларингит, Аппендицит, Перитонит, Тонзиллит [9].

В целом, подобное явление идентично некоторой тенденции создавать вместо подписей условно идентификационные пиктограммы. Печально созерцать следствие прогрессирующей в обществе инфантильности и оторванности от реальности. Для графолога подобные письмена – отношение пишущего к своей роли в социуме. Вернее, неприятия оной. Важно понимать, что при дальнейшей оторванности от собственного почерка наш соотечественник начнёт превращать свою письменную продукцию в комиксно-пиктографическую. Деградация? Сложно сказать. Но очевидна тенденция к примитивизму.

Сегодняшняя стадия подписи – пиктограмма.

Инфантильность или личностная незрелость в подписи проявляется ввиду двух важных моментов.

  1. Паспорт в РФ выдаётся с 14 лет, а в этом возрасте ещё не многие молодые люди задумываются о необходимости создания подписи. Часто они фактически ещё личностно не зрелы для получения документа и не могут полностью отвечать за свои поступки.
  2. Подпись создаётся не на один год, и часто бывает, детское «самовыражение» в виде осознанной или неосознанной вербальной агрессии закрепляется ещё на несколько лет.

Как результат – шокирующая подпись ввиду своей непривычности. Функция подросткового возраста – расшатывание социальных норм и проверка их на прочность (психопатическая акцентуация). В ряде подписей мы видим всё ту же подростковую психопатию. Но индикатор проблемы – по мере взросления у современного человека инфантильность не исчезает [5].

Впрочем, имя дают родители, а подпись создаёт сам её владелец, а следовательно, он уже имеет выбор. С именем – не всегда такой выбор возможен.

Прямо или косвенно, подсказки всегда находятся рядом, они – в имени человека. Имя было, есть и будет индикатором, информирующем нас о том, с кем мы имеем дело, к какой культуре он принадлежит, а часто, и к какому роду, национальности и сословию он относится. Но особое внимание следует уделять семантике имени – кому имя первоначально было посвящено и что оно означает. Так, посвящая ребёнка Дионису (богу необузданного веселья и плодородия) – не стоит ожидать от него в дальнейшем спокойного и послушного поведения, в том числе в личной жизни.

Согласно менталитету народов Крайнего Севера, отличающегося бесхитростной правдивостью (обусловленной критическими условиями выживания), у хорошего человека всегда хорошее имя (благозвучное), а у плохого – оно неблагозвучно. Как ни странно, подобный подход вполне уместен. Только здесь следует добавить, что у жителя народностей Крайнего Севера обычно два имени – имя, которое ему дают после рождения (сакральное, которое нужно скрывать), и имя, которое он приобретает (вернее, заслуживает) в процессе жизни – и именно ориентируясь на это имя, можно судить о человеке. Этот подход несколько странно выглядит при соприкосновении с семантикой имени в Европе.

В 1952 году американский психолог Ч. Осгуд, анализируя публичные выступления политиков, заметил: из двух примерно одинаковых кандидатов (и их столь же идентичных программ) выигрывает тот, кто использует более благозвучную мелодику речи. В условиях митинга, когда восприятие ориентировано на общее впечатление от выступления, этот фактор оказался одним из решающих [6].

Ч. Осгуд разработал способ управления «музыкой слов», назвав его методом «семантических дифференциалов», показывая испытуемым таблички с написанными бессмысленными созвучиями и слогами, ученый попросил оценить ощущения, вызываемые тем или иным звуком: сильный он или слабый, светлый или темный, большой, маленький и т. д. В итоге сформировались 24 шкалы. Был создан словарь, каждому созвучию соответствовал цифровой код – положение слога по этим шкалам. Как отдельный слог, так и весь текст в целом оцениваются по балльной системе. Немаловажно и взаимное расположение слогов. Замена одного лишь слова может существенно изменить воздействие всего текста [1].

Российский филолог А.П. Журавлёв высказал предположение, что каждому звуку человеческой речи соответствует определённое подсознательное значение. Воспользовавшись техникой «семантических дифференциалов» Ч. Осгуда, А.П. Журавлёв провёл исследование для выяснения этих значений. Позднее, основываясь на идее А.П. Журавлёва, В.П. Белянин, М. Дымшиц, В.И. Шалак создали проект «ВААЛ». Эта программа автоматизирована (скачать её можно на сайте vaal.ru[10]), и занимается анализом букв в составе слов, не учитывая их взаимное расположение.

Ориентируясь на эти исследования, имя может нести и второй информационный пласт, связанный со спецификой звучания.

Именно на него ориентируются некоторые родители, которым нравится звучание имени, но они не желают вдаваться в суть семантики имени.

В ряде случаев, благозвучность имени (а часто его подбирают по принципу сочетаемости с отчеством и фамилией) оказывает существенное влияние на сам выбор имени. В тио же время, подбор звуков для имени может показывать эмоциональное состояние родителей в момент выбора имени для ребёнка. И, увы, будет в некотором плане сказываться на поведении и характере владельца этого имени:

а) на уровне интроспективного восприятия смысла и звучания собственного имени

б) на уровне рефлексии окружающих на звучание и семантику имени

Обратим внимание на некоторые буквы, несущие негативное звучание:

Звуки[1]

Пример

Страшные и злые

«ф», «х», «ш», «щ»

Страшные, но не злые

«п», «к», «у»

Страшные, злые, сильные

«ж», «з», «р»

Не страшные, но злые

«г», «с», «ц»

Вспомним популярные ныне имена и попробуем соотнести их с этим звучанием: Захар, Жанна, Харитон, Роман, Фёдор и пр.

Учитывая довольно высокий уровень социального инфантилизма в современном обществе и некоторую виртуальную оторванность от объективной жизни, психосемантический выбор имени оказывается важным и серьёзным шагом в начальной точке формирования будущей личности носителя этого имени.

Литература 

  1. Котлячков А., Горин С. «Оружие – слово. Оборона и нападение с помощью... (Практическое руководство)». Твои книги, 2012.
  2. Смыслов Д.А. «Взлом и проникновение». «Вечерняя Москва». https://vm.ru/science/726560-vzlom-i-proniknovenie
  3. Смыслов Д.А. Интервью для «Радио России». Психология экстремального поведения групп молодых людей, которые стремятся попасть в запретные зоны. https://www.radiorus.ru/brand/61244/episode/2201108
  4. Смыслов Д.А. Лекция «Иван Павлович Ювачёв и Даниил Хармс две стороны одной медали» из курса «Психологический анализ биографии и творчества некоторых писателей». https://youtu.be/xxzlLq0kkPI
  5. Смыслов Д.А. Новые тенденции в функциональном использовании подписи. Учёные записки по практической психологии. – № 1 (3). Под ред. к.псх.н., доц., проф. Смыслова Д.А. – М.: МРСЭИ. – Видное, 2016.
  6. Смыслов Д.А. Психология трансовых состояний. Трансовое решение личностных проблем. Центр психологических инноваций Московского регионального социально-экономического института. – М.: ЦПИ МРСЭИ, 2016.
  7. Смыслов Д.А. Фрики и симулякры. Лекции по психотерапии. https://youtu.be/1f4Uio4yUCc
  8. Фромм Э. Бегство от свободы, 2016.
  9. Train J. Remarkable Names of Real People. Random House Value Publishing, 1981.
  10. http://vaal.ru/prog/free.php

 

 

Об авторе

 

Смыслов Дмитрий Анатольевич – кандидат психологических наук, доцент, Doctor of science, honoris causa (IANH), Действительный член Международной педагогической академии (МПА). Член-корреспондент Академии имиджелогии (АИМ). Почётный действительный член Международной профессиональной ассоциации психологов (МПАП). Директор Центра психологических инноваций. Профессор кафедры педагогики и психологии Московского регионального социально-экономического института г. Видное,

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Психологический канал Дмитрия Смыслова в YouTube https://www.youtube.com/c/ДмитрийСмыслов

   

Ссылка для цитирования

 

Смыслов Д.А.  Психосемантика и антропонимия современного имени: история и тенденции. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2020. N 2. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.