Нищитенко С.В. (г. Ставрополь)

Нищитенко С.В. (г. Ставрополь)

СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ, ОБЛАДАЮЩИХ ПОЛЕЗАВИСИМЫМ И ПОЛЕНЕЗАВИСИМЫМ КОГНИТИВНЫМИ СТИЛЯМИ

 

УДК 159.922

English verson:

Аннотация. В статье рассмотрены психологические особенности полезависимого и поленезависимого когнитивных стилей педагогов. Представлены анализ и интерпретация результатов эмпирического исследования совладающего поведения и жизнестойкости преподавателей.

Ключевые слова: стрессоустойчивость, жизнестойкость, полезависимый и поленезависимый когнитивные стили, копинг-стратегии.

Об авторе

Ссылка для цитирования

 

На современном этапе развития отечественной системы высшего образования главной задачей является обеспечение его качества, направленного на формирование активной, здоровой, успешной, конкурентоспособной, личности профессионала и гражданина. Однако полноценное решение данной задачи представляется затруднительным без организации целенаправленных усилий по развитию некоторых акмеологических инвариантов профессионализма, в частности, стрессоустойчивости [4, 10].

Стрессоустойчивость лежит в основе успешности педагогической деятельности и является интегральным качеством преподавателя как субъекта деятельности. Она необходима для эффективного осуществления любого компонента педагогической деятельности, и наоборот, овладение преподавателем специальными умениями, обусловленными спецификой различных компонентов педагогической деятельности, повышает уровень его стрессоустойчивости [1, 7].

Под стрессоустойчивостью мы понимаем сохранение способности к социальной адаптации; сохранение значимых межличностных взаимоотношений; обеспечение успешной самореализации, достижения жизненных целей; сохранение трудоспособности; сохранение физического и психического здоровья; формирование продуктивных копинг-стратегий.

Успешность копинг-поведения определяется когнитивными ресурсами. Развитие и осуществление базисной копинг-стратегии разрешения проблем невозможно без достаточного уровня мышления. Развитые когнитивные ресурсы позволяют адекватно оценить как стрессогенное событие, так и объем наличных ресурсов для его преодоления [3, 6, 7].

В отечественной и зарубежной психологии значительное место отводится изучению познавательных, или когнитивных стилей деятельности, интенсивное изучение которых началось западными психологами в 1960-х гг. и несколько позже – отечественными (В.А. Колга, 1976; Е.Т. Соколова, 1976; М.А. Холодная, 1998, 2002 и др.). Необходимо отметить, что отдельные работы 1920-1930-х гг. были посвящены близким феноменам, например «жизненному стилю» у А. Адлера, «ригидности» у Р. Кеттелла и «ригидности контроля» у Дж. Струпа, представлению о соотношении первой и второй сигнальной систем у И.П. Павлова. Концепцию о существовании устойчивых различий в способах восприятия и мышления сформулировал в 1951 г. Дж. Кляйн, а термин «когнитивный стиль» был предложен американским психологом Р. Гарднером [9].

Холодная М.А. под когнитивным стилем понимает комплекс особенностей психической деятельности по восприятию, анализу и переработке информации на основе индивидуальной специфики познавательной деятельности, а также контроля и воспроизведения переработанной информации [9].

В качестве основных компонентов когнитивного стиля выступают: деятельностный компонент (мотив, потребность, цель, произвольная регуляция деятельности и уровня притязаний), ригидность психической деятельности и ее произвольность, дезадаптивные убеждения (личностно-аномальные и социально-тревожные когниции, долженствования, перфекционизм), специфика мыслительной деятельности и внимания (самофокусировка).

В структуру когнитивных стилей входит содержание когнитивных убеждений, формирующихся в процессе когнитивной деятельности (искажения и ошибки), которые провоцируют возникновение патологических механизмов функционирования психической деятельности. При помощи особенностей мыслительной деятельности, фокусировки внимания и корректировки уровня притязаний, специфики целеполагания и определенной тактики психической деятельности в условиях успеха / неуспеха можно оценить важнейшую составляющую когнитивного стиля, смоделировать направленность когнитивной переработки, которая может выступать как условно положительная и условно отрицательная (субъективно приятной и неприятной).

Зарубежная и отечественная психологическая литература содержит в себе описание около полутора десятков различных когнитивных стилей, в зависимости от различных критериев, в том числе:

-        тип восприятия: полезависимость – поленезависимость;

-        особенности когнитивного контроля: ригидность – гибкость;

-        тип реагирования: импульсивность – рефлексивность;

-        сложность: когнитивная простота – когнитивная сложность;

-        диапазон эквивалентности: узость – широта;

-        доминирующий способ обработки информации: образный – вербальный;

-        тип мышления: аналитический – синтетический;

-        локус контроля: экстернальный – интернальный [9].

В рамках нашего исследования мы остановимся на полезависимом и поленезависимом когнитивных стилях. Названные стили впервые были введены в научный обиход американскими учеными под руководством Г. Уиткина в связи с изучением соотношения в перцептивной деятельности зрительных и проприорецептивных ориентиров. Поленезависимость представляет собой умение преодолевать видимое поле и структурировать его, выделять в нем отдельные элементы. Полезависимость предполагает противоположное качество познавательной деятельности, когда все элементы видимого поля являются жестко связанными, а детали трудноотделимыми от пространственного фона.

Способность успешно выделять деталь из сложного изображения оказалась связанной с рядом интеллектуальных, и прежде всего – невербальных способностей. Благодаря этому был сделан вывод о существовании более общей особенности когнитивного стиля, получившей название «способности преодолевать организованный контекст». В зависимости от ее выраженности стали говорить об аналитическом, активном и глобальном, пассивном подходам к полю.

Когнитивные стили полезависимости – поленезависимости можно считать отражающими особенностями решения перцептивных задач. Полезависимость обусловлена тем, что человек ориентируется на внешние источники информации, он склонен игнорировать менее заметные черты анализируемого объекта, что приводит к возникновению трудностей в ходе решения перцептивных задач. Поленезависимость связана с ориентацией человека на внутренние источники информации (знания и опыт), поэтому он в меньшей степени подвержен влиянию внешних ориентиров, более склонен выделять в ситуации ее существенные, а не более заметные черты [9].

Поленезависимые склонны к активному научению; они любят структурировать материал и используют мнемонические стратегии для эффективного запоминания и воспроизведения информации; предпочитают изучать общие принципы, довольно легко их усваивая (А. Фернхем). Полезависимые учащиеся склонны к пассивному научению, используя предложенную им организацию материала.

Поленезависимость связана с высоким показателем невербального интеллекта (образным мышлением), более высокой обучаемостью, успешностью решения задач на сообразительность, легкостью смены установок, с автономностью, стабильностью образа Я, более объективными подходами к проблемам, устойчивостью к внушению, критичностью, более высокой моральностью. Однако поленезависимые хуже ладят с людьми, склонны ими манипулировать, менее позитивно оценивают их и себя, труднее разрешают конфликты. Группа, состоящая из одних поленезависимых, редко приходит к соглашению по спорным вопросам. Работая в паре, поленезависимые берут на себя руководство работой даже в том случае, если по инструкции им отведена подчиненная роль.

Холодная М.А. отмечает, что полезависимые учителя ориентируются на межличностные контакты, любят дискуссионные форму обучения, тогда как поленезависимые учителя сохраняют дистанцию с учениками и предпочитают лекционные формы обучения. Когда полюса когнитивного стиля преподавателя и студента совпадают, они описывают друг друга более позитивно, давая друг другу более высокую оценку [9].

На профессинально-поведенческом уровне «поленезависимость» может проявляться как: «автономизация» восприятия окружающего фона (поля); независимость от «внушения» окружающей пространственной организации; высокая аналитичность; «критичность» восприятия и анализа информации; способность структурировать целое (общее); чувство пространственной ориентации; высокий уровень абстрагирования. В то же время «полезависимость» может проявляться как: пассивность, конформность, частность восприятия и анализа окружения, невысокий уровень самоосознания своего поведения и дифференцировки схемы своего тела.

На профессинально-поведенческом уровне «полезависимость» может проявляться как: вовлеченность, «внушаемая адаптивность»; ослабление автономной пространственной ориентации; «некритическая» целостность подхода; конкретность восприятия; низкий уровень «независимой» абстракции.

Г. Виткин и др. было установлено, что полезависимые более конформны, а поленезависимые активнее ищут информацию и оказываются более осведомленными. Полезависимые люди более расположены к психогенным расстройствам, менее моральны (среди лиц, совершивших криминальные деяния, преобладают полезависимые), более внушаемы, чувствительны к социальным воздействиям, сильнее нуждаются в поддержке со стороны окружающих, лучше ассимилируют противоречивую информацию, более «удобны» в общении, так как им свойственна теплота и сердечность (В. Крозье). Согласно М.А. Гулиной (1987), полезависимость связана с низкой тревожностью. Поленезависимые лица обнаруживают высокую личную автономность, стабильный образ «Я», низкий уровень интереса к другим людям, устойчивость при внушении, критичность, компетентность и отчужденность

По мнению И.Г. Скотниковой, в основе склонности к риску полезависимых лиц лежит стремление как можно быстрее выйти из ситуации неопределенности, которую они не могут переструктурировать или переопределить (Кочетков, Скотникова, 1993).

Холодная М.А. обращает внимание на поведение поленезависимых и полезависимых лиц в психотравмирующих ситуациях. Первые используют защиты, предполагающие активную переработку познавательного опыта (изоляцию, интеллектуализацию, проекцию), тогда как для вторых типичным является использование защит, связанных с отвержением эмоциогенного содержания (вытеснения, негативизма). Исследования Уиткина подтверждают, что независимые от поля люди обнаруживают большую способность в контроле исполнительных действий и регуляции аффективных состояний [9].

Таким образом, когнитивные стили – это индивидуально-своеобразные способы переработки информации о своем окружении в виде индивидуальных различий в восприятии, анализе, структурировании, категоризации, оценивании происходящего. Основным различием между полезависимыми и поленезависимыми субъектами можно считать особенности их информационно-поисковых стратегий: полезависимые используют другого человека как средство разрешения проблемных ситуаций – отсюда повышенная потребность в кооперативных и аттрактивных формах общения, тогда как поленезависимые субъекты опираются на свой собственный опыт, предпочитая самостоятельно анализировать ситуацию и принимать решения.

 В связи с обозначенной выше актуальностью, наше исследованиебыло направлено на выявление особенностей копинг-стратегий педагогов, обладающих полезависимым и поленезависимым когнитивными стилями.

Общее количество испытуемых составило 20 человек: преподаватели Института образования и социальных наук, а так же преподаватели Института нефти и газа. Средний возраст испытуемых равен 33 годам.

Диагностика когнитивного стиля преподавателей осуществлялась с помощью методики «Включенные фигуры» К. Готтшальдта [5]. Для определения копинг-стратегий мы использовали личностный опросник «SACS» [8]; жизнестойкость была диагностирована с помощью теста жизнестойкости (Методика С. Мадди, адаптация Д.А. Леонтьева) [2].

По результатам методики «Включенные фигуры» К. Готтшальдта, испытуемые были разделены на две группы: в первую вошли преподаватели с полезависимым когнитивным стилем (70% испытуемых), во вторую – испытуемые с поленезависимым когнитивным стилем (30% испытуемых).

При исследовании жизнестойкости было выявлено, что у группы исследуемых с выраженным поленезависимым когнитивным стилем в 80% случаях показатель жизнестойкости был выше нормы. Данный показатель свидетельствует об отсутствии внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совладания со стрессами и восприятия их как менее значимых. В группе испытуемых с полезависимым когнитивным стилем показатель жизнестойкости был выше нормы только в 60% случаях. (Рис. 1).

Необходимо отметить, что такое различие обусловлено разными показателями критерия вовлеченность. Статистический анализ по U-критерию Манна-Уитни, предназначенному для оценки различий между двумя выборками по уровню исследуемого признака, показал, что различия между показателями критерия вовлеченности у поленезависимых и полезависимых педагогов статистически значимы (UэмпUкр при р0,01).

Рис. 1. Сравнительная характеристика критериевжизнестойкости у полезависимых и поленезависимых преподавателей

Статистический анализ по U-критерию Манна-Уитни показал значимые связи между стратегиями и моделями копинг-поведения у полезависимых и поленезависимых преподавателей (различия статистически значимы, Uэмп Uкр при р 0,01). А именно, просоциальная стратегия поведения и соответствующие ей модели поведения (вступление в социальный контакт и поиск социальной поддержки), были ярко выражены у исследуемых с полезависимым когнитивным стилем (Рис. 2).

Рис. 2. Средние показатели стратегий и моделей копинг-поведения полезависимых и поленезависимых преподавателей

На основе проведенного эмпирического исследования можно сделать вывод о том, что для преподавателей с выраженным поленезависимым когнитивным стилем характерна большая сопротивляемость стрессу, а также уравновешенность, способность контролировать себя, относительная уверенность в себе. Полезависимые преподаватели ориентируются на межличностные контакты, любят дискуссионные форму обучения, тогда как поленезависимые педагоги сохраняют дистанцию со студентами и предпочитают лекционные формы обучения. Поленезависимые склонны манипулировать людьми, менее позитивно оценивают их и себя, испытывают трудности при разрешении конфликтов.

Применение методов статистического анализа позволяет предположить наличие связи между когнитивным стилем преподавателей и уровнем их жизнестойкости, а так же выбором копинг-стратегий в процессе работы в вузе.

В группе поленезависимых исследуемых критерий вовлеченности значительно отличался от аналогичного показателя группы полезависимых исследуемых. Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие подобной убежденности порождает чувство отвергнутости, ощущение себя «вне» жизни.

Деятельность преподавателя в вузе является стрессовой, поэтому необходима разработка превентивных технологий по борьбе со стрессом, важным условием повышения стрессоустойчивости преподавателя будет являться процесс самоанализа, а так же стремление и желание выбирать продуктивное совладающее поведение, владение с опорой на доминирующий когнитивный стиль личности.

Литература

  1. Апчел В.Я., Цыган В.Н. Стресс и стрессоустойчивость человека. – СПб.: Питер, 2011. – 86с.
  2. Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестойкости. – М.: Академия, 2006. – 45с.
  3. Марищук В.Л., Евдокимов В.И. Поведение и саморегуляция человека в условиях стресса. – СПб.: Сентябрь, 2011. – 260с.
  4. Нагирнер И.И. Условия формирования стрессоустойчивости в образовательном процессе вуза. // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №5.
  5. Реан А.А. Практическая психодиагностика личности. – СПб.: Изд-во СПб ун-та, 2011. – 224 с.
  6. Соловьева О.В., Левченко В.О. Особенности совладающего поведения современного подростка, отражающие связь с его личностной успешностью. // Сборник научных трудов SWorld. – Одесса: Черноморье, 2007. – Т. 16. – № 4. – С. 42-43.
  7. Соловьева О.В., Халилова Л.А. Креативность в структуре педагогического мышления будущих преподавателей высшей школы. // Прикладная психология и психоанализ. – 2010. – № 2. URL:http://ppip.idnk.ru.
  8. Трошин В.Д. Стресс и стрессогенные расстройства: диагностика, лечение, профилактика. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2007. – 784с.
  9. Холодная М.А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. – СПб.: Питер, 2009. – 384с.
  10. Церковский А.Л. Современные взгляды на проблему стрессоустойчивости. // Вестник ВГМУ. – 2011. – №1 – С.1-19.

 

Об авторе

Нищитенко Светлана Владимировна – аспирантка 2-го года обучения направление подготовки 37.06.01 Психологические науки Северо-Кавказского федерального университета, г. Ставрополь

 

Ссылка для цитирования

Нищитенко С.В.  Стрессоустойчивость преподавателей, обладающих полезависимым и поленезависимым когнитивными стилями. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2017. N 1. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.