Андреева Н.Н.

Андреева Н.Н.

ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТАЙНЫ ЧУВАШСКОЙ ЛЕГЕНДЫ «ДЕВУШКА НА ЛУНЕ»

УДК 159.922

 

Аннотация. В статье раскрыты противоречия, существующие между метафоричным текстом чувашской народной легенды и её подтекстом, имеющим отношение к реалиям современной жизни.

Ключевые слова: непреднамеренный суицид, эгоцид, регрессивные способы поведения, бессознательное стремление к духовному перерождению, психологическая инициация, личностная трансформация, антисуицидальная работа психологов и педагогов, сказкотерапевтическая драматизация легенды.

 

Об авторе

Ссылка для цитирования

Народная сказка несёт в себе мировоззрение, культуру своего народа. Она развивает и воспитывает человека, передавая ему самое сокровенное и характерное для нации. К примеру, чувашские народные легенды, мифы и сказки недирективно, метафорично внушают слушателям и читателям модели поведения, особенности характера и способностей, потребности, ценности, убеждения, верования, жизненные сценарии, смыслы и миссии, свойственные чувашам. Интересно, какую воспитательную программу содержит в себе известная чувашская народная легенда «Девушка на Луне»? Как Вы считаете, что она отражает, какие мотивы поведения и мировоззрения героини?

Испытание девушки на мастерство (от коммуникативного до жизненного) и её психологическую инициацию (посвящение)? Отголоски матриархата (власти матерей) и культ мачехи? Гибель падчерицы из-за злой-презлой мачехи-колдуньи? Несчастный случай? Греховный суицид (самоубийство) девушки? Высокую духовность, чистоту девушки и её вознесение к богам в небеса? Её переход – возврат в страну вечных прообразов (первообразов, архетипов)? Проявление инстинкта смерти (Танатос) человека в форме аутоагрессивного поступка? Феномен социально-психологической дезадаптации личности в виде аутодеструктивного (саморазрушительного, самоустраняющего) поведения? Чувство или комплекс неполноценности личности? Такую этническую особенность чувашей, как приверженность к цивилизации ненасилия: отсутствие агрессивности, покорность, уступчивость, смирение, отсутствие стремления возвыситься и господствовать над другими, робость, кротость, скромность, безмерную терпимость чувашей? Отсутствие у тихой, безропотной девушки воли к превосходству над тёмными силами (над колдуньей и ведьмами)? Или, наоборот, яркое проявление силы воли и духа девушки в форме внутреннего протеста и нарушения табу (священного запрета), наложенного на суицид? Пример эскапизма, то есть ухода молодёжи в виртуальный, иллюзорный мир от трудностей и проблем реальной жизни? Стратегию убегания от реальности (по типу «20 способов убежать от реальности»)? Мифическое объяснение лунных пятен? Что-то ещё – что именно?

Думаю эта легенда, к сожалению, транслирует деструктивные, жизнеисчерпывающие, не жизнеутверждающе-созидающие установки, поскольку земная девушка, не выдержав мощных, опасных испытаний, несчастная и одинокая, перешла в иной – верхний, лунный мир, ушла в безвоздушное, безжизненное пространство. Вынужденно, не совсем по своей воле, но ушла. Конечный результат её судьбы напоминает завершение земной жизни русской народной Снегурочки: «Снегурочка побежала за подружками и стала прыгать через огонь, вдруг потянулась она вверх лёгким паром, свилась в тонкое облачко, растаяла и полетела в высоту поднебесную» [7, с. 6].

Суицид (лат. «suicaedere» – убивать себя) – умышленное, намеренное лишение себя жизни. Девушка из чувашской легенды не хотела убивать себя, напротив, она взмолилась: «Не дай погибнуть, ясный месяц!» [9,с. 18]. Но какие реальные результаты и последствия получила её мольба? «Луна услышала мольбу девушки, засияла ещё сильней и на своих лучах подняла девушку с вёдрами с коромыслом к себе. Теперь ведьмам до неё было уже не дотянуться». Да, земные ведьмы оставили её в покое, девушка возвысилась над ними (это текст, явный смысл – «по писаному»). Однако у неё не остались земные шансы встретить любимого человека, выйти за него замуж, родить детей и хранить семейное счастье, приумножая народную, общечеловеческую мудрость и счастье. Следовательно, с точки зрения жизненных ценностей и перспектив девушка всё потеряла, совершив непреднамеренный суицид (это подтекст, скрытый смысл – «по неписаному»). Хотя, надо заметить, с точки зрения вечности она осталась жива в памяти людей, а именно в памяти чувашского народа, превратившись в легенду; но в деструктивную – без счастливого конца и укреплённой веры в добропобедность. Таким образом, в чувашской народной легенде «Девушка на Луне» имеется существенное противоречие между метафоричным, романтично-красивым текстом и подтекстом, имеющим отношение к реальной жизни.

Понятие «суицид» многолико; оно является не только личностным феноменом, но и социальным, этническим, историческим, антропологическим, философским, психолого-педагогическим, медицинским, юридическим, религиозным, геологическим, др. Существует взаимосвязь между аутодеструктивным поступком тихой, работящей девушки-красавицы и микросоциальными условиями, в которых она жила (со злой-презлой колдуньей, которая постоянно ругала, изводила непосильной работой, стремясь во что бы то ни стало погубить её), а также окружением, в котором девушка оказалась (в ясную, морозную, глухую полночь с полнолунием у реки с прорубью, где со всех сторон окружали страшные ведьмы, носившиеся вокруг на помелах и мялках, протягивая костлявые руки, щёлкая железными зубами, желая её растерзать). Получается, вынужденный суицид девушки на Луне – это следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта. И непреднамеренным самоубийством являлся уже её первый недальновидный, неосторожный поступок – безропотное согласие на ночную «прогулку» к речке за водой. Непреднамеренное самоубийство, в основе которого также лежали неведение и пренебрежение опасностью, и её второй поступок – обращение за помощью к месяцу (точнее, к полной луне), а не к земным помощникам (к вёдрам с коромыслом, нательному крестику, оберегу, др.) или к своим внутренним ресурсам (к здоровому инстинкту самосохранения, например).

Согласно теории Эмиля Дюркгейма существует четыре вида суицидов [11]. Большинство суицидов эгоистичны. Саморазрушение в этом случае объясняется тем, что человек чувствует себя отчуждённым и разъединённым с обществом, семьёй, друзьями. Существует также аномическое (франц. «anomie» – беззаконие, безнормность) самоубийство, которое возникает, если человек терпит неудачу в адаптации к серьёзным социальным изменениям и новым для него стандартам жизни. Фаталистическое самоубийство возникает вследствие чрезмерной общественной регламентации, то есть излишнего контроля общества над человеком. Следующий вид – альтруистическое самоубийство, при котором авторитет группы над человеком является столь большим и значимым, что он теряет свою идентичность и в силу этого жертвует собой на благо общества. Считаю, постоянное доминирование агрессивной мачехи-колдуньи над тихой, ведомой падчерицей, вне всякого сомнения, способствовало потере личностной идентичности и возникновению позиции жертвы у последней. Имеет большое значение, кем себя считала падчерица в глубине души и как она отвечала на рефлексивный вопрос: «Кто я?». Судя по признакам её альтруистического поведения, завершившегося непреднамеренным самоубийством, глубинные, сокровенные, не до конца осознаваемые ответы этой девушки вряд ли были бы жизнерадостными и уверенными в себе, хотя внешне, на социальном уровне она была «…всё такая же красивая да пригожая. Заговорит – словно жаворонок запоёт, улыбнётся – будто ясным солнышком всё кругом осветит. Всем нравилась красавица, все её любили». И окружающий мир девушка воспринимала позитивно, соответственно относилась к нему – «Любуясь лунным сиянием, девушка спустилась к проруби». Так, имелись существенные различия в осознаваемых и неосознаваемых мотивах её поступков; словно видимые мотивы действовали по принципу «Я добрая и хорошая», скрытые – «Я слишком добрая и хорошая, чтобы защищать себя от мачехи-колдуньи», потенциальные – «Я могла быть лучше, если бы не ведьмы». Как говорится, дуб как будто хорош, но с дуплом («юман аван та, варри хăвăл»).

В целом, самосознание («я-концепция») человека играет важную роль в адаптации личности к социальной среде, особенно в осложнённых условиях конфликтов, стрессов, фрустраций. Ведь от самосознания в значительной степени зависит выбор стратегии адаптации в сложных ситуациях. Так, переходит ли человек в наступление или покидает «поле боя» или пассивно приспосабливается к ситуации, продолжая оставаться в ней, помимо других факторов, определяется и тем, кем он себя считает, какие способности, силы видит и чувствует в себе по сравнению с другими людьми. Как известно, эта девушка покинула «поле боя» с помощью Луны.

Касаясь вопроса о самоубийстве, Карл Юнг указывал на бессознательное стремление человека к духовному перерождению [12]. Оно может стать важной причиной смерти от собственных рук. Люди не только желают уйти от невыносимых условий настоящей жизни, совершая самоубийство. Кроме этого, они, сами того не осознавая, торопятся со своим метафорическим возвращением в чрево матери – по типу «Мама, роди меня обратно!». Зачем? Затем, что только после этого превратятся в детей, вновь рождённых в безопасности. Девушка из легенды своей мольбой «Не дай погибнуть, ясный месяц!» будто бы на самом деле просит: «Мать Луна, забери меня для перерождения!»

Да, конечно, жизненно необходима была её личностная трансформация: из пассивной, в активную, из наивной в умудрённую, из слабой в сильную – в целом, из жертвенной альтруистки в победительницу со здоровым эгоизмом, точнее, с развитым чувством собственного достоинства и умением отстаивать себя. Но ценой ли жизни была необходима данная трансформация в высших целях? Естественно, нет. Возможно, было достаточно эгоцида – символического суицида, то есть принесения в жертву неэффективного эго (неэффективного Я) [6, с. 110]. К сожалению, девушка-легенда на то момент оказалась психологически незрелой и неготовой к переходу из одной жизненной стадии в качественно другую из-за негативных семейных условий, в которых жила-была, личностно развиваясь и формируясь. Она приобрела серьёзные проблемы, неэффективные установки и неуспешные стратегии. А потому, оказавшись в критической ситуации сильнейшего, смертельно опасного испытания, девушка испытала ужас («Сняла с коромысла вёдра, наклонилась, чтобы зачерпнуть воды, а когда выпрямилась – в ужасе отшатнулась: со всех сторон её окружали страшные ведьмы») и выбрала не прогрессивные, но регрессивные способы поведения. И её суицид – это крайняя форма регрессии – защитного механизма, являющегося формой психологического приспособления в конфликтной, тревожно-ужасной ситуации, когда девушка бессознательно прибегла к более ранним, менее зрелым и менее адекватным образцам поведения, поскольку они казались ей гарантирующими защиту и безопасность, как в раннем детстве.

Нерешительность, конформность, пассивность, ведомость, уступчивость, беспомощность, жертвенность в сочетании с благородством – такова система ценностей и образцы успешного поведения девушки на Луне. В то время как безжалостность, служение злу, двойственность, обман, провоцирование девушки на самоубийство, лидирование, упорность, неотступность – ценности и паттерны успешного поведения мачехи-колдуньи, ведьм. Закономерно, что в подобной противоположности реакции девушки у реки (действия, поступки) были неадекватными и не соответствовали стимулам (ситуациям, другим персонажам). Она использовала неэффективные способы преодоления трудностей и достижения цели – защитить себя и остаться в живых, потому-то её индивидуальный путь к успеху на самом деле обернулся путём к неуспеху – фиаско.

А надо было действовать на основе установки «Чтобы иметь то, что никогда не имела, нужно делать то, что никогда не делала: прямо здесь и сейчас». Ведь в кризисной ситуации человеку следует принимать важные решения, касающиеся его дальнейшего развития, целей жизни, идентификаций, поскольку от этих решений зависит его судьба, структура его характера. Встретившись с ведьмами, девушка будто бы встретилась с собой для произведения переоценки своих ценностей таким образом, чтобы сохранить и даже укрепить свою положительную «я-концепцию». Известно, что такая самоконфронтация полезна для психического роста и созревания. Получается, мачехино смертельно опасное задание-испытание было просто необходимо этой девушке, чтобы начать проявлять, наконец, активность и смелость, спонтанность и естественность, лидирование и компетентность, волю к жизни и победе над тёмными силами. Каким способом? Любым, подходящим для преодоления смертельно опасных трудностей – хитрость, прямая агрессия и нападение на врага, использование волшебных и реальных предметов, помощников, обращение к Богу, Ангелу-Хранителю и т.п. А можно было действовать гениально просто – не доводить ситуацию до критической точки у реки с помощью решительного и аргументированного отказа пойти за водой куда бы то ни было в полночь.

В современной России высока смертность от самоубийств. По мнению Всемирной организации здравоохранения, превышение порога 20 случаев самоубийств на 100000 населения указывает на чрезвычайную ситуацию в обществе. У нас этот показатель среди подростков в возрасте от 14 до 18 лет в 2006 году составлял 21,55. Суициды отмечались даже у 5-летних детей [8, с. 17]. По данным Генпрокуратуры 2010 года 62% всех самоубийств несовершеннолетних были связаны с семейными конфликтами и неблагополучием, боязнью насилия со стороны взрослых, бестактным поведением отдельных педагогов, конфликтами с учителями, одноклассниками, друзьями, черствостью и безразличием окружающих [14]. По статистическим данным ООН 2012 года Россия занимала 1-е место в мире по количеству самоубийств среди детей и подростков; 1-е место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей; 127-е место в мире по показателям здоровья населения и 182-е место по уровню смертности среди 207 стран мира [13]. Цифры – «говорящие» и даже «кричащие», явно подающие сигналы SOS! Актуальная картина текущего года вряд ли существенно изменилась. В России до сих пор нет национальной программы защиты населения от самоуничтожения.

А потому, действуя осознанно, экологично, здоровьесберегающе и жизнеутверждающе по профессиональному принципу «Не навреди», педагогам-сказковедам и психологам-сказкотерапевтам Чувашской Республики, России предлагаю целенаправленно вести профилактическую, просветительскую, воспитательную, коррекционно-развивающую антисуицидальную работу с молодым поколением (с детьми, подростками и молодёжью) на основе известной чувашской легенды «Девушка на Луне» в направлении совместного поиска и нахождения оптимально конструктивных, положительных, эффективных решений в сложных, конфликтных, кризисных, критических, «тупиковых» жизненных ситуациях, что действительно соответствует современному образу настоящего, хорошего чуваша, успешного человека и писаной красавицы. Необходимо переписать деструктивный жизненный сценарий «Девушки на Луне» с депрессивной, самоуничижающей позицией Я «–» Ты «+» [3, с. 207]. К примеру, помочь ей остаться в живых на Земле или вернуться на Землю после успешных лунных испытаний. А ещё можно помочь ей найти оптимальные решения с опорой на другие чувашские народные легенды, мифы и сказки, которые являются альтернативными вариантами развития жизненного сценария. Это «Мудрая девочка», «Красавица Плаги» [9, с. 168-169; с. 217-218], «Дед, баба и луна»[4], которые отражают успешную социализацию и инициацию – благополучный переход героини из одной жизненной, возрастной стадии в другую: от девочки к девушке, от девушки к женщине, от женщины к пожилой женщине. Именно в таком случае образ ущербной «Девушки на Луне» действительно будет соответствовать образу Победительницы – «собой писаной красавицы» – и имени Пинеслу, что означает «имеющая тысячи достоинств».

Для решения обозначенных задач с педагогическими работниками, повышающими квалификацию в Чувашском республиканском институте образования, проводятся сказкотерапевтические занятия на базе выше названных народных сказок и авторской сказки Н.Н. Андреевой «Лунная Дева» (или «Лунная Девушка») [1, с. 62-66]. Предлагаю один из вариантов занятия в качестве примера [2, с. 51-60].

andreeva

«Девушка на Луне»: групповая драматизация легенды

Цели и возможности применения. Занятие способствует поиску и нахождению оптимального решения в экстремальной ситуации, а также служит профилактике суицидального поведения.

Процедура.

  1. «Разогрев»: ведущий группы проводит упражнения по активизации мифологического сознания и духовно-нравственного потенциала участников с целью настроя на Сказку и входа в Сказочную страну.
  2. Ведущий читает легенду «Девушка на Луне», участники сопереживают героине.
  3. Каждый член группы по желанию выбирает главные или второстепенные, одушевлённые или неодушевлённые сказочные образы из легенды «Девушка на Луне», опираясь на принципы: «сказочный персонаж похож на меня» и «сказочный персонаж совсем не похож на меня».
  4. Участники пространственно обозначают места сказочных действий. Для идентификации со сказочными персонажами в кругу называют свои образы: «Я – падчерица», «Я – мачеха», «Я – Луна», «Я – ведьма», «Я – речка» и так далее, могут использовать необходимые атрибуты.
  5. Осуществляется драматизация легенды, то есть сказочные персонажи проживают традиционный сюжет в телесном и эмоциональном планах, используя спонтанные реплики и поведенческие модели.
  6. Ведущий группы даёт установку на творческий подход к народной легенде, то есть участникам следует поменять традиционный сюжет на новый по собственному самоощущению и самочувствию, начиная со встречи девушки с ведьмами у реки. Главное – новый сюжет должен быть ориентирован на обязательное сохранение жизни девушки на Земле.
  7. Участники вербализуют свои эмоции, чувства, телесные ощущения и, в целом, полученный опыт в ходе взаимодействия с другими сказочными персонажами на основе традиционного и нового сюжетов. Ведущий помогает группе проанализировать индивидуальные и групповые результаты сказкотерапии (для объективности анализа можно использовать видеосъёмку обоих вариантов драматизации).

Примечание 1. В случае гетерогенной группы, когда имеются участники женского и мужского пола, данное занятие можно проводить на основе Лунарного мифа, объясняющего возникновение пятен на Луне, «Азан и Пинеслу» [10, с. 142-146], который по своему сюжету близок легенде «Девушка на Луне».

Примечание 2. Групповую драматизацию можно осуществлять на основе авторской сказки Ивана Мучи «Тавăрпи» [5], также являющейся Лунарным произведением, в данном случае с образом храброй девушки-мстительницы, защитницы Отечества от врагов, пожелавшей подняться на Луну, нежели томиться в плену.

В народных и авторских сказках имеются образцы (модели) успешной или неуспешной социализации и инициации личности. Когда сказка содержит успешную модель, её следует закрепить в ходе сказкотерапевтической драматизации, а когда неуспешную, – её необходимо трансформировать в успешную модель на основе решения и достижения положительных задач и целей. Именно таким образом участники вместе со сказкотерапевтом ищут и находят самые оптимальные, эффективные, успешные варианты моделей и закрепляют данный позитив. К примеру: традиционный сюжет сказки «Девушка на Луне» с неуспешным образцом инициации: мачеха, обнаружив, что падчерица подросла и хороша собой, решает сжить её со свету. Она даёт задание, которое представляет собой смертельное испытание для девушки. Полная Луна «помогает» девушке с ним справиться. Девушка погибает, не состоявшись как женщина, мать. Трансформация (творческое переписывание) сюжета с опорой на позитивные, жизнеутверждающие цели: девушка остаётся в живых и в перспективе имеет счастливое семейное будущее (благополучно выходит замуж, становится плодоносящей, активной женщиной и инициированной матерью). Для этого ей необходимо решить три важные задачи: во-первых, пройти инициацию, проделав глубокую личную работу; во-вторых, найти, выбрать «своего» мужчину «на рынке» женихов и выйти за него замуж, «умерев» как девушка и «родившись» как женщина; в третьих, стать и быть посвящённой матерью, счастливой женой. Такова полноценная земная жизнь со множеством других личностно значимых перспектив.

 

Литература

  1. Андреева Н.Н., Терентьев В.К. Аленький цветочек и алые паруса… А что следует за свадьбой? – Чебоксары: Перфектум, 2013.
  2. Андреева Н.Н. Чувашские народные легенды, мифы и сказки о земледелии (этнопедагогические и этнопсихологические аспекты). – Чебоксары: Перфектум, 2011.
  3. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. – СПб.: Лениздат, 1992.
  4. Дед, баба и луна (Чувашская народная сказка). – Чебоксары: Чебоксарская типография №1, 1994.
  5. Иван Мучи. Тавăрпи. Юмах. – Шупашкар: Чăваш кĕнеке изд-ви, 2005.
  6. Теории личности: познание человека. 3-е изд. / С. Клонингер. – СПб.: Питер, 2003.
  7. 365 сказок на 2009 год. – М.: РОСМЭН, 2008.
  8. Царегородцева С. Шоковая терапия: настало время государственного культивирования детства // Учительская газета. № 44 от 31.10.2006. С.17.
  9. Чувашские легенды и сказки. Перевод Семёна Шуртакова. – Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1979.
  10. Юхма М.Н. Легенды и мифы древней Чувашии. – Чебоксары: «Чувашия»,1996.     
  11. http://socioline.ru/book/emil-dyurkgeim-samoubiistvo-sotsiologicheskii-etyud
  12. http://www.news-asia.ru/view/ks/5401
  13. http://rus-usa.ucoz.ru/index/rekordy_antirekordy/0-30
  14. http://rapsinews.ru/incident_publication/20120213/260163750.html

Об авторе

Андреева Надежда Николаевна – кандидат педагогических наук, доцент кафедры и лаборатории педагогики и психологии постдипломного образования Чувашского республиканского института образования

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Ссылка для цитирования

Андреева Н.Н. Этнопсихологические тайны чувашской легенды "девушка на луне". [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2014. N 3. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.