Нижникова Н.А. (г. Москва)

Нижникова Н.А. (г. Москва)

ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К РАССМОТРЕНИЮ ПРАКТИК БЕЗОПАСНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛИСТОВ ЭКСТРЕМАЛЬНОГО ПРОФИЛЯ

 

  

УДК 159.922

English verson:

Аннотация. Статья посвящена постановке проблемы рассмотрения практик безопасности у специалистов экстремального профиля деятельности. Под практиками безопасности нами рассматривается деятельность субъекта, направленная на получение и использование опыта обеспечения им собственной безопасности, безопасности окружающих и некоторых значимых объектов. Практики безопасности особенно актуальны для специалистов экстремального профиля профессиональной деятельности. Можно предположить, что практика безопасности специалистов экстремального профиля образуется на основе практик личной, социальной и профессиональной безопасности, которые вступают друг с другом в сложные отношения и взаимовлияния. Ключевая роль практик безопасности в организации деятельности специалистов экстремального профиля деятельности делает востребованным их эмпирическое изучение.

Ключевые слова:  безопасность, специалисты, экстремальный профиль, экстремальность, деятельность, психологические практики, умения, самообеспечение безопасности, ритуалы, обычаи.

 

Об авторе

Ссылка для цитирования

Экстремальность в настоящее время рассматривается в качестве одной из достаточно распространенных характеристик жизнедеятельности общества, социальных групп, отдельного человека. Возникая под действием различных факторов (природных аномалий, социальных катаклизмов, ошибочных или злонамеренных действий и многого другого), она оказывает значительное влияние на социальных субъектов. В диапазоне последствий экстремальности, допускающих и позитивный эффект (в частности, мобилизацию жизненных сил, возрождение «вкуса» жизни, стимулирование отказа от проявлений ригидности, побуждение к динамичности мысли и поступков), преобладает, все же, негатив. Исследования [9] продемонстрировали, что экстремальность обладает существенным разрушительным потенциалом, самым нежелательным образом отражающимся на их соматическом, психическом и/или материальном благополучии. Среди подобного рода психологических последствий, в частности, для человека называют снижение позитивного фона эмоционального состояния, обнаруживающегося в виде роста напряженности, тревожности, раздражительности, депрессивности и прочих изменений, рассогласование его познавательной деятельности, проявляющееся, в том числе, как возрастание ошибок восприятия, снижение качества процессов памяти, торможение мыслительных операций, ослабление волевой саморегуляции и тому подобное [5, 10].

Авторы отмечают, что характер влияния экстремальности на человека определяется, с одной стороны, качественными и количественными особенностями экстремальности, с другой стороны, характеристиками самого субъекта экстремальности. Так, при анализе экстремальности важным считается степень непредсказуемости и, соответственно, качественной новизны фактора, образующего массив негативных последствий, заряд разрушительности возникающих под его влиянием эффектов, длительность действия неблагоприятного фактора, воспринимаемого в качестве экстремального. На текущий период развития психологической науки проведен значительный массив исследований, посвященных изучению индивидуальных характеристик человека, определяющих его поведение в экстремальных условиях, средах и ситуациях. Установлено [2], что вне зависимости от профессиональной направленности люди обладают разным набором индивидуально-психологических свойств, определяющих успешность поведения в нетипичных, напряженных ситуациях. В состав значимых с этих позиций большинством научных источников относятся, в первую очередь, нервно-психическая устойчивость (стрессоустойчивость), психологическая готовность к поведению в нетипичных условиях или ситуациях, интуиция, организованность, решительность, флексибильность субъекта экстремальности [1, 3].

Самая очевидная дифференциация подверженности субъектов негативным влияниям экстремальности пролегает по уровню их подготовленности к взаимодействию с экстремальностью, в целом, и с разными ее предметными разновидностями, в частности. Представители «мирных» профессий считаются менее подготовленными к взаимодействию с экстремальностью, чем представители профессий экстремального профиля. Соответственно, значимыми для успешного поведения в условиях экстремальности называются скоординированные с ней предметные знания, умения, навыки и способности человека, которые можно рассматривать в качестве ресурсов преодоления им проявлений экстремальности [7]. Важно, чтобы человек был способен организовать адекватное взаимодействие с ними, умел так построить свое поведение и, в случае необходимости, поведение окружающих, чтобы эффективно не только противостоять экстремальным эффектам, но и нивелировать, и преодолевать нежелательные для себя последствия при одновременном достижении собственной личностно значимой цели. По сути, речь идет о способности субъекта экстремальности к построению эффективных практик безопасности.

Понятие «практика» является общенаучным и в научном контексте рассматривается, зачастую, как противоположность теории. При этом, практика традиционно позиционируется в качестве мерила достоверности, истинности теории в целом или каких-либо отдельных теоретических выкладок. Раскрывая понятие «практика», Википедия говорит о разумной человеческой деятельности, основанной на сознательном целеполагании и направленной на преобразование действительности (в том числе и самого́ человека). В предлагаемой трактовке, практика раскрывается как деятельность, служащая для достижения необходимой опытности в каком-либо деле, а также накопления некоторым специалистом в своей области индивидуального опыта реализации соответствующей сферы деятельности. Таким образом, практика – это особая разновидность деятельности, специфика которой заключена в ее направленности на непрерывную кумуляцию и использование определенным субъектом (индивидуальным или групповым) некоторого опыта.

Предполагается, что практика характеризуется определенным разнообразием, вызванным опорой на конкретные источники поступления опыта. Среди ее разновидностей называются, в частности, социальная, производственная, духовная, учебная, медицинская и дизайн-практика. В социальной среде и научной сфере широко распространены понятия, обозначающие существование различных профессиональных практик, – «педагогическая практика», «врачебная практика», «юридическая практика» и пр. Кроме того, «внутри» профессиональных практик также предполагается оперирование различными практиками. Так, в рамках психологической практики используются психодиагностическая практика, психотерапевтическая практика, консультационная практика. Из этого можно предполагать, что каждая профессия располагает и оперирует некоторым набором практик, а сами практики способны характеризоваться иерархичностью.

Анализ трактовок практик показывает, что основанием выделения той или иной разновидности практики может выступать ведущий для нее объект (общественные отношения, производство, человек) или заложенная в нее цель (получение опыта, преобразование, совершенствование, т.е. определенное изменение некоторого объекта профессиональных или непрофессиональных усилий или самого себя). Вероятно, что часть профессиональных практик должна быть связана с чисто профессиональными задачами, которые призваны решать ее специалисты. Логично предположить, что какая-то часть профессиональных практик в силу типичности для разных специалистов некоторых обстоятельств профессиональной деятельности способна дублироваться. В частности, актуальной межпрофессиональной задачей может рассматриваться задача обеспечения безопасности – собственной для субъекта, для окружающих его субъектов (коллег, клиентов), базы деятельности (помещения, оборудования, территории и пр.). Исходя из этих позиций, объектом практики может рассматриваться достижение безопасности самого себя или некоторого внешнего объекта/субъекта, что позволяет вести речь о практике безопасности.

Практика безопасности призвана обеспечивать физическую и психологическую защищенность субъекта в экстремальных средах, условиях и ситуациях, а также неснижающуюся во времени способность к достижению значимых для него личностных и/или профессиональных целей [6]. Для того, чтобы практика получила статус практики безопасности, необходимо, чтобы она позволяла субъекту адекватно реагировать на проявления экстремальности, достигая состояния защищенности и способности продолжать решение значимых для себя задач. Такая адекватность предполагает его способность справляться в короткие сроки и с минимальными потерями для себя, окружающих и дела с последствиями неожиданности, нестандартности, высокими значениями параметров экстремальности, негативно действующих на организм и психику, препятствующими продуктивному функционированию в рамках актуальных интересов.

Практики безопасности актуальны для использования как профессиональными, так и непрофессиональными субъектами. Чтобы практика безопасности рассматривалась в качестве практики безопасности специалиста экстремального профиля, необходимо, чтобы в ее рамках достигались не только личностные, но и профессиональные цели безопасности, т.е. субъект обеспечивал собственное благополучие и достигал безопасность объекта своей деятельности. В силу вероятного обладания профессиональными субъектами дополнительными, по сравнению с непрофессиональным субъектом, знаниями, умениями, навыками, способностями, позволяющими ему преодолевать эффекты и последствия экстремальности (ресурсами безопасности), можно предполагать, что их практики более специализированы и обладают более сложной структурой.

Универсальным элементом практики безопасности любого субъекта может рассматриваться личная практика безопасности, полученная им в процессе индивидуальной жизнедеятельности на основе проживания событий экстремальности и накопления при этом персонального опыта обеспечения безопасности. Содержание данного элемента практики безопасности может варьировать в зависимости от условий жизни человека, особенностей его индивидуальной истории: у кого-то она может быть очень содержательной, у кого-то – отсутствовать. При подверженности действию макросоциальных факторов, данный элемент в значительной степени определяется индивидуально-психологическими особенностями субъекта практики безопасности.

Личная практика безопасности субъекта может дополняться посредством присвоения им социальных практик безопасности. Социальные практики безопасности основываются на многочисленном материале, накопленном человеческим сообществом за время своего существования. Данные практики безопасности интегрируют в себя, как минимум, практики безопасности различных национальных и этнических сообществ, а также конфессиональных групп. Они могут «присваивать» опыт безопасности, сосредоточенный в различных ритуалах, обрядах, обычаях и прочих «народных», социокультурных практиках [4, 8, 12]. В настоящее время такой опыт широко поставляется средствами массовой информации, произведениями масс-медиа [11]. При всем обширности данного пласта практик безопасности доступ к этому для субъектов существенно разнится по объективным и субъективным основаниям. Его присвоение, вероятно, происходит в рамках социализации и регулируется всеми закономерностями, присущими этому процессу.

Основу практик безопасности специалистов экстремального профиля, согласно нашим представлениям, образует его профессиональная практика безопасности. Данная практика осваивается специалистами экстремального профиля в несколько этапов – в рамках профессиональной подготовки в среднем или высшем учебном заведении, а также в ходе собственной профессиональной деятельности. Мы считаем, что оформление практик безопасности специалистов экстремального профиля предполагает также переосмысление ими с профессиональных позиций ранее полученного опыта личных и социальных практик безопасности. Переосмысливаясь ими с нового ракурса, личные и социальные практики безопасности, вероятно, трансформируются в новые структуры профессиональных практик безопасности, востребованных при попадании в экстремальные условия, среды и ситуации. В связи с этим, возникает вопрос о степени влияния содержания профессиональных знаний, умений и навыков по конкретной специальности (например, военных, полиции, МЧС) на вырабатывающуюся у него профессиональную практику безопасности.

Итак, распространенность экстремальности в повседневной и профессиональной деятельности человека делает актуальным рассмотрение проблемы формирования у него практик безопасности. Под практиками безопасности нами рассматривается деятельность субъекта, направленная на получение и использование опыта обеспечения им собственной безопасности, безопасности окружающих и некоторых значимых объектов. Практики безопасности особенно актуальны для специалистов экстремального профиля профессиональной деятельности. Можно предположить, что практика безопасности специалистов экстремального профиля образуется на основе практик личной, социальной и профессиональной безопасности, которые вступают друг с другом в сложные отношения и взаимовлияния. Ключевая роль практик безопасности в организации деятельности специалистов экстремального профиля деятельности делает востребованным их эмпирическое изучение.

Литература

  1. Васильева И.В. Профессиональная интуиция сотрудников органов внутренних дел: Дисс. … докт. психол. наук / Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации им. В.Я. Кикотя. – М., 2019. – 511 с.
  2. Еловиков Н.А. Информационные угрозы безопасности следователя. // Сборник трудов XVIII Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Актуальные вопросы публичного права». – Екатеринбург: Изд-во: ФГБОУ ВО «Уральский государственный юридический университет», 2019. – С. 868-876.
  3. Иванов М.С., Утюганов А.А., Яницкий М.С., Серый А.В. Безопасность в системе ценностно-смысловых ориентаций офицеров российской национальной гвардии: на примере курсантов – будущих офицеров. // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Психология и педагогика. – 2020. – Т.17. – №3. – С. 440-458.
  4. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Визуализация практики самообеспечения безопасности в приметах и обычаях студентов вуза. // Психология и психотехника. – 2015. – № 11. – С.1158-1166. DOI: 10.7256/2070-8955.2015.11.17018
  5. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Принципы облачных технологий в ресурсном обеспечении саморегуляции субъекта психологической безопасности. // Материалы IV Международной научно-практической конференции «Личностный ресурс субъекта труда в изменяющейся России». Симпозиум «Субъект и личность в психологии саморегуляции». – Кисловодск-Москва, 2015. – С. 56-61.
  6. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Проблемно-предметное поле психологического аудита безопасности организации. // Прикладная психология и психоанализ. – 2011. – № 1. – С. 2. URL: http://ppip.idnk.ru
  7. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Психологический анализ уровней безопасности человека. // Известия Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины. – 2016. – №2. – С.31-36.
  8. Лахтина Е.С. Студенческие талисманы и обереги как пережитки первобытного фетишизма. // Материалы Международной научной конференции студентов и молодых ученых, посвященной 85-летию КГМУ «Молодежная наука и современность». – Курск: Курский государственный медицинский университет, 2020. – С. 99-101.
  9. Семенов О.П. Нейропсихическая нестабильность: предпосылки возникновения и последствия в условиях военной службы. // Материалы Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и практики психологических, психолого-педагогических и лингводидактических исследований». – 2019. – С. 103-108.
  10. Тылец В.Г., Краснянская Т.М. Модеративный потенциал принципа безопасности в моделировании психологической реальности. // Материалы Международного форума «Молодёжь в современном обществе: к социальному единству, культуре и миру». – Ставрополь: ООО ИД ТЭСЭРА, 2017. С.710-713.
  11. Тылец В.Г., Краснянская Т.М. Психологические особенности представлений любителей произведений фантастического и детективного жанров о субъекте безопасности // Экспериментальная психология. – 2020. – Том 13. – № 3. – C. 180-193. DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy.2020130314
  12. Тылец В.Г., Краснянская Т.М. Психологические смыслы ритуалов безопасности в образовательном пространстве вуза. // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Филология, педагогика, психология. – 2016. – № 4. – С.103-109.

Об авторе 

Нижникова Наталья Андреевна – аспирантка кафедры общей, социальной психологии и истории психологии Московского гуманитарного университета.

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

 

Нижникова Н.А. Основные подходы к рассмотрению практик безопасности в деятельности специалистов экстремального профиля. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2021. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен