Кольцова И.В., Швецова (Хилько) О.В. (г. Ставрополь)

Кольцова И.В., Швецова (Хилько) О.В. (г. Ставрополь)

КОВИД-ИСТЕРИЯ И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ

 

  

УДК 159.922

English verson:

Аннотация. Статья посвящена описанию реакции населения на пандемию COVID-19, влиянию самоизоляции и дистанционного обучения на психику учащихся и педагогического состава.

Ключевые слова:  ковид-истерия, коронафобия, массовая истерия, массовый психоз, кликушество, дистанционное обучение, самоизоляция, массовый адаптационный синдром.

 

Об авторе

Ссылка для цитирования

Беспрецедентный на памяти ныне живущего населения в новейшей истории случай введения карантина за рубежом и самоизоляции в России ввел население в состояние стресса, привел к возникновению массового адаптационного синдрома.

Сходным по масштабам карантинных мер и многократно превосходящим по жертвам является заболевание испанским гриппом, которое охватило весь мир в 1918-1920 годах и которое имело все признаки пандемии: было заражено около 30% населения [8].

Начиная с XX века, в мировую практику вошли массовые скоростные авиа перелеты, развивался бурно и наземный и водный транспорт, население всего мира стало мобильнее. Вирусы стали распространяться по всему земному шару за считанные недели и дни. Подход к пандемиям был изменен, в настоящее время достаточно, чтобы вирусное заболевание было распространено по всему миру, чтобы была объявлена пандемия, процент заболевшего населения стал не столь важен, больше учитываются осложнения, которые вызывает заболевание, и влияние заболевания на общественную жизнь.

Карантин, объявленный в мире с осени 2019 года, и весной 2020 года самоизоляция в России, привели к тому, что население всего мира столкнулось с непривычной и шокирующей ситуацией: было запрещено покидать место жительства, перемещаться по стране и за её пределами, в России было разрешено передвигаться только в непосредственной близости от жилого дома, посещать магазины и аптеки в радиусе нескольких сотен метров от дома.

В крупных городах России 30 % и более сотрудников многих кампаний были переведены на удаленную работу, учащиеся всех уровней и педагоги были вынуждены осваивать новую форму обучения – дистанционную.

Населению было предписано перемещаться в масках и перчатках, которые, помимо сомнительной защиты от заражения вирусами, передающимися воздушно-капельным путем, создают неудобства при дыхании (отравление выдыхаемым углекислым газом при ношении маски), а также вызывают психологический дискомфорт от того, что приходится закрывать лицо и от того, что человек не видит лиц других людей, что затрудняет невербальное и вербальное общение, поскольку правильно надетая маска также негативно влияет и на дикцию.

Учащихся средних общеобразовательных школ переводили на дистанционное обучение последними, поскольку было выявлено, что дети болеют COVID-19 в более легкой форме. Студенты высших учебных заведений провели на дистанционном обучении значительно больше времени, чем учащиеся средних общеобразовательных школ.

В процессе дистанционного обучения учащиеся всех уровней образования столкнулись с типичными трудностями:

– Косвенное общение с педагогом, которое затрудняло восприятие нового материала тем больше, чем младше были учащиеся. Для полноценного восприятия учебного материала учащимся всех возрастов и уровней образования необходимо непосредственное общение с педагогом.

– Гиподинамия и отрицательное влияние на зрение продолжительной работы за компьютером и иными персональными электронными устройствами, обеспечивающими выход в интернет. В настоящее время разработаны СанПиНы по дистанционному обучению [7], в которых указано непродолжительное время работы за компьютером для учеников, явно недостаточное для выполнения заданий, которые выкладываются педагогами всех уровней. К примеру, ученикам 1-2-х классов разрешено работать за компьютером не более 20 минут. Педагоги, столкнувшиеся впервые в дистанционном обучением в таком объеме, многократно превышают эту норму.

– Возросшая роль самостоятельной работы в дистанционном обучении, которая негативно влияла на процесс обучения всех учащихся, а особенно учащихся младших классов;

– Дефицит интимно-личностного непосредственного общения со сверстниками, который губительно действует на общее психическое состояние учеников и негативно сказывается на психическом развитии детей младшего и среднего школьного возраста, непосредственное эмоционально-личностное общение со сверстниками также остро необходимо и подросткам для эмоционального благополучия.

Учащиеся всех возрастов столкнулись с вышеперечисленным набором трудностей, связанных с уходом на дистанционное обучение, при этом на них оказывала вредоносное влияние психическая атака, происходящая со стороны средств массовой информации и от членов семьи, страдающих от неврозов и истерий, от ковид-истерии.

Тревожность родителей учащихся начальных классов дистанционной формой образования их детей в условиях самоизоляции, по мнению М.А. Чошанова, обусловлена тем, что в этот период у них возрастает организационная и психологическая нагрузка, особенно ответственность за качество выполнения ребенком заданий, присланных учителем, за доступ к электронным сервисам [4].

Для многих родителей учащихся дистанционная форма обучения представляется крайне затратной. Приобретение компьютерной техники, подключение к сети Интернет доступно не каждой семье. Не все имеют возможность получения дистанционного обучения в силу сложных материальных условий, так как необходимо дорогостоящее оборудование (компьютер или ноутбук, интернет). Все это повышает эмоциональную напряженность не только в семье, но и за ее пределами. Ковид-истерия родителей снижает желание ребенка «учиться».

Родители не готовы совмещать трудовую занятость и обучение ребенка на дому. Они пишут письма-жалобы в министерство образования, активно обсуждают свои трудности и проблемы, связанные с дистанционным обучением на различных сайтах и формах, в родительских группах различных мессенджеров (Instagram, Вконтакте, WhatsApp и др.).

С телеэкранов и в новостных лентах интернет-пабликов шла и продолжает идти круглосуточная трансляция статистики распространения COVID-19 и новых штаммов заболевания. В сети Интернет и по телевидению передается множество репортажей, посвященных теме заговоров, связанных с данным заболеванием, описывающих его возникновение (создание в лабораториях) и перспективы возникновения продовольственного кризиса и падения цивилизации.

Как утверждают психологи Даниэль Канеман и Амос Тверски, в состоянии неопределенности людям сложно объективно оценивать возникающие риски, поэтому зачастую принимаются необъективные решения. В этой связи, в условиях неопределенности ими были выделены некоторые упрощенные стратегии принятия решений, в частности эвристика доступности. То есть, чем чаще то или иное событие освещается в средствах массовой информации, как происходит сейчас с коронавирусной инфекцией, тем быстрее человек способен впадать в тревожное состояние. В случае неконтролируемой тревожности она вызывает панику. Пытаясь вернуть себе контроль над ситуацией, тем самым справиться с тревогой, люди предпочитают прибегать к понятным для них решениям – например, делают запасы продуктов питания, средств личной гигиены и пр. [2].

Особенно остро массовый адаптационный синдром и ковид-истерия проявлялись во всем мире и в России в виде возникновения ажиотажного спроса на товары первой необходимости: в основном, в мире были востребованы продукты питания и туалетная бумага (!), в России – туалетная бумага и гречневая крупа.

Учащиеся, а особенно те из них, кто ещё не вышел из детского возраста, столкнулись с массовым не вполне адекватным поведением взрослых. Особенно в начале эпидемии население готовилось к самому неблагоприятному развитию ситуации. К примеру, многодетная семья с маленькими детьми сбежала в лес в Артемовском районе Свердловской области, и жила больше суток под открытым небом, чтобы переждать пандемию коронавируса, затем их нашли и вернули домой сотрудники полиции, действуя по заявлению их родственницы [6].

COVID-19 имеет все признаки не только вирусной, но и психической эпидемии, массовой истерии. В.М. Бехтерев описал истерические эпидемии в своей работе «Внушение и его роль в общественной жизни» [9], среди них – эпидемии конвульсионеров, эпидемии танцев, бесоодержимости, которые приводили к массовым жертвам.

Ковид-истерия охватила наиболее внушаемые категории населения, к которым относят невротиков, пожилое населений, детей. Начало эпидемии было отмечено ажиотажным спросом на товары народного потребления по всему миру, погромами, затем усиление карантинных мер привело к демонстрациям, стачкам той части населения, которая находилась в состоянии дистресса от изменения привычных условий жизни в худшую сторону и от падения экономики во всем миру, вызванного ограничительными мерами и последовавшим за этим падением уровня жизни.

Ковид-истерия и коронафобия также имели все черты истерий конца света, которые регулярно раздувались через средства массовой информации на протяжении последних столетий [5].

После снятия самоизоляции дети и подростки начали наблюдать лиц в состоянии истерии и занимающихся кликушеством не только в сети Интернет, но и непосредственно. Как отмечал Б.М. Бехтерев, для возникновения истерических припадков значительную роль имеет наблюдение таковых [9].

Кликушество заключается в выступлениях на публике, в любых общественных местах или, в настоящее время информационных технологий, в публикации в сети Интернет, посвященных выстраиванию мрачных апокалиптических прогнозов развития ситуации, в призывах разыскать и наказать виновных в ухудшении ситуации. К примеру, кликуша может угрожать незнакомым людям или продавцам в общественных местах, если они не используют, или недостаточно используют средства индивидуальной гигиенической защиты (маски, перчатки), при этом именно для кликуш характерно то, что они также недостаточно, с точки зрения официальных рекомендаций, сами выполняют предписания по профилактике заражения. Обвинения, транслируемые на всё и на всех кликушей, здесь имеют характер проекции: обвиняя других и делая агрессивные выпады в адрес окружающих людей, кликуша как бы самооправдывается и самоочищается от страха, что не предпринял(а) все меры самозащиты от инфекций.

Признаками кликушества и того, что человек впал в истерическое состояние, является поведение, при котором на все ответы и заверения, что все миры защиты приняты или будут приняты, кликуша не успокаивается, продолжает демонстрировать двойные стандарты в стиле: «Я сам(а) не соблюдаю все меры защиты, например, не надел(а) перчатки, но, если я заражусь, будете виноваты вы, окружающие». То есть, кликуша демонстрирует экстернальный локус контроля, активно ищет виноватых в собственных бедах.

Дети, ввиду наибольшей подверженности психическому заражению из-за возрастных психических особенностей, могут перенимать черты истерического поведения и заражаться ковид-истерией.

Если у родителей возникает много тревог по поводу их будущего, здоровья, финансового положения, и они очень сильно переживают, то возникает большая вероятность того, что ребенок будет это считывать. Он будет испытывать довольно сильную тревогу, которая может очень по-разному проявляться [1].

Дети дошкольного возраста, прислушиваясь к разговорам взрослых, осознают масштабы обсуждаемой проблемы. Они, как и взрослые, начинают следить за статистикой заболеваемости в регионе и в стране в целом, стремятся соблюдать все меры безопасности, выходя за рамки нормы (моют руки и обрабатывают их анстисептическими средствами слишком часто), плачут, когда взрослые выходят на улицу за покупками, т.к. переживают, что их родители могут заразиться вирусом.

Пандемия способствует проявлению «деструктивных психических реакций» у здоровых людей, среди которых: тревога, страх, фобия, навязчивость и депрессия, а также искаженное восприятие реальной ситуации.

Многие учителя, особенно пожилого возраста, накручивают себя, находя у себя все признаки заболевания. В то время как физически они вполне здоровы, но находятся в состоянии тревоги, стресса. В скором времени самыми востребованными врачами будут психиатры.

Как известно, страх является питательной средой для ненависти и стигмы. Ученые настаивают на необходимости избегать этой стигмы, поскольку она может заставить людей скрывать свою болезнь и не сразу обращаться за медицинской помощью, что, в свою очередь, приведет к значительному увеличению числа заболевших [3]

Результаты проведенного исследователями Туркулец С.Е., Туркулец А.В. и др. социологического опроса показали, что страх, опасения, стигма отражаются, когда людей спрашивают о возвращении выздоровевших пациентов с COVID-19 в основной поток общества [3]

Во время пандемии стало очевидно, что врачам придется долго работать не только для восстановления функционирования организма пациентов, перенесших COVID-19, но и для улучшения их психического здоровья. Одним из негативных последствий COVID-19 является депрессия и другие расстройства психического состояния людей. Те, кто победил болезнь, еще долгое время испытывают всевозможные страхи, переживания, изменения настроения.

По мнению Туркулец С.Е., Туркулец А.В. и коллектива авторов, эпидемические глобальные кризисы приводят к тому, что процесс стигматизации приобретает особый размах и новые формы. Стигма становится клеймом для всех, кто имеет хоть какое-то отношение к болезни: больных, их родственников и друзей, врачей и медсестер [3].

Таким образом, несмотря на то, что в России частично сняты ограничения, связанные с риском заражения COVID-19, часть населения, включая детей и подростков, пребывают в состоянии ковид-истерии, и необходимы меры для того, чтобы остановить не только вирусную инфекцию, но и психическую эпидемию, при этом особо нуждаются в защите дети.и: 28.02.2021).

Литература

  1. Изоляция от коронавируса влияет на психику детей – советы психолога (360tv.ru)
  2. Кольцова И.В., Долганина В.В. Влияние пандемии на возникновение тревожности у студентов педагогического вуза. // Мир науки. Педагогика и психология . – 2020. – Т.8. – №4. – С. 49-52.
  3. Туркулец С.Е., Туркулец А.В., Листопадова Е.В., Сокольская М.В. Социальная стигматизация в период пандемии // Социодинамика. – 2020. – №5. – С. 11-25.
  4. Чошанов М.А. Обучающие системы дистанционного образования. // Школьные технологии. – 2020. – №4. – С. 81-88.
  5. Швецова (Хилько) О.В. Массовые апокалиптические психозы и истерии // Прикладная психология и психоанализ. // Прикладная психология и психоанализ: электрон. научный журнал. – 2013. – №3. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: 28.02.2021).
  6. https://ren.tv/news/v-rossii/684116-mnogodetnaia-semia-sbezhala-v-uralskie-lesa-ot-koronavirusa?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения: 28.02.2021).
  7. https://sch1467.mskobr.ru/edu-news/7537 (дата обращения: 28.02.2021).
  8. https://wiki2.org/ru/Испанский_грипп (дата обращения: 28.02.2021).
  9. https://www.litmir.me/br/?b=92750&p=1 (дата обращения: 28.02.2021).

Об авторе 

Кольцова Ирина Владимировна – кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и практической психологии и социальной работы Ставропольского государственного педагогического института.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Швецова (Хилько) Ольга Владимировна – кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и практической психологии и социальной работы Ставропольского государственного педагогического института.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

 

Кольцова И.В., Швецова (Хилько) О.В.  Ковид-истерия и её влияние на систему образования. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2021. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен