Смыслов Д.А. (г. Москва)

Смыслов Д.А. (г. Москва)

ПСИХОСЕМАНТИКА ПРЕНОМЕНА. ПСИХОЛОГИЯ И ЗНАЧЕНИЕ ЛИЧНОГО ИМЕНИ

  

УДК 159.922

English verson:

Аннотация. В статье раскрывается история появления личного имени, основные подходы к выбору имени. Рассмотрен вопрос необходимости изменения или модификации личного имени. Описаны эффекты социальной перцепции по личному имени. Объясняется специфика произношения и понимания значения имени в мультикультурной среде. Говорится о специфике звукового восприятия имени. Даны проективные техники работы с личным именем. Описана история модификации имени и его семантика. Объясняется метод семантических дифференциалов при прослушивании звучания имени. Дано описание имени как сути объекта. Рассмотрено отношение имени к таким родовым сферам, как имена умерших родственников, эффект «слипания» имён, эффект имени среднего гендера. Дана мифологическая и сценарная составляющая имени. Классифицированы виды имён в разных культурах человечества. Дана классификация происхождения русских имён. Описан эффект новых имён и функции современного имени.

Ключевые слова: преномен, личное имя, выбор имени, социальная перцепция, семантический дифференциал, модификация имени, семантика, мультикультурная среда, эффект «слипания» имён, эффект среднего гендера, мифология и сценарий имени, классификация имён, техники работы с именем.

 

Об авторе

Ссылка для цитирования

 

Проблема выбора преномена (личного имени) оказывается актуальной в ожидании или появлении на свет нового человека. Причём, молодые родители здесь часто придерживаются нескольких линий поведения:

- Идут по проторенному и неоригинальному пути – подбирая привычное имя для мальчика или девочки. Подбирают ребёнку имя из списка родовых имён – имён родственников, с которыми есть эмоциональная связь, или есть желание, чтобы он был похожим на знаменитого родственника или родственницу.

- Подбирают имя для ребёнка одного пола, а рождается ребёнок другого пола – в результате, предпочитают не менять имя, ввиду того, что наличествует ряд приемлемых для обоих полов, имён. В России это – Александр-Александра, Василий-Василиса, Виктор-Виктория, Евгений-Евгения, Ольга- Олег, Иван-Иванна, Михаил-Мишель. Обозначим этот феномен «именами среднего гендера». К этому феномену мы ещё вернёмся в этой работе.

- В случае некоторой медийности и известности – в самом нежелательном варианте, когда личная жизнь часто оказывается на обозрении людей, которым ничего человеческое не чуждо – склонность обсуждать чужую личную жизнь, осуждать, ненавидеть, все эти факторы накладывают особый отпечаток на восприятие достаточно интимных и важных моментов – появления на свет нового человека в роду. В силу этого, внешне – руководствуясь более имиджевым компонентом, а по факту, более глубинным, архаичным, но принятым и по настоящее время в ряде культур мира (цель – запутать зло и оградить, защитить ребёнка в жизни), дают ребёнку двойное имя (Марк-Эдгар, Даниил-Назар, Дмитрий-Михаил, Марк-Арсений, Анна-Мария, Виолетта-Виктория, Глория-Анастасия, Анна-Виктория, Людмила-Анастасия, Ева-Мария, Ярослава-Оксана, Мария-Мишель, Анна-Николь. В Америке middle name интерпретируется как возможность человеку самому выбрать себе имя. Но есть и ещё один пласт – мужчинам middle name дают в честь отца или дедушки, женщинам – в честь матери или бабушки. В Великобритании традиция идентична американской, но детям могут давать и больше средних имён – до четырёх в ряде случаев (Анна-Алиса-Луиза-Элизабет). В качестве некоторого добавления, в психологии цвета и имиджелогии есть круги Й. Иттена и В.Ф. Оствальда, указывающие на цвета, идеально друг с другом сочетающиеся. Также существуют таблицы непарных цветов Г. Фрилинга и К. Ауэра [11], указывающие на цвета, являющиеся диссонансными в парах. Такие же таблицы были бы желательны в случае соотнесения благозвучности и сочетаемости как двойных имён, так и имён и фамилии.

- Есть ещё один вариант – показать свою приверженность вере, традициям, политическому курсу государства или – показать собственную оригинальность. В этом случае родители наделяют ребёнка либо архаичными именами, не принятыми в настоящее время (Акакий, Пафнут и др.), или дают имена с политической составляющей – Дрепанальд, Вилен, Октябрина, либо вовсе имена без подтекста – Люцифер, Радость, Малина, Россия, Гамлет, Сталин, Ассоль, Июлиан, Властислав, Драгослав, Феофан, Пересвет.

Отдельный, но, увы, не редкий, случай – возникновение необходимости изменить, модифицировать или поменять собственное имя. Так, в ряде случаев, носитель имени не принимает его, стыдится или ненавидит в силу ряда сложившихся обстоятельств. Стоит заметить, что оригинальные, но длинные и странные имена, обычно в обиходной речи заменяются, уменьшаются и модифицируются. Но самое важное – часто накладывают негативный отпечаток на взаимоотношения носителя имени с ровесниками, тем самым провоцируя случаи моббинга или изоляции. Если изучить статистику имён, мы столкнёмся с интересным феноменом – необычные прежде имена – либо упрощаются, либо меняются на другие, но не остаются прежними. Исключение, пожалуй, составляют уже, очевидно, идеологически устаревшие, но не потерявшие некоторой красоты звучания, а для некоторых и вовсе оказавшиеся именами с двойным дном – мужское имя Вилен и женское Нинель. И в том и в другом случае, они посвящены вождю мирового пролетариата – В.И. Ленину. В мужском варианте абсолютно очевидно, а в женском – будет очевидно в случае прочтения имени справа налево.

П.А. Флоренский, в своём труде «Имена», писал, что у каждого имеется изначальное, подлинное имя, которое родители, называя ребенка, могут угадать или не угадать. Если они оказались не способны понять и угадать подлинное имя ребёнка, то человек с «неправильным» именем живет в дальнейшем не своей жизнью [10]

Исходя из этого положения, имя не следует давать при рождении, а только по прошествии некоторого времени, чтобы можно было понаблюдать за новым членом рода и дать ему правильное имя, «услышать» в поведении малыша способности и таланты, важные в его жизни. И в этом плане известно практика двух имён в ряде сообществ – детское имя и имя взрослое.

П.А. Флоренский пишет: «До имени человек не есть человек, ни для себя, ни для других…лишь возможность человека, обещание такового…». То есть, до получения своего имени, человек остаётся индивидом – человеком как единичным представителем человеческого рода. Получая имя, он становится человеком конкретным, который постепенно, в случае правильно подобранного ему родителями имени разовьётся в гармоничную личность. В случае непопадания имени в суть человека, он будет проживать несколько не свою жизнь, жизнь другого [10].

Равно, как и внешние данные – лицо и габитус, имя может многое рассказать о своём владельце и даже произвести первое впечатление.

В обыденной жизни люди наделяют собеседников определёнными качествами и особенностями поведения, например – «хитрые маленькие глаза», «большой умный лоб», «волевой подбородок», «скрытные и презрительные тонкие бескровные губы» и пр. И здесь необходимо задуматься, что является первичным – особенности лица, которые передаются по наследству, или черты характера. Какие особенности поведения и черты характера для человека являются врождёнными, а какие приобретёнными. Увы, это бесконечный спор в стиле «что первично – яйцо или курица».

Но владелец или владелица некрасивого имени либо стесняется, либо формирует комплекс неполноценности по этому поводу. Либо желает изменить или поменять своё имя.

Вспомним слова М.Ю. Лермонтова, которыми он наделил своего Печорина: «Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду – мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние – не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, – тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины...»[6].

Иными словами, общество само начинает порождать в человеке те качества, которые оно предпочитает видеть по внешним признакам лица.

И если лицо человека эстетично и красиво, очевидно, ему будут приписывать больше положительных черт и качеств. При этом, больше подобное приписывание направлено преимущественно на женщин, так как в отношении мужчин существует стереотип, что в мужчине главное не внешняя красота. Но в любом случае, люди с красивым лицом («смазливой» внешностью) наделяются более позитивными и этическими качествами.

Подобное происходит и с восприятием человека по его имени. Есть имена благозвучные, есть нейтральные, есть – режущие слух, особенно для представителей других языковых культур.

Приведём некоторые примеры.

Так, имя Настя в англоговорящих странах буквально означает «гадко» и «мерзко» – именно так переводится слово nasty, на которое оно похоже. Полное имя Anastasia, напротив, знаменито и достаточно популярно: великая княжна Анастасия. Но и этот вариант слегка подпорчен сходством со словом «анестезия».

Уменьшительное от Светлана у англоязычных ассоциируется со словом sweat – пот, потеть». Сокращённый вариант – Лана – по-итальянски означает «шерсть». 

А на японский лад, как просвещают знатоки, это имя произносится Субета и в таком виде означает «девушка с пониженной социальной ответственностью». Второе значение слова – некрасивая женщина.

Чтобы как-то выровнять ситуацию, замечу, что отнюдь не простое греческое имя Дмитрий не только сложно произносится англоязычными, но и ассоциируется со словом «dimly» – туманный, смутный, неясный. Впрочем, я часто представляюсь им как Ди. Те, кто знаком с историей Европы, легко распознает несколько значений этого имени.

У иностранцев встречается много неблагозвучных и смешных на русский слух имен. Скотт, Люк, Хулио, Пердита, Сиси, Насрулла, Кумар. А некоторые китайские имена могут звучать и вовсе нецензурно.

Таким образом, одним из важных критериев имени является его мелодичность и благозвучность.

Здесь также обязательно надо учитывать варианты произношения имени – официальное, повседневное, ласкательное. Произношение этих имён вызывает совершенно разные реакции, как у самого носителя имени, так и того, кто этот вариант имени произносит.

При этом ожидаемая родителями поведенческая модель отчётливо может фиксироваться в том варианте, который родители используют чаще при обращении к ребёнку, подростку, взрослому.

Впрочем, это может касаться не только родителей. Так, наличествует существенная разница в поведении и ожиданиях от общения в случаях обращения «Дмитрий Анатольевич» и «Димочка Анатольевич». Впрочем, второй вариант чаще всего неуместен в случае рабочих отношений, или является претензией для более узко-коллегиального общения.

Так повелось, что практически у каждого человека есть два имени: полное и уменьшительно-ласкательное (Елена-Лена-Леночка). Они вызывают совершенно разные реакции. Человек, которого с самого детства называют полным именем, более серьезный, строгий, сдержанный. И напротив, тот, к кому обращаются с нежностью, вырастает более разносторонним, легким на подъем, свободным.

Именно спецификой мелодики имени можно объяснить и частые наблюдения касательно того, что люди, являющиеся тезками, часто обладают похожими чертами характера. Впрочем, здесь многое зависит от наблюдателя и его субъективного опыта ввиду того, что каждый человек ввиду своей индивидуальной истории склонен фиксировать в других людях, равно как и в людях-носителях одного имени свои, болезненные, или, наоборот, ресурсные, черты. Так, в социальной психологии этот эффект относят к эффектам восприятия, в данном случае, к категоризации. Эффект был предложен Дж. Брунером и Дж. Мидом, которые установили, что при недостатке знаний о человеке происходит упрощение информации о нём и категоризация. Категоризация состоит из трёх этапов:

1). Приписывание разным людям эквивалентности в чём-то, в данном случае – факта носителей одного имени.

2). Отнесение их к определённым классам.

3). Реагирование на них в зависимости от принадлежности к определённым классам (в данном случае, именам).

Техника «Музыка имени»

Необходимые материалы: набор музыкальных инструментов (шумовые, народные или любые другие), коллекция аудиозаписей.

Ход работы:

1. Попросить участников, используя музыкальные инструменты, проиграть музыку имени, отследить, как звучит имя на разных инструментах и т.п.

2. Используя музыкальные инструменты, вся группа импровизирует по очереди на тему имени каждого участника группы.

3. Из коллекции аудиозаписей подобрать музыкальное произведение, характеризующее имя.

4. Обсуждение каждого этапа задания.

В качестве варианта, можно попросить участника произнести своё имя нараспев в разных вариациях и понаблюдать, какой из вариантов произнесения для него будет более приятным, а какой – неприемлемым, и почему.

Техника «Работа с нелюбимым именем или прозвищем»

Что в имени тебе моем?

Ход работы:

1. Участнику предлагается визуализировать имя (вариант имени), которое вызывает отрицательные эмоции, не принимается им, не нравиться, и абстрактно изобразить его, используя цвет, форму, линию. Важно избегать узнаваемых образов, пиктограмм, символов- штампов. Рисунок должен отражать спонтанную реакцию на имя.

2. Далее предыдущая инструкция повторяется с той разницей, что представить и нарисовать необходимо имя, которое всегда вызывает положительные эмоции, нравиться.

3. Третий рисунок – собственное имя.

4. Обсуждение рисунков и ассоциативных рядов.

Вопросы для обсуждения:

- Что есть в первом рисунке и наборе ассоциаций?

- Что есть во втором рисунке и наборе ассоциаций?

- Что хотелось бы «взять» автору рисунков из первого набора качеств?

- От чего хотелось бы избавиться (второй рисунок)? Что мешает?

и т.д.

Философ и математик Пифагор утверждал, что все сущее в космосе находится в гармоническом единстве, основу которого составляет величайший музыкальный хор. Земля, по мысли ученого, имеет сферическую форму и вращается вокруг центральной огненной звезды – Солнца, источая при этом музыку (последнее было подтверждено в конце ХХ века, когда стали доступны записи магнитных полей планет Солнечной системы).

У Пифагора гармония сфер, возможно, представляла собой пропорцию только четырёх чисел 6:8:9:12, соединяющую в себе все три вида средних – геометрическое, арифметическое и гармоническое

Человек не может слышать этой «музыки сфер». Тем не менее, весь природный мир, включая людей, и мужчин, и женщин, функционирует как часть гармонического целого.

По Пифагору, любое число обладает собственной характеристикой, оно точно так же вибрирует, издает колебания, как и любая нота музыкального ряда. У одних чисел вибрация сильнее, у других – слабее. Нечетные числа считаются более сильными и относятся к мужскому началу, в то время как четные, более слабые, и соотносятся с женским началом. Верх берут нечетные числа, потому что, если к четному числу прибавить нечетное (и наоборот), результат будет всегда нечетным.

Согласно его положениям, каждая буква соответствует определённому числу.

На Руси с Х века была введена система записи чисел – «цифирь» – алфавитная запись глаголицы (первого славянского алфавита – созданного миссионером Кириллом в IX в.) или кириллицы (старославянского алфавита). Цифирь схожа во многом с греческой системой записи. В России она просуществовала до 1725 года, а далее была заменена на арабскую систему записи чисел.

Здесь стоит упомянуть, что в настоящее время мы записываем числа в римском и арабском вариантах. При этом, современная арабская система записи чисел уже сильно отличается от номинальной в европейской транскрипции.

Современная таблица соответствия букв числам выглядит уже совсем по-иному.

Таблица соответствия букв цифрам

1

2

3

4

5

6

7

8

9

А

Б

В

Г

Д

Е

ё

Ж

З

И

Й

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Ъ

Ы

Ь

Э

Ю

Я

     

Символика чисел

В терапевтическом процессе часто эффективным становится использование числовых символов. Очевидно, что каждое число может обладать своим персонифицированным содержанием, однако существует и некое архетипическое понимание чисел.

Число один

символизирует уникальность, целостность, единство. На одном полюсе это одиночество, на другом – всеобщность, абсолютность.

Число два

символизирует разделение, полярность, противопоставление, противоположность. С другой стороны, это соединение, пара, связь, соответствие. Но в числе два нет структуры, есть только направление.

Число три

Структура и стабильность. Полнота, совершенство, синтез. Троичность – основной структурный принцип: начало – середина – конец, рождение – жизнь – смерть, прошлое – настоящее – будущее, три сына, три принцессы или три желания в сказках.

Число четыре

Символ стабильности, неподвижности – крест.

К.Г. Юнг считал его основой целостности мира и человека. В отличие от числа три (динамическая целостность) число четыре – целостность статическая. Не случайно идеально устойчивая структура мира представлена четырьмя элементами – четыре стороны света, четыре стихии и т.д. Материальные символы числа четыре – крест и квадрат. Квадрат представляет собой абсолютное начало, совмещая верх-низ, право-лево – основные координаты бытия. Крест известен во всех культурах как символ единства жизни и смерти, материи и духа. Крест похож на человека с распростертыми руками, поэтому, очевидно, представляет собой антропоморфное божество.

Число пять

Символизирует скрытое, сокровенное знание и магию. Одновременно это число человека – человеческая фигура с широко расставленными руками и ногами напоминает пятиконечную звезду.

Число шесть

Символизирует разделение видимого и невидимого Мира, это число равновесия.

Число семь

Характеризует универсальную идею Вселенной – семь тонов в музыке, семь дней недели, «магическая семерка», определяющая объем человеческой памяти.

Число восемь

Число статичности, стагнации, застоя психических процессов. Для пифагорейцев восемь было числом справедливости, потому что все время делится на равные части: 8 = 2 x 4; 4 = 2 х 2; 2 = 2 х 1. «Лежащая восьмерка» служит символом двух гармонично связанных множеств или миров. Вероятно, поэтому числу соответствует фиолетовый цвет – цвет слияния противоположностей. Восьмерка также символизирует стихию бессознательного, во многих европейских языках слово «восемь» созвучно слову «ночь». Сравните: немецкий: Acht – Nacht; английский: Eight – Night; французский: Hиit – Nиit; итальянский: Otto – Notte; испанский: Оcho – Noсhe латинский: Octo – Nox (Noctu). Четверка как бы удваивается, становится более прочной.

Число девять

Путем троекратного утроения воплощает в себе завершение цикла. В любой мифологии существуют девять небес; девять – одно из самых сакрализованных чисел.

Остальные числа не несут сильной смысловой нагрузки и образуются путем умножения предыдущих чисел, неся тот же смысл, немного усиливая или ослабляя [7].

Таким образом, имя представляет собой определённый звуковой ряд разной частоты и тембра, специфически воздействующий на восприятие человека.

Воздействие звучания имени двояко.

Во-первых, оно воздействует на самого владельца, носителя имени.

Во-вторых, воздействует на других людей.

Отсюда характерным отражением на благозвучие или диссонанс имени является наше эмоциональное отреагирование на него.

Благозвучное имя нам нравится и привлекает, а неблагозвучное, напротив, оказывает противоположный эффект.

В 1952 году американский психолог Ч. Осгуд, анализируя публичные выступления политиков, заметил: из двух примерно одинаковых кандидатов (и их столь же идентичных программ) выигрывает тот, кто использует более благозвучную мелодику речи. В условиях митинга, когда восприятие ориентировано на общее впечатление от выступления, этот фактор оказался одним из решающих.

Ч. Осгуд разработал способ управления «музыкой слов», назвав его методом «семантических дифференциалов», показывая испытуемым таблички с написанными бессмысленными созвучиями и слогами, ученый попросил оценить ощущения, вызываемые тем или иным звуком: сильный он или слабый, светлый или темный, большой, маленький и т. д.

В итоге сформировались 24 шкалы. Был создан словарь, каждому созвучию соответствовал цифровой код – положение слога по этим шкалам. Как отдельный слог, так и весь текст в целом оцениваются по балльной системе. Немаловажно и взаимное расположение слогов. Замена одного лишь слова может существенно изменить воздействие всего текста [4].

Филолог А.П. Журавлёв высказал предположение, что каждому звуку человеческой речи соответствует определённое подсознательное значение. Воспользовавшись техникой «семантических дифференциалов» Ч. Осгуда, А.П. Журавлёв провёл исследование для выяснения этих значений.

Позднее, основываясь на идее А.П. Журавлёва, В.П. Белянин, М. Дымшиц, В.И. Шалак создали проект «ВААЛ». Эта программа автоматизирована (скачать её можно на сайте vaal.ru), и занимается анализом букв в составе слов, не учитывая их взаимное расположение.

НЛП-практики А. Котлячков и С. Горин обратили внимание на отрицательные гипнотические установки, которые могут передаваться при помощи слов и словосочетаний. Но прежде всего – оказались важны буквы, которые несут определённый дополнительный смысл [4].

Звуки

Пример

Страшные и злые

«ф», «х», «ш», «щ»

Страшные, но не злые

«п», «к», «у»

Страшные, злые, сильные

«ж», «з», «р»

Страшные, не злые, сильные

«ы»

Не страшные, но злые

«г», «с», «ц»

Согласно П.А. Флоренскому, система конкретных познавательных начал есть организация форм. При этом имя есть форма внутренней организации, которой соответствует число как форма внешней организации.

Имя – инвариант личностный, а число – вещный. Оба инварианта коренятся в форме, которая одновременно и вещь, и личность или, точнее, – начало и вещи, и личности; в идее лежит ключ к пониманию того, почему познание и бытие не расходятся, коль скоро каждое из них верно себе [10].

Но не только мелодика имени оказывается важна в проблематике имени.

Имя – это, прежде всего, обозначение сути объекта.

Но, пожалуй, изучение специфики имени следует начать с самого главного.

Первая строка Евангелия от Иоанна в Новом Завете гласит: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Важным в познании и освоении мира было не только познать существа, его населяющие и наполняющие, но и дать им имя, чтобы передавать знание о нём другим людям в пространстве и времени. Отсюда важно, что если мы знаем «истинное» имя предмета, существа или человека, то мы владеем его душой.

Американская писательница, магистр искусств, Урсула Ле Гуин, супруга профессора истории, которая, к сожалению, не защитила диссертации, но стала довольно успешной писательницей, в книге «Правило имён» писала: «Имя есть сущность предмета. Назвать Имя – значит повелевать этим предметом».

То есть, тот, кто знает слово, обозначающее суть, владеет и управляет этой сутью.

Безусловно, о связи имени человека и его внутреннем содержании, человек догадался ещё в древности.

Именно отсюда начинаются довольно интересные явления, несколько рознящиеся в разных культурах, но, очевидно, имеющие несколько очень важных совпадений, о которых мы сейчас и поговорим.

1.Отношение имени живого с именем умершего.

Вообще, проблема жизни и смерти – одна из важных и, безусловно, актуальнейших проблем в жизни человека любой исторической эпохи и любого столетия.

Здесь соприкасаются две темы. Первая – желание почтить память предка и не убрать из системы рода его имя. С другой стороны – не заберёт ли предок носителя аналогичного имени в роду с собой, в загробный мир?

С одной стороны, души умерших традиционно люди опасались потревожить – ведь тёзки в роду опасны.

Да, безусловно, бытует мнение, согласно которому повторение имени в роду повторяет судьбу его нового носителя. Вообще, такое явление можно назвать «заново рождённым».

Скорей, этот феномен можно объяснить именно накладыванием родового сценария. Так, в отличие от индивида, проживающего свою жизнь в дискретном времени (прошлое – настоящее – будущее), род и семья живут в циклическом времени, где всё. Что было раньше, неизменно повторяется, подобно цикличности сезонов в природе. И сценарий жизни первого носителя имени накладывается на нового носителя имени тогда, когда он начинает интересоваться, в честь кого его назвали и какими чертами характера он обладал, а также какие деяния совершил, то есть, встраивается в его «Я-концепцию».

Подобное накладывание сценария происходит с раннего детства, когда ребёнку говорят, что он похож на своего предка характером или внешне.

В психогенеалогии есть понятие «слипание» имён, означающее как раз подобный эффект. В случае если жизненный путь первоначального носителя имени в роду прервался внезапно, подобное «слипание» может быть опасным и для следующего носителя этого имени, так как может включать подсознательную циклическую программу ухода из жизни.

Этот механизм может действовать и на носителей родовых имён среднего гендера – Александр-Александра, Василий-Василиса, Виктор-Виктория, Евгений-Евгения, Ольга- Олег, Иван-Иванна, Михаил-Мишель. Так, если носитель такого имени в роду – мужчина, подобный сценарий жизни и ухода из неё может повторить женщина-носительница этого имени в женском варианте.

Таким образом, в случаях, когда в роду традиционно повторяются одни и те же имена из поколения в поколение, следует крайне пристально отнестись к истории этих владельцев-носителей имён, зафиксировать из достоинства и недостатки, их открытия и ошибки, и именно на этом выстраивать включение в «Я-концепцию» нового носителя имени эти факты и черты.

Оставим этот вариант гипотетическим, но, исследуя механизмы функционирования многовекового родового древа – родового бессознательного, подобные факты оказываются часто крайне значимыми.

В одном из произведений Д. Лондона – «Имя и общество» как раз подобный сюжет описывается – там мать называет своих сыновей именем погибшего брата, и их, одного за другим, уносит смерть.

2.Имя как пожелание или констатация определённых деяний, качеств личности и моделей поведения.

В случаях, когда ребёнка наделяют именем, совпадающим с именем известного человека (или в его честь), мы можем наблюдать несколько иной вариант развития событий. Так, осознавая деяния своего тёзки или тёзок, ребёнок, а затем взрослый, осознанно и подсознательно стремится к подобным свершениям, но только соразмерным в его индивидуальной жизни. Примечательно, что к полным тёзкам исторических деятелей или литературных героев, в обществе относятся более снисходительно, или иронически-снисходительно, ожидая от них повторения подобных свершений в их направлениях. Например, Павел Корчагин, Анна Каренина, Владимир Высоцкий.

Здесь довольно важен эффект взятия себе нового имени, в частности, имени, идентичного имени известного человека. Впрочем, эта тема уже близка к проблематике псевдонима, и о этом несколько позже.

В семейной психотерапии есть упражнение под условным названием «Великие люди, носившие мое имя». Задачей этого упражнения является создание коллажа с изображением известных людей, явившихся носителями этого же имени.

Первоначально требуется составить список таких исторических фигур. При этом уместно использовать и родовые имена среднего гендера.

Затем – составить фотоколлаж этих фигур с их последующим обсуждением. В результате этого упражнения возможно установить наличие некоторых сценариев, которые проективно переносятся носителем имени на себя и свои деяния и поступки.

В качестве иллюстрации этого механизма стоит отметить несколько напряжённое отношение к наречению новорожденного именем Адольф. Впрочем, ничто не помешало носителю этого имени Адольфу Дасслеру создать и реализовать успешно предприятие со своим именем и фамилией в логотипе – «Адидас».

Собственно, эту модель люди стали использовать ещё в древности. Так, нарекание именами «Львиный коготь» или «Орлиный глаз», во многом определяли дальнейшие возможности и способности носителя имени. В настоящее время подобный механизм наречения именем сохранился, при условии, что сами имена несколько модифицировались. Так, такие имена, как Лев, Светлана, Вера, Любовь, Надежда – совершенно очевидны, равно как знакомы и их иноязычные варианты – Василий, Фёдор и т.д.

Впрочем, если говорить о первобытных сообществах людей, равно как и древних цивилизациях, следует упомянуть некоторые существенные нюансы.

  1. Чем более значимым и мощным именем наделяют ребёнка, тем большего эффекта от него в будущем ожидают. Здесь надо заметить, что в данном случае очень важен фактор социальной страты – сословия, социальной группы, ибо необычными или сильными именами племя не позволит называть простого человека. Отсюда, а правило действует и по настоящее время, чем более отличное от общепринятого имя, тем на большее в социуме человек может претендовать.
  2. Обозначение сути человека в имени – его черт, важных для семьи или рода, или историю его появления на свет – Дарина или Богдан (долгожданные дети в бездетной семье).
  3. Имя как принадлежность к социуму.

В третьем случае, традиционно, у людей было два имени:

-        Настоящее, которое необходимо скрывать и возможно называть его только в сакральные праздники и события – инициация, свадьба, рождение ребёнка, похороны.

-        Общеупотребительное имя, которое использовали в обиходной жизни.

Похожую традицию соблюдали индийские брахманы – у них было два имени. Одно – повседневное, второе – сакральное, о котором знали только отец и мать.

Исследовательница Атхарваведы Т.Я. Елизаренкова пишет: «Слово, по понятиям ведийцев отражает суть обозначаемого им предмета. Частным случаем этого общего представления является оценка связи между именем и его носителем. Имя – это суть человека, и «захватить» имя врага, т. е. узнать его имя, означает получить врага в свою власть. Поэтому свое имя следует скрывать – отсюда мотив узнавания тайных имен в заговорах Атхарваведы и называние этих тайных имен: ведь правильно назвать, произнести – значит сказать истину, иначе, приобрести магическую власть...» [8].

В Древнем Китае также наличествовала подобная традиция. Так, взрослого мужчину называли именем его ребенка (считалось, что у детей нет врагов, и им не грозит колдовство). Там существовали табу на называние имён родственников, правителей, жрецов и покойников. А члены семей обращались друг к другу по степени родства – отец, мать, сын, невестка и пр. Также были возможны семейные прозвища, которые могли запутать злых духов или колдунов.

Но наиболее необычной подобная традиция проявилась у племён Южной Африки – у кафров (так португальцы называли аборигенов). Кафр – происходит от арабского слова «кафир» – неверный, то есть, не мусульманин.

Так, кафрским женщинам было запрещено называть и произносить имя мужа, равно как и его родственников. В силу этого приходилось заменять либо имя, либо слог. В результате, у женщин получился вариант собственного, «женского наречия».

Необходимость подобного деления очевидна – если злые духи распознают реальное имя человека, то смогут овладеть им. Собственно, подобный механизм имел отношение как к обычным людям, так и к тем, кто был наделён властью. Но и также имело отношение к божествам, которых не следовало называть по имени, а упоминать их или говорить об их определённых качествах или возможностях.

В ряде африканских племён было принято давать неприглядные, отталкивающие имена, так как они оттолкнут и испугают злых духов. Впрочем, на это же нацелена традиция африканских и океанических масок – злые духи должны были испугаться таких суровых людей и обойти стороной это поселение.

Но эта же традиция очевидна и у славян. Так, такие имена, как Козий
Зад, Дурак, Болван, Нелюб, Одинок, (три последних имени и сейчас встречаются в русских фамилиях – Нелюбов, Одиноков, Дураков), Износок, Неудача как раз и выполняли защитную функцию – чтобы запутать злых духов.

Собственно, эту черту, основательно закрепившейся у русских, так и не могут полностью понять и постигнуть иностранцы – если в 90-е годы ХХ в. в России была тяжёлая финансовая обстановка и всеобщий дефицит, то почему дома у русских всё было, да ещё и с запасом? Видимо, защитная поведенческая функция продолжает функционировать.

Итак, новорождённых специально наделяли неблагозвучными именами для того, чтобы злые духи обошли их стороной.

В случаях, когда в семье выживали только мальчики, а девочки умирали, новорождённую девочку называли мужским именем. А если умирали мальчики, а выживали девочки, новорождённого мальчика называли женским именем. Это также делалось с целью запутывания духов.

Если ребёнок рождался слабым, его нарочито называли именем смерти – в случае с девочкой – Мара.

Если человек тяжело заболевал, ему также меняли имя. Ритуально это означало, что носитель имени умер, а к носителю нового имени болезнь отношения не имеет (какой остроумный метод лечения заболеваний).

Кроме того, у каждого человека обязательно было два имени: детское и взрослое [2].

Детское имя – это прозвище, которым называли ребёнка. Оно являлось материнским – его давала мать. Взрослым именем нарекал уже Род (наделял Роком, судьбой).

Детское имя было промежуточным между животным существованием младенца до инициации. У ребёнка не было своей судьбы и он полностью зависел от взрослых. Отсюда, детское имя помогало малышу – защищало его и давало возможности для развития. Детское имя часто фиксировало некоторое качество или черту. Также существенным является то, что все дети принадлежали Роду, а не родителям (ты чей?).

Получение взрослого имени было важным событием в жизни. Приблизительно в 12 лет проходил обряд инициации – имянаречения. В качестве вспомогательных, очищающих, стихий, становились вода (сам процесс проходил обычно у реки), а также костёр. Огонь, вода и дым были очищающими, стирающими детское имя и помогающими перерождению во взрослую жизнь.

В ряде племён, детское имя «выбивали», жгли, наносили ритуальные увечья, чтобы придать твёрдости и серьёзности при получении взрослого имени. Подобные традиции также означали отрыв от материнского влияния.

Взрослым именем наделяли на родители, а Род. Посредником между Родом и людьми выступал жрец. Он наделял отроков именами – Святобор, Доброслав, Любомир, Голуба, Златоцвета и пр.

До принятия христианства на Руси используются самобытные имена, созданные на славянской почве средствами древнерусского языка.

Славяне выбирали для именования своих детей любые слова, отражающие в себе различные свойства и качества людей, особенности их характера: Умник, Храбр, Добр, Хитр; особенности поведения, речи: Молчан; физические достоинства и недостатки: Косой, Хромой, Красава, Кудряш, Черняк, Беляй; время и «очередность» появления того или иного ребенка в семье: Меньшак, Старшой, Первый, Второй, Третьяк; профессию: Селянин, Кожемяка и многое другое. Подобные именования использовались и у других народов, достаточно вспомнить имена индейцев, которые характеризовали особенности того или иного человека: Орлиный Глаз, Хитрая Лисица и др.

Бытовали и несколько другие имена, которые позже, с принятием христианства и закреплением имен в церковных календарях, превратились в прозвища. Некоторые из этих прозвищ дошли до нас в виде фамилий: Кот, Жук, Волк, Воробей. Следует отметить, что эти фамилии очень распространены.

Если речь идёт об именах вождей и жрецов, то их имена также нельзя было называть ввиду того, что злые духи или враги могли узнать их, и тем самым навредить не только ему самому, но и племени. Видимо, отсюда пошла традиция титулования.

Этот, казалось бы, архаический, механизм, имеет место быть и в настоящее время. Он очень хорошо заметен у монархов, у которых традиционно к полному имени относится и шлейф титулов.

Вот полное перечисление титулов Императора Николая Второго: «Божиею поспешествующею милостию Николай Вторый, император и самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли́ и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая».

Имена божеств также не следовало называть ввиду того, что у божеств было много имён. А все их люди знать не могли – иначе бы овладели самим божеством, а это уже было бы святотатством.

Согласно ортодоксальному толкованию, Бог открыл свое имя, чтобы люди могли поклоняться Ему только под Его истинным именем.

Но Иегова ставит одно условие: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно»; имя Бога не для того, чтобы им злоупотреблять, но чтобы воздавать через него поклонение Богу.

Несколько иную традицию взяли древние греки, наделяющие детей именами богов и героев. Хотя подобная практика была опасна – ведь, согласно верованиям, боги могли и разгневаться на самозванца. В силу этого, в качестве имени греки стали брать некоторые эпитеты божеств. Так, не Зевсом назовут мальчика, но эпитетами Зевса – Максим (Величайший), Виктор (Победитель). Марс носил лавровый венок, поэтому ребёнка называли Лавром. А так как многие боги носили на голове венки, детей слали называть Увенчанными – Стефанами.

В то же время, были и имена богов, но не верховных – Муза, Аполлон, Майя (мать Гермеса), Аврора.

С XI по XVII век происходит изменение славянские имена. Вернее, на первом плане оказываются имена греческо-византийские. Всё это обусловлено принятием христианства.

Византийские греки собрали у себя все лучшие имена народов, с которыми они поддерживали торговые и культурные отношения. Наряду с именами древнегреческого происхождения они пользовались древнеримскими и древнееврейскими. Встречались среди византийских имен и древнеперсидские, древнеегипетские, халдейские, сирийские, вавилонские.

Происхождение имён

Имена

Славянские имена

Вячеслав, Владислав, Станислав, Мстислав, Ростислав, Ярослав, Борис, Богдан, Владимир, Всеволод. Богомил, Велимудр, Гудимир, Добрыня, Ждан, Казимир, Милорад, Светлояр, Тихомир, Яролюб

Белослава, Голуба, Добромила, Зоряна, Негомира, Светогора, Томила, Ягодина, Вера, Людмила, Влада, Надежда, Светлана

Греческие имена

Василий, Дмитрий, Петр, Николай, Кирилл, Федор, Степан, Елена. Мария, Варвара, Анастасия, Полина, Екатерина

Латинские имена

Павел, Валентин, Сергей, Виктор, Константин, Марина, Наталия, Валентина, Юлия, Маргарита.

Еврейские имена

Иван образовано от древнееврейского слова «Яхве», что означает «Бог помиловал». Еврейское происхождение также имеют следующие имена: Даниил, Гавриил, Захар (Захария), Матвей, Савелий, Вениамин, Анна, Елизавета, Тамара, Яна.

С приходом христианства стала развиваться двухименная система. Для того чтобы защитить человека от злых духов, его нарекали одним именем, а называли совершенно другим. В это время распространены древнерусские имена, которые состоят из двух корней и содержат в себе корень – слав. Это такие имена, как Вячеслав, Святослав, Ярослав, Борислав, к которым присоединялись византийско-греческие имена с тем же корнем: Станислав, Бронислав, Мирослав и др.

Позже детям начинают давать имена после обряда крещения, а сами имена брать из списка святых и мучеников. Согласно верованиям, святой, в честь которого называли ребёнка, должен был оберегать его всю жизнь.

Имя – тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность [10].

В православии детей традиционно крестили, если не было никаких экстренных случаев, на сороковой день после рождения, когда, по ветхозаветному поверью, женщина-мать очищалась от последствий беременности и сама могла присутствовать на крещении младенца.

Но имя давали и причисляли к разряду так называемых оглашенных на восьмой день после рождения.

По евангельскому толкованию этой традиции, день восьмой символически ассоциировался с наступлением Царства Небесного.

В древности, нарекая новорожденного по святцам, выбирали имя святого, память которого празднуется в 8-й день по рождение ребенка.

В наши дни молитва имянаречения совершается в тот день, когда ребенка крестят, и не выделяется в отдельное богослужебное действие.

Имя, данное человеку при крещении, уже не меняется, кроме немногих, очень редких случаев, как, например, при пострижении в монашество.

С начала XVIII века до 1917 года господствуют канонические имена, складывается и распространяется трехчленная формула именования человека (фамилия, имя, отчество), появляется псевдоним.

После революции большую популярность приобретают новообразованные имена, отражающие события, происходящие в стране. Образование новых имен особенно коснулось девочек. Так, их называли Идея, Искра, Октябрина. Есть свидетельства, что одну девочку даже звали Артиллерийской Академией.

Двойняшек мальчика и девочку было модно называть Рево и Люция; известны имена мальчиков Гений, Гигант (примечательно, что эти имена не всегда соответствовали действительности, а нередко и вовсе противоречили).

Однако в это время появились имена, которые продолжают свою жизнь и сейчас: Лилия (оно подобно русскому имени Лидия и очень благозвучно), Нинель (чтение в обратном порядке имени Ленин), Тимур, Спартак.

Как пишет Э. Берн, некоторые родители, называя ребенка «красивым» именем, «не всегда думают о будущем своих детей» [1].

Многие до сих пор смеются над историями о незадачливых родителях, давших своим детям имена вроде Восьмарт (Восьмое марта), Вилор (акроним выражения «Владимир Ильич Ленин Организатор Революции) или Даздраперма (сокращение от «Да здравствует Первое Мая!»).

Имя – это то, что, как правило, мы сами не выбираем, а выбирают представители нашего рода. Важно, что имя идёт с человеком всю его жизнь, и, очевидно, часто носит сценарные элементы – как-то – святой покровитель (в случае имени церковного), или упоминания характера наиболее известного носителя этого имени.

Женщины, вступая в брак, могут либо принять фамилию мужа, либо сохранить свою девичью фамилию.

В британской системе дворянских титулов человек, удостоенный титула, вправе выбрать имя по своему усмотрению.

Выделим базовые функции современного имени:

  1. Защитная (называя ребёнка именем святого покровителя, тем самым дают ему защитника).
  2. Родовая (называя ребёнка именем значимого представителя рода).
  3. Национальная (подчёркивание посредством имени принадлежности к определённой национальности).
  4. Креативная (потребность выразить оригинальность (родителей), при этом, ребёнок может впоследствии и видоизменить или поменять это имя).
  5. Архаическая (выбор наиболее редких, старинных имён для детей).
  6. Идеологическая (экспериментальная) (в случае изменения социального строя для противопоставления родителя и его ребёнка прежним устоям – ребёнку даётся новое, экспериментальное, имя). В случае с родителем – он чаще менял фамилию на новую, идеологическую.
  7. Эстетическая (звучание имени ребёнка или сочетание его имени и фамилии нравится родителям)
  8. Эклектическая (бессодержательный подбор имени).

Под конец следует порекомендовать технику «Моё имя». Его целью является включение детских воспоминаний и актуализация переживаний, связанных с отношением к собственному имени, а также изучение уровня осознания собственной уникальности.

Участникам группу требуется по очереди рассказать о своём имени, учитывая следующие особенности:

  1. История имени
  2. Этническое происхождение имени
  3. Кто из членов семьи принял решение о необходимости именно так назвать ребёнка
  4. В честь кого в роду назвали
  5. Вспомнить яркие события в жизни, связанные с именем
  6. Были ли периоды в жизни, когда человек менял или модифицировал своё имя и почему
  7. Нравится ли участнику его имя и с чем оно ассоциируется
  8. Помогает ли ему имя в жизни
  9. Как из вариантов звучания личного имени он хочет, чтобы его называли.

Таким образом, личное имя открывает нам довольно большой пласт для изучения этиологии личностных особенностей, моделей поведения и мифологии.

Когда-то Д. Карнеги писал: «Помните, что для человека звук его имени является самым сладким и самым важным звуком человеческой речи». Но остаётся фактом то, что для собственной успешности сам Д. Карнеги поменял свою фамилию – первоначально его полное имя звучало как Дейл Брекенридж Карнегей. Сейчас его фамилия звучит немного иначе – Карнеги. По его мнению, в зрелые годы, она стала для него счастливой (ни что иное, как форма социальной мимикрии), так как стала идентична с фамилией известного миллиардера-сталепромышленника – Эндрю Карнеги, который, впрочем, и сам, как и его условный «двойник» вышел из небогатой социальной среды. Об этой теме автор недавно опубликовал свою лекцию «Никколо Макиавелли и Дейл Брекенридж Карнеги. История инструментальных манипуляторов» https://youtu.be/wfrmrIYvdm8 [12].

И, возвращаясь к имени – с него человек начинает своё путешествие в социальную жизнь, его он проносит всю свою жизнь (а в ряде случаев, меняет), и именно его имя начинает занимать свою, несомненно, значимую роль на древе большого социального организма – рода.

 

Литература

  1. Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы. – М.: Лист-Нью; Центр общечеловеческих ценностей, 1997.
  2. Жаров С.А., Решетников Г.М. Имянаречение. Детский и взрослый статус. – М.: Вариант, 2020. – 144 с.
  3. Ильин В. Археология детства. – М.: Класс, 2002 .
  4. Котлячков А., Горин С. «Оружие – слово. Оборона и нападение с помощью... (Практическое руководство)». – М.: Твои книги, 2012. – 352 с.
  5. Кублицкая И.В. Имена и фамилии. Происхождение и значение. – СПб.: Питер, 2009. – 192 с.
  6. Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени. – М.: Азбука, 2011.
  7. Свирепо О.А., Туманова О.С. Образ, символ, метафора в современной психотерапии. – М., 2004.
  8. Смыслов Д.А. Психосемантика и антропонимия современного имени: история и тенденции// Прикладная психология и психоанализ: электрон. научный журнал. – 2020. – № 2. URL:http://ppip.idnk.ru
  9. Смыслов Д.А. Психология трансовых состояний. Трансовое решение личностных проблем. Центр психологических инноваций Московского регионального социально-экономического института. – М.: ЦПИ МРСЭИ, 2016
  10. Флоренский П.А. Имена. – СПб.: АвалонъАзбука-Аттикус2011. – 320 с.
  11. Фрилинг Г., Ауэр К. Человек – цвет – пространство: Прикладная цветопсихология. – Москва, 1973
  12. Психологический канал Дмитрия Смыслова https://www.youtube.com/c/ДмитрийСмыслов

Об авторе

 

Смыслов Дмитрий Анатольевич – кандидат психологических наук, доцент. Doctor of Science, Honoris causa (IANH), профессор кафедры педагогики и психологии Московского регионального социально-психологического института (г. Видное, МО), директор Центра психологических инноваций.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Ссылка для цитирования

 

Смыслов Д.А. Развитие надежности в структуре личностных и профессиональных качеств сотрудника МЧС России. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2021. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен