Мишина М.М., Слепухина А.А. (г. Москва)

Мишина М.М., Слепухина А.А. (г. Москва)

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОДИТЕЛЕЙ И ТРЕВОЖНОСТИ У СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ 

 

  

УДК 159.923

English verson:

Аннотация. Статья анализирует рост тревожных тенденций, проявляющихся в подростковом возрасте, что обосновано новой социальной ситуацией развития, связанными с взрослением. В подростковом периоде тревожность может выступать как компенсация девиантного характера. Подросток может стать агрессивным, испытывать желание навредить тем, кто, по его мнению, относился к нему негативно. Компенсируя таким образом чувство беспомощности, подросток находит выход для враждебности и оказывается способен совершать поступки, отклоняющиеся от нормы.

Ключевые слова: профессиональная деятельность родителей, тревожность, старший подросток.

. 

Об авторе

Ссылка для цитирования

Актуальность исследования проблемы тревожности в старшем подростковом возрасте обусловлена как социальными факторами, так и самой спецификой данного возрастного периода. Профессиональная деформация личности родителя сопровождается конфликтными состояниями, постоянным напряжением, кризисами, психологическим дискомфортом. Понимание влияния личностных качеств на выбор профессии, а также влияние профессии на деформацию личностных качеств, позволяет человеку понимать себя с позиции личности и с позиции профессионального развития [1; 2; 5]. В следствии, понимание системы взаимосвязей, позволит заметить изменения, которые человек может использовать для своего развития, и те изменения, которые мешают человеку в жизни [4; 6; 7]. Осознание особенностей проявления своих личностных качеств, возникших под влиянием профессиональной деятельности, предоставляет возможность предотвратить неблагоприятное воздействие на человека, а если это произошло провести реабилитационную работу. Тем самым человек сможет сохранить себя как профессионала в своей работе, и сохранить свои взаимоотношения вне работы, в том числе в семье и с детьми, которые нуждаются в поддержке и понимании своего родителя, а не повышенных требований приводящих к ухудшению их самочувствия.

Цель данного исследования – выявить особенности проявления подростковой тревожности в зависимости от вида профессиональной деятельности родителей.

В эмпирическом исследовании принимало участие 62 респондента, из которых 36 девочек и 26 мальчиков – ученики 9-11 классов общеобразовательной школы, средний возраст которых 15-18 лет. В исследовании также приняли участие родители респондентов, а именно 59 матерей в возрасте от 35 до 53 лет, и 56 отцов в возрасте от 32 до 56 лет.

Методами теоретического исследования являются анализ и синтез работ посвященных классическим и современным представлениям о природе и механизме тревожности (в зарубежной психологии З. Фрейд, К. Хорни, Э. Фромм, К. Роджерс и др., в отечественной психологии – А.М. Прихожан, М.С. Неймарк, И.В. Имедадзе и др.).

В ходе эмпирического исследования были использованы следующие методики: Авторская анкета для родителей на выявление строго регламентированных профессий (военнослужащие, полицейские и др.) и не строго регламентированных (творческих) профессий (педагоги, музыканты и др.); Методика «Выявление уровня тревожности» (Ч.Д. Спилбергер, адаптирована Ю.Л. Ханиным); «Шкала социально-ситуационной тревоги О. Кондаш». Статистический анализ эмпирического исследования был выполнен с помощью программ SPSS 26.0. непараметрического U-критерий Манна-Уитни.

Результаты, полученные по Авторской анкете для родителей, показывают, что из 59 матерей старших подростков в возрасте от 35 до 53 лет, выявлено: у 16 матерей актуальная сфера профессиональной деятельности относится к группе строго регламентированной профессиональной деятельности («строгие» профессии), с жесткой ее структурой при высоком уровне требований и высоким уровнем контроля; у 40 матерей актуальная профессиональная деятельность относится ко второй группе без строго регламентированной структуры профессиональной деятельности («нестрогие» профессии); 3 человека из опрошенных матерей не имеют актуальной профессии, т.е. на данный момент они домохозяйки.

Из 56 отцов старших подростков в возрасте от 32 до 56 лет, было выявлено, что у 31 отца актуальная профессия связана со строгой структурой профессиональной деятельности, т.е.с высоким уровнем требований и высоким уровнем контроля («строгие» профессии). А у 25 отцов актуальная сфера деятельности относится к нестрогой структуре с низким уровнем требований и низким уровнем контроля («нестрогие» профессии).

По полученным результатом из анализа трёх методик «Выявление уровня тревожности» (Ч.Д. Спилбергер, адаптирована Ю.Л. Ханиным), «Шкала социально-ситуационной тревоги » О. Кондаша и авторской анкете для родителей, были выявлены виды тревожности (ситуативная, личностная, общая, школьная, самооценочная и межличностная), представленные в соответствии с видом («строгие» и «нестрогие») профессии родителей старших подростков. Результат сопоставления видов профессий родителей и видов тревожности старших подростков представлен в таблице 1.

Таблица 1 – Виды тревожности старших подростков, имеющих родителей «нестрогих» профессий

ms1

Из таблицы 1 видно, что в у 38 старших подростков, родители которых имеют «нестрогие» профессии, средний показатель между ситуативной и личностной видами тревожности, а также между показателями школьной, самооценочной и межличностной видами тревожности существенно не различаются по показателям моды и среднего значения. Такие результаты свидетельствуют о том, что в выборке отсутствуют выбросы. Данные таблицы 1 демонстрируют, что в выборках имеется большое разнообразие в показателях отклонений от среднего, что указывает на разнообразие вариантов полученных значений.

Анализ сопоставления результатов трёх методик: «Выявление уровня тревожности» (Ч.Д. Спилбергер, адаптирована Ю.Л. Ханиным), «Шкала социально-ситуационной тревоги» О. Кондаша и авторской анкете для родителей в таблице 2.

Таблица 2 – Описание тревожности старших подростков, у которых один из родителей имеет «строгую» профессию

ms2

Из таблицы 2 видно, что из 17 старших подростков, у которых один родитель имеет «строгую» профессию, средний показатель между ситуативной и личностной тревожностью, а также между показателями школьной, самооценочной и межличностной тревожностью существенно не различаются по показателям моды и среднего значения, что свидетельствует об отсутствии выбросов в данной группе выборки. В выборках имеется большое разнообразие в показателях отклонений от среднего, что указывает на разнообразие вариантов полученных значений по видам тревожности.

Результат сопоставления тревожности старших подростков, у которых оба родителя имеют «строгую» профессию представлен в таблице 3.

Таблица 3 – Особенности тревожности старших подростков, у которых оба родителя имеют «строгую» профессию

ms3

Полученные результаты, описанные в таблице 3, указывают на то, что в группе старших подростков, у которых оба родителя имеют строгую профессиональную деятельность (среднее значение между показателем ситуативной и личностной тревожностью; между показателями школьной, самооценочной и межличностной тревожностью) не имеют существенных различий в видах тревожности подростков. Так же не имеются существенные различия в показателе моды, что указывает отсутствие в группе выборки выбросов. Также можно заметить, что в данной выборке так же имеется большое разнообразие в показателях отклонений от среднего, что указывает на разнообразие вариантов полученных значений.

Таким образом, все представленные группы выборки характеризуются низкой численностью, широким разбросом значений, отсутствием единиц измерения и невозможностью достоверно установить распределение, что является причиной использования непараметрического статистического критерия Манна-Уитни.

Сопоставив виды и уровни тревожности с видами профессиональной деятельности родителей («строгие» / «нестрогие») профессии, была составлена гистограмма описательной статистики средних значений тревожности по группам, представленная на Рисунке.

ms4

Рисунок – Процентное соотношение по половой принадлежности выборки родителей старших подростков

По показателям среднего значения указанным на рисунке, можно отметить, что в группе старших подростков, у которых оба родителя заняты строгой профессиональной деятельностью, выше среднее значение по ситуативной (на 8,39), личностной (на 3,49), общей (на 9,25), самооценочной (на 7,26) и межличностной (на 4,04) тревожности, чем у подростков, у которых один родитель занят в строгой профессиональной деятельности.

В группе с одним родителем при строгой профессиональной деятельности показатели по школьной (на 8,58) тревожности выше, чем у подростков, родители которых имеют нестрогий вид профессиональной деятельности. Такая же тенденция отмечается с ситуативной (на 5,05), личностной (на 7,33), общей (на 23,07), самооценочной (на 8,51) и межличностной (на 5,98) видами тревожности.

Средние значения по группам подростков, родители которых в строгой профессиональной деятельности и в нестрогой распределены следующим образом: при строгой профессиональной деятельности выше ситуативная (на 13,44), личностная (на 10,82), общая (на 32,32), школьная (на 6,54), самооценочная (на 15,77) и межличностная (на 10,02) виды тревожности.

При проведении эмпирического исследования по выявлению связи профессиональной деятельности родителей и наличия тревожности у старших подростков были получены следующие выводы:

  1. Сфера профессиональной деятельности родителей влияет на тревожность старших подростков. А именно уровень личностной, школьной и самооценочной тревожности старших подростков выше, если родители занимаются строгой профессиональной деятельностью, чем у подростков, родители которых в нестрогой профессии.
  2. Сфера профессиональной деятельности, в которой работают родители, влияет на тревожность в независимости от того, работают в сфере один или оба родителя, за исключением уровня самооценочной тревожности старших подростков, который выше, если оба родителя занимаются строгой профессиональной деятельностью, чем у подростков, у которого оба родителя в нестрогой профессиональной деятельности или с одним родителем в строгой профессиональной деятельности.
  3. Смена профессиональной деятельности родителем влияет на тревожность старших подростков, а именно уровень школьной, межличностной и общего показателя тревожности старших подростков ниже, если родители меняли сферу своей профессиональной деятельности, чем у подростков, родители которых не меняли сферу своей профессиональной деятельности.
  4. Удовлетворенность родителей своей профессиональной деятельностью влияет на тревожность подростка, при этом уровень личностной, ситуативной, самооценочной и общего показателя тревожности старших подростков ниже, если родители удовлетворены своей профессиональной деятельностью, чем у подростков, родители которых не удовлетворены своей профессиональной деятельностью.
  5. Переезд из провинциального города в столицу влияет на уровень школьной тревожности старших подростков, а именно он выше, если родители переезжали из провинциального города в столицу, чем у тех подростков, родители которых родились в столице и не меняли местожительство.
  6. Тревожность старших подростков зависит от строгой (регламентированной) или нестрогой (нерегламентированной) профессиональной деятельности, от наличия или отсутствия смены профессиональной деятельности и от удовлетворённости или неудовлетворённости родителями собственной профессиональной деятельностью.

Таким образом, уровень тревожности старших подростков выше, если их оба родителя заняты в сфере строгой профессиональной деятельности (это касается личностной, школьной и самооценочной тревожности), при этом родители не меняли свою сферу профессиональной деятельности (это касается школьной, межличностной и общего показателя тревожности), но недовольны своей работой (это касается личностной, ситуативной, самооценочной и общего показателя тревожности). У подростков родители, которых заняты в сфере нестрогой профессиональной деятельности или один родитель в строгой, а другой нет (это касается личностной, школьной и самооценочной тревожности) уровень тревожности ниже. Дополнительно выявлено, что влияние на уровень тревожности старших подростков оказывает наличие или отсутствие переезда родителей из провинциального города в столицу, а именно, если родители переезжали, то школьная тревожность выше, чем у тех старших подростков, родители которых не меняли местожительство.

 

Литература

  1. Акимова М.К., Мишина М.М., Перевощикова Г.С. Учет особенностей проявления эмоциональной сферы студентов в процессе профессионального воспитания. // Вестник Тверского государственного университета. – 2019 – № 3 (48). – С. 6-18.
  2. Выготский Л.С. Педагогическая психология / Под ред. В.В. Давыдова. – М.: АСТ, 2008. – 671 с.
  3. Кочеткова О.П. Взаимосвязь типа личности и сферы профессиональной деятельности. // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.
  4. Маккей М., Скин М., Фаннинг П. Когнитивно-поведенческая терапия для преодоления тревожности, страха, беспокойства и паники / перевод с англ. М.В. Харлановой. – С.Пб.: Весь, 2018. – 247 с.
  5. Мишина М.М., Серебрякова Н.В. Взаимосвязь стиля семейного воспитания с успешностью учебной деятельности подростков // Вестник МГОУ (электронный журнал). – 2015. – № 4. – С. 1-11. ISSN 2224-0209 URL: ww.evestnik-mgou.ru.
  6. Мишина М.М., Мурсалыева Г.М. Сравнительный анализ формирования типов этнической идентичности подростков разных культурных сред // Вестник МГОУ. – 2018. – № 1. – С. 84-94. ISSN 2072-8514 (print); ISSN 2310-7235 (online)

 

Об авторе

 

Мишина Марина Михайловна – доктор психологических наук, профессор кафедры психологии и педагогики образования института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета, г. Москва

e-mailЭтот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Слепухина Анастасия Александровнастудентка Российского государственного гуманитарного университета по направлению подготовки Психолого-педагогическая профилактика девиантного поведения.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Ссылка для цитирования

Мишина М.М., Слепухина А.А. Взаимосвязь профессиональной деятельности родителей и тревожности у старших подростков. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2020. N 3. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен