Алекперова Н.В., Смарышева В.А. (г. Санкт-Петербург)

Алекперова Н.В., Смарышева В.А. (г. Санкт-Петербург)

КОПИНГ-СТРАТЕГИИ ЖЕНЩИН, ОЖИДАЮЩИХ РОЖДЕНИЕ РЕБЕНКА С ДИАГНОСТИРОВАННОЙ ВРОЖДЕННОЙ ПАТОЛОГИЕЙ

 

  

УДК 159.922

English verson:

Аннотация. Статья содержит описание результатов исследования, посвященного изучению копинг-стратегий женщин, ожидающих рождение ребенка с врожденной патологией. В работе проведен сравнительный анализ копинг-стратегий женщин, ожидающих рождение ребенка с врожденной патологией и женщин, ожидающих рождение ребенка без патологии, а также проведен поиск взаимосвязи копинг-стратегий с профилем личности женщин, ожидающих рождение ребенка с врожденной патологией.

Ключевые слова: копинг-стратегии, профиль личности, беременность, врожденная патология плода.

Об авторе

Ссылка для цитирования

  

Мир, в котором мы живем, меняется с поразительной скоростью. И скорость эта гораздо выше, чем скорость приспособления человека к этим изменениям. Стрессовая нагрузка на общество в целом и на каждого отдельного человека возрастает, в связи с этим изучение способов совладания личности со стрессом является одной из самых популярных тем в современной психологической науке. Тем более, что в последнее время копинг-стратегии рассматриваются как компонент личностного потенциала [6]. Идея личностного потенциала в настоящее время крайне актуальна, но недостаточно исследована, в связи с чем приоритетна для систематической разработки. Несмотря на столь большой интерес к изучению копинг-стратегий, копинг-поведение беременных женщин является мало охваченной областью исследований. Исследований по копинг-поведению женщин, ожидающих рождение ребенка с диагностированной врожденной патологией, нам не удалось обнаружить. Это удивительно, поскольку достижения современной медицины позволяют женщине родить ребенка с такой патологией, которая раньше была категорическим поводом для прерывания беременности. Современная женщина после постановки диагноза её ещё не рождённому ребенку в праве сама решить вынашивать такого малыша дальше или нет. На неё ложится огромная ответственность за принятое решение.

Общее число новорожденных с врожденными пороками развития во всем мире увеличивается. По данным ВОЗ частота встречаемости ВПР составляет в среднем 3-6%, летальность в 30-40% случаев (от пороков развития в течение первых 4 недель жизни ежегодно умирают 303000 детей). ВПР служат основной причиной детской смертности (до 25%) и инвалидности (до 50%) [5] . Многие некурабельные ранее заболевания сейчас можно корригировать. Таким образом, у будущей матери появляется не безосновательная надежда на то, что её ребенку будет оказана помощь после рождения, и он будет здоров. Всё больше женщин принимает решение в пользу пролонгации беременности.

Сама по себе беременность, как физиологический процесс уже является важным этапом в жизни женщины, сопряженным с различными переживаниями. С точки зрения психологии беременность – это, прежде всего экзистенциальная ситуация, затрагивающая все жизненные основания женщины, обуславливающая глубокие изменения самосознания, отношения к другим и к миру. На этом поворотном этапе жизненного пути происходит изменение образа «я», обретение новой идентичности, перестройка личностных смыслов, ценностей, выбор способов поведения. Меняется не только внешний облик, но и ощущения, поступающие от тела, изменяется и социальная позиция женщины [1]. В структуре личностных изменений также отмечается обострение имеющихся внутриличностных конфликтов, повышение психологической зависимости от близких, нарастание уровня тревожности, возникает эмоциональная неустойчивость, раздражительность, мнительность, астеничность, снижающая активность личности, неадекватная самооценка. Поэтому в психологии саму ситуацию беременности и материнства рассматривают как кризисную, требующую адаптации к беременности как физиологическому и психосоматическому состоянию [2]. А знание, что предстоит выносить и родить больного ребенка, является тяжелым испытанием, т. к. диагностирование у плода врожденной патологии приведет к дополнительной стрессовой нагрузке и может включать в себя многообразие вторичных стрессоров, каждый из которых определяет индивидуальные копинг-стратегии преодоления стресса. Как женщина справляется с этим, какие стратегии преодоления данной стрессовой ситуации использует?

Исследование, проведенное нами, должно было ответить на возникшие вопросы. Целью его было определение соотношения между профилем личности женщины, тяжестью диагноза, поставленного её ребенку и копинг-стратегиями, которые она выбирает для преодоления стресса, а также сравнение копинг-стратегий женщин, ожидающих рождение здорового ребенка и женщин ожидающих, рождение ребенка с патологией. Для определения копинг-стратегий были использованы две методики: методика «Способы совладеющего поведения» Р. Лазаруса и С. Фолкман и методика «Совладания со стрессом СОРЕ» (COPEInventory). Для определения профиля личности использовался 16 факторный личностный опросник Р.Б. Кеттелла (форма С).

В ходе исследования удалось установить, что среди женщин, ожидающих рождение ребенка с патологией, наиболее часто употребляемыми являются следующие копинг-стратегии: «поиск социальной поддержки» – 86% и «самоконтроль» – 57%. Женщины, ожидающие рождение ребенка с тяжелой врожденной патологией помимо вышеперечисленных копинг-стратегий используют еще и такую копинг-стратегию, как «бегство-избегание» – 57%.

В ходе сравнительного анализа копинг-стратегий, используемых женщинами, ожидающими рождение ребенка с врожденной патологией и женщинами, ожидающими рождение ребенка без патологии удалось выявить значимые различия в выборе таких копинг-стратегий как «дистанцирование» и «бегство-избегание». Уровень выбора этих стратегии у женщин, ожидающих рождение ребенка без патологии значимо выше, чем у женщин, ожидающих рождение ребенка с врожденной патологией и такой копинг-стратегии как «поиск социальной поддержки» уровень выбора которой значимо выше у женщин, ожидающих рождение ребенка с диагностированной врожденной патологией.

Для определения наличия взаимосвязи между профилем личности женщины и выбираемыми ею копинг-стратегиями был использован корреляционный анализ в ходе которого были обнаружены следующие зависимости:

1. Прямая зависимость между копинг-стратегиями «дистанцирование», «использование юмора» и фактором N (прямолинейность-дипломатичность). На наш взгляд это объясняется тем, что копинг-стратегии «дистанцирование» и «использование юмора» взаимосвязаны друг с другом, поскольку для «дистанцирования» характерно использование интеллектуальных приемов рационализации, переключения внимания, обесценивания, юмора. Также «дистанцирование» предполагает преодоление негативных переживаний за счет субъективного снижения значимости проблемы и степени эмоциональной вовлеченности в проблему, а тут уже прослеживается связь с фактором N, т.к. личность N+ умеет вести себя холодно и рационально, ко всему подходит разумно и несентиментально.

2. Прямая зависимость между копинг-стратегиями «самоконтроль» и «самоограничение» и фактором M (мечтательность-практичность). Эти две копинг-стратегии также взаимосвязаны друг с другом и предполагают воздержание от слишком поспешных импульсивных действий, сдерживание эмоций, стремление к самообладанию. Именно такими чертами обладает личность M- , которую характеризуют такие качества как: уравновешенность, здравомыслие, жесткий контроль.

3. Прямая зависимость между копинг-стратегией «принятие ответственности» и фактором Е (доминантность-конформность) может быть объяснена, на наш взгляд, тем, что личность Е- склонна к чувству вины, а «принятие ответственности» предполагает признание своей роли в проблеме. Отрицательной стороной этой копинг-стратегии является возможность необоснованной самокритики и принятия чрезмерной ответственности.

4. Прямую зависимость на высоком уровне значимости между копинг-стратегией «фокусировка на эмоциях и их вентилирование» и фактором Е можно объяснить, как и предыдущую взаимосвязь: неуверенностью в себе, пассивностью, безропотностью, склонностью к чувству вины, экспрессивностью, что может заставить личность Е сфокусироваться на неприятных эмоциях и переживать их вновь и вновь.

5. Обратная значимая взаимосвязь между копинг-стратегией «принятие» и фактором С (эмоциональная устойчивость-эмоциональная неустойчивость) говорит о том, что чем ниже один показатель, тем выше другой. Использование копинг-стратегии «принятие» означает способность принять реальность произошедшего. Получается, что чем более способна женщина принять реальность диагноза своего ребенка, тем более эмоционально неустойчивой она становится.

6. Прямая зависимость между такими копинг-стратегиями, как «активный копинг», «планирование решения проблемы», «позитивное переопределение и личностный рост» и фактора Q3 (контроль желаний-импульсивность). Фактор Q3 измеряет нечто похожее на самоконтроль поведения и склонность к планомерному, расчетливому подходу к жизни, но ведь именно это и нужно для осуществления всех трех копинг-стратегий, очень похожих между собой. Попытка переосмыслить стрессовую ситуацию в позитивном ключе, активные шаги, направленные на преодоление стрессовой ситуации и выработка стратегии решения проблемы, требуют организованности, умения контролировать свои эмоции, способности не останавливаться перед трудностями – все эти качества присущи личности Q3+.

7. Обратная значимая взаимосвязь между копинг-стратегией «использование психоактивных веществ» и фактором Q3, подразумевает что, если используются какие-либо «успокоительные» (алкоголь, лекарственные средства и проч. как способ избегания проблемы), то тем ниже становится самоконтроль поведения и наоборот – чем выше самоконтроль поведения, тем меньше шансов, что будет использована эта копинг-стратегия.

8. Прямая зависимость между копинг-стратегией «активный копинг» и фактором G (высокая совестливость-недобросовестность) схожа с предыдущей положительной корреляцией фактора Q3. Потому что личность G+ ответственная, решительная, настойчивая в достижении цели, что соответствует активному копингу (прямые действия направленные на преодоление проблемы).

Таким образом в результате исследования были изучены копинг-стратегии женщин, ожидающих рождение ребенка с диагностированной врожденной патологией плода и копинг-стратеги женщин, ожидающих рождение ребенка без патологии. Проведен их сравнительный анализ, в результате которого стало ясно, что большинство используемых копинг-стратегий в группах совпадает (планирование совладания и решения проблемы, положительная переоценка, самоконтроль, активный копинг), но есть копинг-стратегии, которые группа с патологией использует крайне редко в отличие от группы без патологии (конфронтация, дистанцирование) и есть копинг-стратегии, которые в группе с патологией востребованы в большей мере, чем в группе без патологии (это социальная поддержка во всех формах).

У женщин, ожидающих ребенка с тяжелой патологией плода появляется такая копинг-стратегия как «бегство-избегание» (57%). Среди других групп число женщин использующих эту копинг-стратегию статистически незначимо. То, что выбор копинг-стратегии «поиск социальной поддержки» у женщин с патологией плода значимо выше, чем у женщин, ожидающих рождение ребенка без патологии может быть обусловлено тем, что диагноз, поставленный ребенку, является для женщины дополнительным стрессором и женщина оказывается не способной самостоятельно справиться с проблемой и нуждается в дополнительной информации о проблеме, эмоциональной и моральной поддержке, сочувствии и понимании.

Возможно, такую поддержку женщине могут оказать родственники, близкие друзья, интернет, но очень важно, чтобы такой женщине была оказана профессиональная психологическая помощь.

В последнее время достигнуто понимание необходимости интенсивной разработки и внедрения в акушерскую практику научно-обоснованных программ работы с беременными женщинами с целью обеспечения психологического сопровождения беременности, благополучного родоразрешения и формирования основы истинно материнского отношения к своему ребенку. 12 февраля 2002 года МЗ РФ издало указание «О создании Координационного совета Минздрава России по оказанию медико-психологической помощи в лечебно-профилактических учреждениях детства и родовспоможения» которым предусматривается внедрение в практику здравоохранения современных технологий клинической психологии и психотерапии в целях развития медико-психологической службы в учреждениях акушерско-гинекологического и педиатрического профиля. 09 декабря 2004 года издан Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 308 «О вопросах организации деятельности перинатальных центров», в котором устанавливается необходимость и обязательность оказания медико-психологической помощи женщинам и детям раннего возраста. Но, несмотря на наличие приказов, еще не во всех учреждениях родовспоможения в нашей стране работают психологи, а если быть более точными, то в большинстве родовспомогательных учреждений психологов как не было, так и нет. А ведь от того получит ли женщина квалифицированную психологическую помощь вовремя, зачастую зависит протекание беременности, родов и послеродового периода.

Состояние эмоциональной напряженности с наличием тревожности различной степени выраженности наблюдается у 40-50% женщин с нормально протекающей беременностью. Это состояние усугубляется при выявлении врожденных пороков развития плода. Виды реакций на столкновение с кризисной ситуацией зависят от особенностей личности. Когда беременная женщина сталкивается с такой ситуацией, у нее могут появиться невротические реакции, расстройства адаптации.

Для стабилизации эмоционального состояния такие женщины особенно нуждаются в специализированной психологической помощи. Женщины, узнавшие о врожденной патологи плода, относятся к группе риска по развитию острой стрессовой реакции. В этом случае только психолог может провести правильную оценку тяжести состояния женщины, понять, способна ли женщина адекватно оценивать и контролировать свои действия и, исходя из результатов оценки, оказать квалифицированную помощь и поддержку женщине.

Женщинам, переживающим стресс из-за поставленного диагноза их еще не рожденному ребенку, необходимо снизить остроту реакции за счет эмоционального отреагирования (техники релаксации, дыхательные техники, эмпатическое слушание). Также необходимо помочь женщине в возвращении самоконтроля в сложившейся ситуации, в поиске и обретении ресурсов. Необходимо оказывать профилактику нарушений привязанности в диаде мать-дитя. Нельзя упускать из внимания и семью, женщины ребенку которой поставлен диагноз ВПР. Необходимо заняться адаптацией семьи и формированием готовности к рождению и уходу за ребенком с ВПР.

Женщины, узнав о таком диагнозе, испытывают неверие в диагноз и недоверие по отношению к врачам и в этой ситуации необходимо не забыть и о медицинском персонале. Здесь работа психолога должна заключаться в создании перинатального комплекса – взаимодействия врача с пациенткой и её родственниками, которое должно быть основано на сотрудничестве и партнерстве. Персонал необходимо обучать навыкам общения с такими пациентками. Предупреждение развития ятрогений тоже должно стать заботой психолога.

Но самое главное с чего нужно начать – психологи должны прийти в каждый роддом, в каждый перинатальный центр для того чтобы женщина не чувствовала себя одинокой и брошенной один на один со своей бедой, для того чтобы медицинские работники не боялись, и правильно общались со своими пациентками и их родственниками. Тогда мы можем быть уверенны в том, что женщина, ее семья и медицинский персонал получат необходимую им поддержку и достигнут каждый своей, но в итоге общей цели – психологически здоровая женщина, принимающая своего ребенка, ее семья готовая к уходу за необычным малышом и готовая к оказанию помощи и поддержки вновь испеченной маме и медицинский персонал, понимающий своих пациентов и оказывающий им грамотную специализированную медицинскую помощь.

 

Литература

  1. Добрянская Р.Г. Исследование стратегий преодоления эмоционального стресса у беременных женщин // Сибирский психологический журнал. – 2015. – №18. – С. 65-67.
  2. Нечаева М.А., Рыбалова Л.Ф., Штрахова А.В. Психологические факторы онтогенеза материнской сферы, внутренней картины беременности и перинатального развития: учебное пособие. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2015. – 59 с.
  3. Рассказова Е.И., Гордеева Т.О., Осин Е.Н. Копинг-стратегии в структуре деятельности и саморегуляции: психометрические характеристики и возможности применения методики СОРЕ // Психология. Журнал Высшей школы экономики. – 2013. – Т.10. – №1. – С. 82-118.
  4. Нагорнева С.В., Прохорова В.С., Шелаева Е.В. Анализ частоты выявления врожденных пороков развития у плодов за последние 5 лет (2013-2017) // Журнал акушерства и женских болезней. – 2018. – Т. 67. – №3. – С. 44-48.
  5. Официальный сайт ВОЗ [Электронный ресурс]. – URL: https://www.who.int/ru. – (дата обращения 15.12.2019).
  6. Соловьева О.В., Правдивцева Л.Л. Психологическая помощь в актуализации адаптивных возможностей женщин зрелого возраста. // Прикладная психология и психо-анализ: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// ppip.su.

 

Об авторе 

Алекперова Наталия Викторовна – студентка 5 курса Института прикладного психоанализа и психологииуниверситета при МПА ЕврАзЭСг. Санкт-Петербург

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Смарышева Виктория Алексеевнакандидат психологических наук,декан факультета психологии и психоанализа, проректор по учебной работе ЧОУ ВО «Восточно-Европейский институт психоанализа» г. Санкт-Петербург

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 Ссылка для цитирования

Алекперова Н.В., Смарышева В.А. Копинг-стратегии женщин, ожидающих рождение ребенка с диагностированной врожденной патологией  [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2020. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен</p