Алексеева М.Н., Алексеева Т.И., Трущелева А.В. (г. Ставрополь)

Алексеева М.Н., Алексеева Т.И., Трущелева А.В. (г. Ставрополь)

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВОПРОСА взаимоотношений сиблингов в дошкольном возрасте

 

  

УДК 159.923

English verson:

Аннотация. Статья посвящена изучению сиблинговых отношений в семейной психологии. В ней раскрыты особенности сиблинговой личности, типы ее поведения, стратегии взаимоотношений. В статье проанализированы работы ведущих психологов по данной проблеме.

Ключевые слова: сиблинг, семья, ребенок.

Об авторе

Ссылка для цитирования

 

В современной науке проблема сиблинговых отношений является актуальной и перспективной в семейной психологии. Само по себе наличие сиблинга в семье, является важным фактором, влияющим на психическое развитие ребенка. В отечественной и зарубежной психологии сиблинговые отношения, оказывающие влияние на жизнедеятельность ребенка раскрываются через такие ролевые позиции как единственный ребенок, старший ребенок в семье, младший ребенок в семье.

Несмотря на то, что психологи начали изучать сиблингов и их взаимоотношения в XIX веке, только в конце XX века они стали фокусироваться на характерных чертах сиблинговых отношений. Ранние исследования главным образом посвящались изучению влияния разницы в возрасте и порядка рождения сиблингов на их будущие достижения. На протяжении 1980-х и 1990-х психологи стали больше интересоваться семьей как целостной структурой. Это стало причиной проведения ряда исследований, изучающих, как братья и сестры влияют на развитие друг друга, на семейное благополучие, и, наоборот, как семья влияет на взаимоотношения сиблингов.

Формирование сиблинговых отношений начинается с момента появления в семье второго ребенка. Исходя из определения М. Раттера, под сиблинговыми отношениями мы понимаем межличностные отношения между детьми одних родителей [3].

Основными факторами, определяющие сиблинговые отношения в семье, выступают: разница в возрасте между сиблингами, возрастные и гендерные особенности детей, что определяет уровень соперничества старших и младших сиблингов.

С психологической точки зрения сиблинговые взаимоотношения имеют двойственную природу. С одной стороны, это отношения родственные: сиблингов, прежде всего, следует рассматривать как подсистему семьи, члены которой связаны очень тесными узами (эмоциональными, практическими и др.), а также условиями развития и воспитания, семейными ценностями и традициями. С другой стороны, сиблинговые отношения – это по сути отношения со сверстниками (какой бы ни была разница в возрасте между ними), в отличие от отношений с другими – старшими или младшими – родственниками.

Особенности нашей личности во многом зависят от того, являемся ли мы старшим, младшим, или средним сиблингом в семье. Порядок рождения задает определенную модель, по которой мы развиваемся.

Есть две причины, по которым сиблингам с разным «порядковым номером» свойственны разные типы поведения. Во-первых, родители по-разному реагируют на появление первого и последующего сиблинга и разного ожидают от них. Во-вторых, место среди братьев и сестер во многом предопределяет характер складывающихся между сиблингами отношений.

А. Адлер считая, что важна не позиция сиблинга в семье как таковая, а его восприятие сложившейся ситуации, уточняет: от того, какое значение придает сиблинг своему положению внутри семьи, зависит влияние порядка рождения на стиль его жизни. Тем не менее, по мнению А. Адлера, можно выделить некоторые общие психологические особенности, которые характерны для каждой конкретной позиции сиблинга в семье. Он выделил три типичных позиции: первенец, второй сиблинг, младший сиблинг [3].

Первые работы В. Томана, посвященные сиблинговым отношениям, появились в конце 50-х годов. В. Томан анализировал влияние семейных позиций сиблингов на их личностные особенности и будущую супружескую жизнь.

Пол самого сиблинга, наличие у него старшего или младшего сиблинга мужского или женского пола влияет, согласно В. Томану, на его половую идентификацию, отношение к противоположному полу и отношения с родителями. В. Томан пришел к выводу, что сиблинговые отношения влияют и на то, как будут складываться супружеские отношения, и каким будет риск развода. В. Томан писал, что люди, у которых не было старших сиблингов, переживают особый конфликт при взаимодействии с людьми старше их по возрасту. Те, у кого не было сиблинга противоположного пола, чаще переживают конфликт при взаимодействии с лицами противоположного пола. В самом худшем варианте возможно сочетание обоих типов конфликтов [4].

Первенцы, как правило, показывают более высокие результаты в тестах на интеллект и чаще получают высшее образование. Они более послушны. Сиблингам, родившимся позже, приходится прилагать значительные усилия, чтобы наладить отношения со старшими сиблингами. В связи с этим считается, что младшие обычно более популярны среди сверстников и легче переносят перемены в жизни.

О сиблинге-первенце А. Адлер писал, что его положение своеобразно и неповторимо. У него всегда есть лидер, развивающийся с опережением и служащий ему примером. Второй хочет догнать и перегнать первого. Он хочет перемены власти, он – революционер, не признающий авторитеты.

Нередко сиблинг первенца обгоняет своего лидера. Это может происходить потому, что старший не всегда способен выиграть соревнование с младшим. Он начитает бояться этого соревнования и устраняется от него.

Обычно младшие сиблинги больше, чем старшие, готовы к сотрудничеству и кооперации, поскольку с самого первого дня вынуждены делить с кем-то родительское внимание.

Самый младший сиблинг в семье – особенный. У него никогда не будет последователя, его никогда не свергнут с пьедестала. Его ситуация развития наиболее благоприятна: отношение к нему особо заботливое, так как он самый маленький и самый беспомощный в семье. Его окружает более теплая атмосфера, чем была у его старших сиблингов.

Младший может быть похож на сиблинга первенца тем, что энергичен и старается обогнать других. Но, отмечает А. Адлер, ему часто не хватает отваги соревноваться до победного конца, и тогда он предпочитает пойти по другому пути – выбирает свою, отличную от других членов семьи, дорогу.

Так же А. Адлер выделял несколько типов младшего сиблинга. Об одном типе он писал, что его ситуация развития парадоксальна. Никакому ребенку не нравится все время быть самым маленьким, самым беспомощным, поэтому он старается доказать, что способен все сделать сам. В результате этого стремления он становится человеком, жаждущим власти, превосходства над другими. Нередко у него получается обогнать всех остальных сиблингов и стать самым успешным из них.

Другому типу младших сиблингов, по мнению А. Адлера, меньше повезло. Они тоже жаждут превосходства над другими, но им не хватает необходимой для этого энергии и уверенности в себе, чтобы затмить старших. И тогда они начинают уклоняться от соревнования, становятся трусливыми, «вечными нытиками», ищущими причины, чтобы ничего не делать. Они также честолюбивы, но боятся провала и поэтому увиливают от решения проблем и деятельности [3].

Г. Хоментаускас приводит несколько стратегий взаимоотношений сиблингов:

Первая стратегия: старший сиблинг изначально воспринимается, как препятствие между родителями и младшим сиблингом, что ведет к конкурентным отношениям и проявляется в ябедничестве младшего, чрезмерном хвастовстве и стремлением унизить старшего. Старший в свою очередь наказывает его, унижая и дискредитируя в глазах родителей.

Вторая стратегия: энергия младшего сиблинга направлена не на конкуренцию с сибсом, а на ломку родительских ограничений. И хотя стремление подчас выражает отверженность и эмоциональный холод, воспринимается родителями чаще как результат разбалованности и недостатка строгости в воспитании. Итогом данного протеста являются правонарушения, совершаемые в младшем школьном и подростковом возрасте.

Третья стратегия: сиблинг отказывается от борьбы за себя, теряет надежду достичь собственной значимости и любви окружающих. При попытке взрослых помочь, специально показывает свою неловкость и глупость [1].

Результаты анкетирования родителей (мам), в исследованиях Е.И. Карпуниной и И.А. Карепановой, при выявлении ревности у сиблингов, показали радость первенцев о перспективе стать старшим братом или сестрой, независимо от возраста. С появлением сиблинга поведение первенца изменялось и зависело от возрастных особенностей ребенка: если старшему сиблингу от двух до трех лет, то проявлялся интерес к младенцу; если первенец старше четырех лет, то он старался привлечь больше внимания к себе в этот период; если старшему сиблингу от семи до одиннадцати лет, он открыто говорил о своей ревности к младшему ребенку и стал проявлять самостоятельность [2].

Девочки часто испытывают ревность к младшим братьям. А. Адлер считал, что причина этого в том, что они видят, с какой радостью в семье встречают рождение мальчиков, видят, что их братьям уделяют больше заботы и уважения. Мальчики получают в семье всевозможные привилегии, которых девочки лишены, просто потому, что они – не мальчики.

Старшая сестра внешне проявляет свою любовь к младшему брату, но ее внутреннее состояние не комфортно. Она чувствует, что ее по-матерински нежное отношение к младшему брату (или братьям) позволяет ей вернуть свое авторитетное положение в семье. Такое поведение старшей сестры А. Адлер называет «военной хитростью», которая дает ей возможность достойно выйти из опасной ситуации и стать сильнее, чем она была до этого [3].

Девочка, которой постоянно пренебрегают, может поставить перед собой цель превзойти своих братьев. Так как девочки более трудолюбивы, обычно лучше мальчиков учатся в школе, быстрее развиваются в подростковом возрасте, они чувствуют в себе силы конкурировать с братьями. Эта конкуренция является одной из причин порождения внутрисемейной ревности [1].

Д. Леви подробно рассмотрел проявления такой ревности. Он писал, что ревность может принимать разные формы, она проявляется и в недоверчивости, и в стремлении навредить сопернику, и в чрезмерной придирчивости, и в самоуничижении, и в чрезвычайном упрямстве.

Л. Фергусон также провел исследование взаимоотношений сиблингов с точки зрения соперничества и сотрудничества и получил аналогичные результаты.

Особенно выраженными могут быть соперничество и ревность, если мальчик – первенец, а девочка – второй ребенок. Такая девочка обладает всеми чертами второго ребенка: напористостью, энергичностью, независимостью, она стремится догнать и перегнать первенца-мальчика. Это может произойти по причине того, что девочки обгоняют мальчиков в своем развитии: в какой-то момент мальчик может почувствовать, что уступает. Он может решить, что не способен соперничать с сестрой, ощутить свою неполноценность. В результате, чтобы уйти от соревнования с сестрой, он начинает заниматься чем-то творческим. Иногда такая ситуация приводит к тому, что он становится невротиком, совершает асоциальные поступки, заболевает.

Но, по мнению А. Адлера, ревность не является неизбежной составляющей сиблингновых отношений.

Существует мнение, что однополые дети более конфликтны, что подтверждается в большинстве случаев на практике.

Д. Данн описывает пять основных направлений, по которым различаются отношения между сиблингами в одной семье: соперничество, привязанность, безопасность, близость (в том числе откровенность и шутливые отношения), общие фантазии.

Некоторые психологи (Е.И. Карпунина, И.А. Карепанова) считают оптимальной разницу между детьми в 4-5 лет. Данное явление объясняется таким образом: «Если второй ребенок младше первого на четыре и более лет, первенец для него представляется недостижимым идеалом, ребенок даже представить себе не может, как можно стать сильнее его, знать, уметь больше, чем старший, и т.д. Поэтому он и не стремиться прямо конкурировать со старшим [2]. Но и в этом случае возможно возникновение детской ревности.

Однако, когда различие в возрасте один – два года, между детьми разыгрывается острая конкурентная борьба. Старший, стремиться показать родителям, малышу и самому себе превосходство в одной из значимых для него сфер: в силе, опрятности, знаниях, творчестве и т.д.

Соперничество младшего становится очевидным для первенца и тот еще больше старается показать свое превосходство. Почувствовав нарастающую конкуренцию со стороны младшего, старший устремляется к новым достижениям [4].

Рассуждая о любви между родителями и детьми, Э. Фромм отмечает особую связь с матерью. Ее любовь – это есть блаженство, покой и дом, это состояние удовлетворения и безопасности. Тогда как отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир: мысли, вещей, приключений, закона и дисциплины.

Э. Фромм определяет возрастные рамки появления способности любить – это 8-10 лет. Ребенок младше этого возраста доволен тем, что он любим. С указанной поры, ребенок переходит от желания быть любимым в сотворение любви посредством собственной активности (желание нарисовать рисунок маме, сделать что-нибудь отцу и т.д.).

Первенец, после появления брата или сестры будет сомневаться, а по-прежнему ли любят его родители, будут ли они о нем заботиться, уделять внимание так же, как раньше [1].

Определенным образом первенец реагирует на появление «конкурента». Часто он действует по принципу регресса, то есть, как бы возвращается на более раннюю стадию развития. Продолжительное время он остается плаксивым, постоянно требует заботы, просит соску, начинает мочиться или даже хочет вернуться к кормлению грудью. Такими своеобразными действиями он хочет возвратить себе позицию малыша.

Самые первые дети в семье (те, кому от 9 мес. до 3 лет) склонны больше командовать младшими сиблингами, чаще мешать им или игнорировать их, подстрекать к нарушению установленных правил или применять к ним физическую силу, по сравнению с детьми, родившимися вторыми или имеющими большую разницу в возрасте.

Имеющиеся данные Е.И. Карпуниной, И.А. Карепановой показывают, что матери первенцев-сыновей склонны подробнее разъяснять детям нормы и мотивы поведения и больше общаться с ними, чем матери первенцев-девочек, и эта их склонность, по-видимому, воспроизводится старшими детьми в отношениях с младшими сиблингами. В некоторых случаях старшие дети служат фигурами привязанности для своих младших братьев и сестер даже в большей степени, чем родители [2].

Самый старший ребенок, независимо от пола, имеет преимущество перед младшими детьми в силу того, что он в течение какого-то времени участвует вместе с родителями в организации семейной жизни. Когда в семье появляется еще один ребенок, старшие дети извлекают дополнительную выгоду из выполнения роли учителей своих младших братьев и сестер.

Старший сиблинг первым «прощупывает», находит «слабые места» родителей и приспосабливается к ним. Он находит своеобразные способы поведения для ощущения своей значимости и завоевание родительской любви и внимания: освоение новых навыков, получение новых знаний. Младший же сиблинг, находится в более сложной ситуации: выбора средств достижения любви и внимания. При этом модель старшего сибса, это риск остаться «в тени».

Таким образом, отмечаем, что отношение родителей к детям играет определяющую роль в выборе и способах поведения старших и младших сиблингов.

Г. Хоментаускас считал, что одним из механизмов родительской поддержки является повышенное внимание и любовь к ребенку преимущественно в качестве награды за какие-то достижения. Конкуренция особенно достигает своего предела, если при этом родители сиблингов, сравнивают обоих детей. В первую очередь, по мнению Л. Шнейдера, «…конкуренция может возникать на фоне каких-либо внешних параметров. Дети становятся чрезвычайно чувствительными, когда дело касается их физической привлекательности» [1]. Также он отмечает, что ощущение своей привлекательности является наиболее важным фактором в формировании самооценки детей.

Таким образом, наличие сиблинга, как такового, уже само по себе является важным фактором, влияющим на психическое развитие и личностное становление ребенка.

Литература

  1. Алфеева Е.В. Креативность и личностные особенности детей дошкольного возраста (4-7 лет): дис. …канд. психол. наук. – М., 2000.
  2. Демина И. Трудный ребенок // Дошкольное воспитание. – 2004. – №7.
  3. Зырянова Н.М. Ранние сиблинговые исследования [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. – 2008. – №2. URL: http://psystudy.ru.
  4. Парыгин Б.Д. Социальная психология. – М., 1999.

Об авторе 

Алексеева Марина Николаевна – старший преподаватель кафедры специальной педагогики и предметных методик Ставропольского государственного педагогического института

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Алексеева Татьяна Ивановна – учитель начальных классов Муниципального бюджетного образовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов № 4» города Михайловска

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Трущелева Анна Васильевна – старший преподаватель кафедры специальной и клинической психологии Ставропольского государственного педагогического института

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 Ссылка для цитирования

Алексеева М.Н., Алексеева Т.И., Трущелева А.В. Теоретический анализ вопроса взаимоотношений сиблингов в дошкольном возрасте  [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2019. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен