Мишина М.М., Немцов А.А. (г. Москва)

Мишина М.М., Немцов А.А. (г. Москва)

АНАЛИЗ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ СТУДЕНТОВ РАЗНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ

 

  

УДК 37.017.92

English verson:

Аннотация. В данной статье представлено продолжение описания представлений о ключевых факторах формирования культуры у студентов вузов гуманитарных и технических специальностей (Прикладная психология и психоанализ. – №2, №3. – 2018). В статье анализируются мнения студентов о факторах формирования культуры и их связь с местом их основного проживания, а также условиями воспитания в детстве.

Ключевые слова: культура, культур-генез, факторы культур-генеза, студенты гуманитарных специализаций, студенты технических специализаций, москвичи, иногородние, единственный ребёнок, старший ребёнок, средний ребёнок, младший ребёнок.

Об авторе

Ссылка для цитирования

На эволюцию человека оказывают влияние большое число биологических и социальных факторов. Такие биологические факторы антропогенеза как изменчивость и естественный отбор, и социальные факторы – труд, мышление, творчество, речь и социальный образ жизни хорошо изучены. Вместе с тем на современном этапе общественного развития самостоятельной познавательной ценностью обладают представления студентов о фундаментальных факторах антропогенеза. По нашей гипотезе, студенты гуманитарных и технических специализаций имеют как схожие, так и различные представления о факторах культурного антропогенеза. Наше исследование, имеющее целью проанализировать факторы формирования культуры студентов разных специальностей, расширяет сведения о мировоззренческих тенденциях современной молодежи.

В продолжение анализа результатов, полученных при исследовании студентов гуманитариев и представителей технических специальностей, мы представим дальнейшее описание обнаруженных сходств и различий.

Студенты, являющиеся единственными детьми в семье чаще других к числу наиболее значимых факторов формирования человека относят: письменность, религию, похороны умерших и одомашнивание животных. В качестве умеренно значимых они чаще других оценивают следующие признаки: изготовление орудий, использование денег, ношение одежды и наличие искусства. Наконец к числу наименее значимых они чаще других относят прямохождение, использование огня, использование рук и изготовление орудий труда. В концепции формирования культуры этих студентов человек интерпретируется прежде всего как существо, пользующееся продуктами развитой цивилизации, ориентированное на активное накопление и использование культурно-исторического опыта, весьма духовное, ощущающее себя звеном в цепи сменяющих друг дуга во времени поколений людей, обладающее весьма высокой самооценкой и чувством собственного достоинства. Видно также, что человек в данной концепции достаточно прочно связан с природой и стремится, прежде, использовать энергию других живых существ. При этом он скорее всё же склонен к кочевому, а не оседлому образу жизни. Это своего рода набожный пастух-кочевник, владеющий грамотой. Вместе с тем этот тип человека достаточно активно вступает в товарно-денежные отношения, озабочен благородством своего внешнего облика, весьма активно использует разнообразные технологии и при этом обладает весьма выраженным творческим потенциалом. Учитывая несколько специфический смысл, вкладываемый студентами технарями в понятие «искусство» – он искусен, т.е. изощрён, хитёр, опытен. При этом в числе относительно игнорируемых оказываются такие признаки как использование огня, рук и прямохождение т.е. наиболее очевидные с биологической точки зрения. Следовательно, для этих студентов человек не столько биологическое, сколько культурно-историческое существо, одновременно и продукт и активный пользователь достижений цивилизации. В целом он скорее консервативен и стремится к поддержанию гармонии с природой, сохранению всего того ценного, что было накоплено. Он не стремится к могуществу, власти. Скорее его можно охарактеризовать как спокойного созерцателя и мыслителя, чем как активно действующего героя и преобразователя. Он скорее дорожит тем, чего уже достиг, чем стремится рисковать в надежде радикально расширить свои возможности и овладеть новыми источниками ресурсов [2].

Студенты, являющиеся старшими детьми в семье чаще других к числу наиболее значимых факторов культурогенеза относят: прямохождение, использование рук, изготовление орудий труда, использование денег, развитие мозга и наличие искусства. В качестве умеренно значимых они чаще других оценивают следующие факторы: использование огня, одомашнивание животных. Наконец к числу наименее значимых они чаще других относят: письменность, земледелие, одомашнивание животных и захоронение умерших. В отличие от студентов, являющихся единственными детьми в семье, человек в данной концепции – прежде всего биологическое существо, возвысившееся над другими благодаря созданной им самим искусственной среде. Это животное, создавшее антропосферу и пользующееся всеми преимуществами, которые она предоставляет. В определённом смысле оно противоположно тому образу человека, который сформирован студентами технарями, являющимися единственными детьми. В данном случае человек гораздо меньше ощущает свою связь с природой, а также с культурно-исторической традицией. Это в большей степени прагматик, живущий текущими делами и заботами. Он меркантилен, опытен, хитёр, изощрён. Обладает высокой самооценкой, стремится максимально облагородить свой внешний вид. Ему также весьма свойственны стремление к богатству, роскоши и комфорту. Он стремится ещё более расширить своё господство над энергиями природы и других живых существ. При этом он наименее связан с традициями, не ощущает себя частью родового целого и связи с конкретной территорией. Это ярко выраженный индивидуалистический тип человека. В этом он также существенно отличается от той концепции, которую предполагают студенты, являющиеся единственным ребёнком в семье. В данном случае человек предстаёт как творец и покоритель природы. Однако он скорее бизнесмен или технократ, чем герой-первооткрыватель. В его действиях преобладает прагматизм, холодный расчёт.

Студенты технических специализаций, являющиеся младшими детьми в семье, чаще других к числу наиболее значимых факторов антропогенеза относят: использование огня и использование денег. В качестве умеренно значимых они чаще других выделяют следующие факторы: прямохождение, использование рук, развитие мозга, наличие религии, земледелие, одомашнивание животных, наличие искусства и захоронение умерших. Наконец к числу наименее значимых факторов они чаще других относят: речь, использование одежды и одомашнивание животных. Концепция человека с точки зрения этих студентов предполагает субъекта, стремящегося поставить себе на службу энергию природных стихий и одновременно склонного к торговым операциям. Получается своеобразный «Прометей-бизнесмен». Можно предположить, что это своеобразный колонизатор-авантюрист, который. С одной стороны готов радикально преобразовывать естественную среду, но с другой делает это, прежде всего, в собственных корыстных целях. Если дополнить эти характеристики теми, которые данные студенты причислили к умеренно значимым, то данный образ конкретизируется в «миссионера-труженика». Действительно, к числу умеренно значимых факторов отнесены с одной стороны прямохождение, использование рук и развитие мозга – биологически идеальный человек. С другой стороны к умеренно значимым факторам отнесены религия, письменность, искусство и захоронение умерших. Следовательно, это носитель высоко развитой цивилизации. И наконец к умеренно значимым факторам отнесены одомашнивание животных и земледелие. Таким образом – это всё же скорее оседлый поселенец, чем пастух-кочевник. Он достаточно прочно привязан с своему жилищу, к своей территории и в частности благодаря связи между поколениями. Наименее значимыми факторами в данной концепции являются одежда, речь и отчасти одомашнивание животных. Следовательно, социальные аспекты жизни не слишком значимы. Человек в данной концепции скорее всё же индивидуалист. Это просвещённый и возможно достаточно жестокий миссионер-колонизатор, готовый на новом, расчищенном месте строить «новый мир» в соответствии с истинами разума и веры, опираясь на развитые технологии, опыт и хитрость. Но конечная цель – всё же материальное благополучие. Невольно возникают ассоциации с пуританами, осваивавшими в своё время просторы «Дикого Запада». Интересно в этом контексте вспомнить, существовавший в средневековой Западной Европе принцип «майората», согласно которому имущество отца наследовал старший сын, а младший оказывался «лишённым наследства». Эти рыцари-разбойники терроризировали средневековую Европу и их энергия, как хорошо известно из истории, весьма удачно была перенаправлена на «освобождение гроба господня» в крестовых походах. Такого рода завоевательные и одновременно как бы священные освободительные походы стали прообразом более позднего освоения «Нового Света», поиска там «земли обетованной» [2].

Студенты, являющиеся средними детьми в семье, чаще других к числу наиболее значимых факторов развития культуры относят: использование огня, изготовление орудий, развитие мозга, одомашнивание животных, земледелие. В качестве умеренно значимых они чаще других оценивают следующие факторы: использование речи, письменности и захоронение умерших. Наконец к числу наименее значимых факторов они чаще других относят: прямохождение, использование рук, использование денег, наличие религии, использование одежды и наличие искусства. В данной концепции человек – это практически в чистом виде «мастер», обладающий всем необходимым для того, чтобы господствовать над окружающей средой и использовать её ресурсы и энергию в своих целях. Он относительно суров и не слишком ценит плоды цивилизации, которые непосредственно не увеличивают его могущества по отношению к окружающему миру. Можно сказать, что он вообще достаточно неприхотлив, поскольку деньги, одежда, религия, искусство относятся им к числу относительно незначимых факторов. Это скорее героический человек. Если студенты, являющиеся старшими детьми были охарактеризованы как бизнесмены-технократы, то в данном случае речь идёт скорее о воинах-технократах. В концепции студентов, являющихся средними детьми, человек – это суровый воин-технократ, чуждый сентиментов. Очень соответствуют данной ситуации слова из известной советской песни 30-х годов: … мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор. Нам разум дал стальные руки крылья, а вместо сердца пламенный мотор». Могущество в данном случае является самоцелью и не подкрепляется материальным интересом, этическим или эстетическим аргументами. Человек – это воля, преобразующая окружающий мир. Процесс в данном случае важнее какого-либо результата [1].

Поскольку 2/3 обследованных студентов технических специализаций составляли лица мужского пола, с некоторой степенью условности можно сформулировать культурно-историческую тему, возникающую на основании данной переменной. Обозначим её как «жизненная миссия трёх братьев». Как видно из только что проанализированных результатов, «старший брат» – это бизнесмен-технократ. Он использует преимущественно ненасильственные действия, и его экспансия направлена внутрь культурно-исторической системы. «Средний брат» – это воин-технократ. Он использует преимущественно насильственные действия и его экспансия направлена также внутрь культурно-исторической системы. «Младший брат» – это колонизатор-миссионер. Он использует как ненасильственные, так и насильственные методы и его экспансия направлена вовне культурно-исторической системы, он действует за её пределами и стремится расширить её границы. Наконец «единственный сын» – это мыслитель, созерцатель, консерватор. Он пассивен и существует в рамках данной культурно-исторической системы. Можно высказать предположение, что такого рода тенденции представляют собой культурно-исторические гипотезы, требующие отдельного исследования и проверки.

Попытаемся сопоставить результаты, полученные в данной части исследования у студентов гуманитарных и технических специализаций. Прежде всего, напомним, что среди студентов гуманитариев юношей было 20%, а девушек 80%, в то время как среди студентов представителей технических специальностей юношей было 74%, а девушек 26%. Таким образом, при интерпретации приведённых выше результатов, можно в отношении группы «единственный ребёнок» для студентов гуманитариев говорить «единственная дочь», а для представителей технических специальностей «единственный сын». Соответственно для двухдетных и трёхдетных семей «две(три) сестры» и соответственно «два(три) брата». При этом, как уже отмечалось, среди гуманитариев единственные дети встречались в 1,75 раз чаще, чем среди представителей технических специальностей и таким образом единственные дочери чаще учатся в гуманитарном высшем учебном заведении, чем единственные сыновья в техническом. Основными характеристиками образа человека у единственных детей студентов гуманитариев («единственная дочь») являются подчёркнутая серьёзность и деловитость. Преобладание желания не выделяться из общей массы, быть как все и по возможности не проявлять своей индивидуальности. При этом он проявляет заинтересованность в создании собственного благоприятного образа, стремится быть в меру трудолюбивым, благоразумным, целеустремлённым, меркантильным и вместе с тем духовным. Его характеризует стремление как можно лучше раствориться в социальной среде. К числу основных характеристик образа человека у единственных детей студентов представителей технических специальностей («единственный сын») можно отнести то, что он является не столько биологическим, сколько культурно-историческим существом, продуктом и активным пользователем цивилизации. Он скорее спокойный созерцатель, мыслитель и консерватор, чем активно действующий герой и преобразователь. Он в большей степени дорожит тем, что уже имеет, чего уже достиг, предпочитая не рисковать в надежде радикально расширить свои возможности и овладеть новыми ресурсами. Таким образом, видно, что вне зависимости от половой принадлежности и избранной специализации в образе человека, формируемом студентами, являющимися единственными детьми явно присутствуют консерватизм, осторожность, конформизм. Можно предположить (мы даже убеждены в этом), что на образ человека в данном случае проецируются собственные качества. Следовательно студенты, являющиеся единственными детьми (вне зависимости от пола и избранной ими специальности) являются скорее носителями традиционного в культуре, чем творцами нового, открывателями новых горизонтов [3].

Основными характеристиками образа человека у старших детей студентов гуманитариев («старшая дочь») предстаёт наиболее пассивным, беспомощным и даже жалким существом. Он не столько реализует свою собственную волю, сколько волю более высокого, над-индивидуального уровня. Это максимально социальный тип человека, основная задача которого – приспособиться, встроиться в культурно-исторический контекст. Для него важнее не то, что можно сделать, а то как должно быть, как должен поступать человек. У старших детей студентов представителей технических специальностей («старший сын») образ человека в значительной мере противоположен образу, создаваемому единственными детьми («единственный сын»). В данном случае человек гораздо слабее ощущает свою связь как с природой, так и с культурно-исторической традицией. Это прагматик, живущий текущими делами и заботами. Он меркантилен, опытен, уверен в себе, хитёр. Обладает высокой самооценкой, стремится максимально облагородить свой внешний вид. Ему свойственны стремление к роскоши и комфорту. Это ярко выраженный индивидуалистический тип человека. Это прагматичный бизнесмен-технократ, руководствующийся холодным расчётом. В этом он радикально отличается от той концепции, которую предлагают студенты технари, являющиеся единственными детьми («единственными сыновьями»). Таким образом видно, что если «единственная дочь» и «единственный сын» у гуманитариев и представителей технических специальностей конструировали во многом сходные образы человека, то «старшая дочь» и «старший сын» соответствующих специализаций конструируют радикально различные образы. «Старшая дочь» гуманитарий формирует ещё более пассивный, конформный, консервативный и даже догматичный образ человека, чем «единственная дочь». Напротив «старший сын» формирует гораздо более энергичный, независимый и активный образ человека, чем «единственный сын». Таким образом в данном пункте мы видим максимальное совокупное влияние гендерных характеристик и направления избранной студентом специализации.

Младшие дети студенты гуманитарии («младшая дочь») формируют тип человека, отличающийся высоким творческим потенциалом, стремящегося подчинить себе энергию окружающего мира и воздействовать на него с помощью разнообразных технологий. Это тип человека, который может быть охарактеризован как склонный к игровому поведению своенравный экспериментатор. Он обладает весьма высоким чувством собственного достоинства и стремится подчеркнуть свою незаурядность с помощью внешних атрибутов. Вместе с тем благоразумие, коммерческий подход и глубокое осмысление существования человека не свойственны данной позиции. В этих подходах обнаруживается полная противоположность тем, что было зафиксировано у студентов, являющихся старшими детьми («старшая дочь»). Человек в данной концепции – это свободный творец, легко абстрагирующийся не только от соображений благоразумия, но от соображений морали и выгоды. Он настроен на творческую трансформацию окружающего мира, не слишком беспокоясь и последствиях такой трансформации. Младшие дети студенты технических специализаций («младший сын») формируют образ человека как индивидуалиста. Это просвещённый и возможно достаточно жестокий миссионер-колонизатор, готовый на новом, расчищенном месте строить свой «новый мир» в соответствии с истинами разума и веры, опираясь на развитые технологии, опыт и хитрость. Конечная цель – материальное благополучие. Этот тип человека, как было отмечено выше, хорошо вписывается в образ пуританина, осваивавшего в своё время просторы «Дикого Запада». Таким образом видно, что образы человека младших детей у обоих специализаций совпадают в наличии активного, экспансивного начала. Но если у «младших дочерей» в образе человека присутствуют ряд особенностей, которые можно скорее охарактеризовать как деструктивные, то у «младших сыновей» в образе человека присутствуют качества, заставляющие видеть в нём всё же скорее созидателя, чем разрушителя. Правда, прежде чем начать созидать что-то новое, он активно стремится разрушить «до основания» старое и по его мнению отжившее. Можно также констатировать, что вообще образы человека у «младших дочерей» и у «младших сыновей», а также и «старших сыновей» не только в чём-то сходны, но если так можно выразиться комплементарны. Если допустить, что эти образы человека являются в некоторой степени проекциями своих собственных качеств и устремлений, то можно высказать следующую практическую рекомендацию. Младшие дочери скорее должны выходить замуж за молодых людей. являющихся либо младшими, либо, что ещё лучше, старшими сыновьями. Соответственно более гармоничным и стабильным следует ожидать брак между старшими и единственными дочерями с единственными сыновьями.

Группа средних детей, как уже отмечалось, была очень малочисленной и делать какие-либо определённые выводы в отношении неё весьма затруднительно. Вместе с тем можно констатировать, что в концепции средних детей («средняя дочь») присутствуют такие качества как стремление к благополучию, благоразумности, благопристойности. В концепции средних детей («средний сын») человек – это «мастер», обладающий всем необходимым для того, чтобы господствовать над окружающей средой и использовать её ресурсы и энергию в своих целях. Этот тип человека может быть охарактеризован как воин-технократ, суровый и неприхотливый. Могущество для него не является самоцелью и не подкрепляется материальными, этическими или эстетическими стимулами. Он преобразователь мира, но при этом процесс важнее результата. Таким образом, в данном случае гендерные отличия и выбранная специализация очень существенно влияют на характеристики концепций человека, присутствующих в сознании обследованных студентов [3].

В заключение хотелось бы коснуться проблемы, которая специально нами в данной работе не исследовалась, но как представляется, имеет существенный интерес и может стать предметом дальнейшего изучения. Студентам предлагалось сформулировать основные признаки, отличающие человека от животных и выделивших его из животного царства. Однако в стороне оставался вопрос о том, насколько с точки зрения студентов вся совокупность реально живущих людей соответствуют этим критериям. Вполне возможно допустить, что не всех человекоподобных существ конкретный испытуемый причисляет к людям в полном смысле этого слова. Кого-то он возможно причисляет к «варварам», а кого-то и вообще к «дикарям». Проблема эта, очевидно, весьма деликатная, поскольку может оказаться, что значительная часть человечества оказывается в категории «недочеловеков». Термин «недочеловек» безусловно вызывает исключительно негативные ассоциации, поскольку, как известно широко использовался нацистами в их расовой теории. Однако можно подойти к этому вопросу и с другой стороны. Никто не станет отрицать, что процесс воспитания ребёнка, в сущности представляет планомерное и целенаправленное формирование его в полноценную, социально зрелую личность. Точно также никто не возражает против «просвещения» людей, находящихся на относительно низком уровне культурного и цивилизационного развития в их же собственных интересах. В таком случае сам по себе факт ранжирования людей по степени их соответствия некоторым культурным стандартам и критериям является вполне гуманным и морально нейтральным. Другое дело, какие ответы даются на естественно возникающие два вопроса. Во-первых, насколько многочисленной или напротив малочисленной является группа тех, кого в данный момент мы не можем признать соответствующими критериям понятия «человек». Во-вторых, как реагировать на этот факт и что в данной ситуации можно и нужно делать. Здесь, очевидно, может иметь место комбинация различных установок и убеждений. Однако наиболее фундаментальными, с нашей точки зрения, могут быть две основные позиции. Первая, которую условно можно охарактеризовать как «филантропическую», основана на убеждении, что людей, не вполне отвечающих культурным критериям следует «подтягивать» до некоторого удовлетворительного уровня. Вторая позиция – «мизантропическая» исходит из того, что «недочеловеки» (независимо от того много их или мало) делятся на две группы. Эти группы можно опять же условно назвать «баранами» и «тараканами». «Бараны» – это те, кого «полноценные» люди (а возможно «сверхлюди») должны беспощадно использовать в своих интересах – «стричь» их, «сдирать с них семь шкур», «питаться ими». К тому же «бараны» нуждаются в «пастухах» для собственной пользы и безопасности. «Тараканы» – это те, от кого нет никакой пользы, а скорее всего один вред. Поэтому их следует так или иначе уничтожать или по крайней мере целенаправленно снижать их численность всеми доступными методами. В современных условиях глобализации происходит с одной стороны интенсивное столкновение и взаимодействие между различными культурами, т.е. фактически различными моделями человека. С другой стороны неизбежно происходит отбор более предпочтительных моделей и попытки ограничить распространение тех, которые оказались в числе менее предпочтительных и даже отвергаемых. В пределе просматривается стремление выработать некую единую модель, которую в конце концов примет всё человечество. Отдельный вопрос – насколько многочисленным оно при этом окажется и насколько добровольно примет эту модель. Стремление хотя бы частично снизить накал страстей в описанных процессах находит отражение в концепциях политкорректности, толерантности и мульти-культурности. В настоящее время в этой сфере наблюдается глубокий кризис, дефицит взаимопонимания участников полемики и множество вопросов, остающихся пока без ответа. Следовательно, данная проблема, несмотря на свою деликатность и сложность, требует дальнейшего всестороннего изучения.

 

Литература

  1. Агапов В.С., Мишина М.М., Мишина Е.И. Становление личностной рефлексии будущих специалистов: монография. – М.: МГОУ, 2012. – 243 с.
  2. Мишина М.М., Немцов А.А. Изучение представлений о ключевых факторах формирования культуры у студентов гуманитарных и технических вузов. // Прикладная психология и психоанализ: электрон. научный журнал. – 2018. – № 2. URL: http://ppip.idnk.ru
  3. Мишина М.М., Немцов А.А.Изучение факторов формирования культуры студентов разных специальностей. // Прикладная психология и психоанализ: электрон. научный журнал. – 2018. – № 3. URL: http://ppip.idnk.ru

  

Об авторе 

Мишина Марина Михайловна – доктор психологических наук, профессор кафедры общей и педагогической психологии Московского государственного областного университета

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Немцов Александр Аркадьевич – кандидатпсихологических наук, доцент кафедры психологии и методологии образования Института Психологии им. Л.С. Выготского, Российского государственного гуманитарного университета, г. Москва

e-mail:Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 Ссылка для цитирования

Мишина М.М., Немцов А.А. Анализ факторов формирования культуры студентов разных специальностей. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2019. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен