Дворянинова Е.С. (г. Москва)

Дворянинова Е.С. (г. Москва)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ОТБЫВШИХ УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ

 

  

УДК 159.923

English verson:

Аннотация. В данной статье рассматривается вопрос адаптации граждан, отбывших наказание в местах лишения свободы, а так же иных лиц, утративших социально-полезные связи с обществом. Описываются положительные и объективно усложняющие адаптацию факторы, наблюдаемые на протяжении всего адаптационного пути гражданина, отбывшего наказание.

Ключевые слова: социальная адаптация, отбывшие уголовное наказание, места лишения свободы.

Об авторе

Ссылка для цитирования

Социальная адаптация граждан, отбывших уголовное наказание, а так же иных лиц, утративших социально полезные связи, заключается в создании необходимых условий для вовлечения их в общественно полезную деятельность и достигается с помощью системы правовых, социально-экономических, воспитательных, организационных и других мер, направленных на реализацию их права на труд, жилище, образование, медицинское обслуживание и других прав и свобод.

Имеется ряд факторов, объективно осложняющих адаптацию отбывавших наказание в виде длительного лишения свободы. Прежде всего, это предшествующее пребывание их в условиях лишения свободы, которые по своему характеру противоречивы, поскольку:

-  с одной стороны, они должны оказывать положительное воздействие на осужденного, т.к. весь карательно-воспитательный процесс способствует созданию контрмотива преступной деятельности, показывая, что преступление влечет целый ряд неблагоприятных последствий.

с другой – лишение свободы неизбежно связано с рядом отрицательных социальных последствии как для осужденного, так и для общества в целом.

Длительная изоляция человека влечет, как известно, психические и социальные негативные последствия.Психические последствия выражаются в том, что примерно через 5-7 лет заключения наступают труднообратимые изменения в психике: так, 35% освобождающихся нуждаются в специальной психиатрической или психологической помощи в восстановлении разрушенных механизмов адаптации. Они с трудом приспосабливаются к жизни на свободе, где нужно проявлять активность, энергию, предприимчивость, ответственность, самостоятельность и инициативность. Поэтому чаще всего бывшие осуждённые пополняют число лиц без определенного места жительства, попрошаек, мелких воришек, алкоголиков и наркоманов, через некоторое время вновь совершают преступление и оказываются в колонии. Социальные последствия изоляции от общества проявляются в том, что в местах лишения свободы складываются устойчивые общности осужденных со своими тюремными нормами, оказывающими сильное влияние не только на быт и поведение осужденных, но и на философию их жизни.Длительная общественная изоляция вызывает:

- прочные негативные, криминальные изменения в личности осужденного;

- разрыв с семьей и утрату родственных связей;

- поддержку и связь с отрицательной средой за пределами колонии;

- отсутствие возможности проявить инициативу и самостоятельность в условиях колонии (тюрьмы).

Все эти обстоятельства затрудняют позитивную активность личности в условиях свободы.Успешность социальной адаптации, как показывают практика и исследования, зависит:а) от включения освобожденного в общественно полезный труд, обучение (прогрессивная реадаптация);б) от установления здоровых семейных отношений, в том числе и с родителям.в) от восстановления коммуникативных социальных связей;г) от укрепления нравственных ценностей как фактора социального поведения.Профессиональная реадаптация состоит из множества компонентов (поиск работы, выбор профессии, проблема производственной адаптации, степень удовлетворенности своим трудом как фактор закрепления на рабочем месте и т. д.). Почти 40% освобожденных испытывали серьезные трудности при устройстве на работу, хотя 68,2% из них владели той или иной профессией [5, c.111].Следующая трудность, осложняющая адаптацию, связана с тем, что:

- осужденные во многих случаях отучаются принимать самостоятельные решения;

- весь порядок жизни определяет администрация учреждения;

- они не планируют свой бюджет, т.к. не имеют наличных денег;

- они не пользуются городским транспортом;

- не обеспечивают себя жильем, одеждой, продуктами питания;

- они становятся пассивными, отучаются решать возникающие вопросы.

Наказания, связанные с лишением или ограничением свободы, исполнение и отбывание которых происходит с отрывом осужденного от привычной среды, – влекут за собой ослабление, а иногда и утрату социально полезных связей, существенное ограничение выполняемых социальных ролей. Изменяется и личность бывшего осужденного, причем далеко не всегда в лучшую сторону.

Исполнение наказания обусловливает необходимость адаптации осужденного к условиям жизни в ИТУ, что нередко связано с усвоением нравов далеко не лучшей среды.

После освобождения и возвращения в прежнее социальное окружение адаптационная проблема возникает иногда даже у тех лиц, кто совершил преступление случайно, под воздействием неблагоприятных обстоятельств.

Характерными особенностями социальной адаптации освобожденных от отбывания наказания являются следующие:

1) она протекает после освобождения от наказаний, связанных с лишением или ограничением свободы;

2) этот социально-психологический процесс начинается с момента освобождения осужденных от наказания и завершается достижением соответствия между ожиданиями-требованиями общества (отдельных социальных групп) и поведением ранее судимого лица;

3) задачей социальной адаптации лиц, освобожденных от наказания, является приобщение их к жизни без правоограничений, связанных с наказанием, в новой или изменившейся, прежней социальной среде, предполагающее их свободное и добровольное подчинение нормативным требованиям данной среды и уголовно-правовых норм;

4) социальная адаптация освобожденных от наказания зависит также от адаптационных навыков и способностей, присущих индивиду изначально и воспитанных в условиях исполнения наказания;

5) успех социальной адаптации освобожденных от отбывания наказания в значительной степени зависит от соотношения системы личностных установок освобожденного и требований, предъявляемых средой (трудовым коллективом, ближайшим бытовым окружением, семьей);

6) социальная адаптация освобожденных от наказания может быть обеспечена лишь при наличии положительной взаимообусловленной социальной направленности микросреды и личности судимого, совместимости социальных ожиданий среды и нравственных позиций, ценностных ориентации личности [1, с.198]

Протекание социальной адаптации зависит от множества факторов. Одни из них благоприятствуют успешному «вхождению» лица, освобожденного от наказания, в новую или изменившуюся среду, другие, наоборот, этому препятствуют.

Важнейшим фактором, от которого зависит социальная адаптация, является соотношение между диспозиционной структурой личности и социальными ожиданиями среды.

Концепция многоуровневой саморегуляции социального поведения получила развитие и эмпирическое обоснование в работах В.А. Ядова и его сотрудников.

Сущность концепции заключается в следующем. Социальная и нравственная направленность (по словам В.А. Ядова, ее диспозиционная структура) состоит из фиксированных установок различных уровней сознания и обобщения. Выбор вариантов поведения, осуществляемый под воздействием внешних обстоятельств (среды), в той или иной степени зависит от диспозиции субъекта, его преднастроенности поступать соответствующим образом.

Причем, реальным поведением индивида управляют не отдельные ориентации или установки, а вся диспозиционная система в целом.

Приведенное положение представляется очень важным, так как здесь подчеркиваются взаимопроникновение осознаваемого и неосознаваемого в процессе любой деятельности и необходимость учитывать это единство при анализе человеческого поведения, в том числе освобожденных от наказания в процессе их социальной адаптации [2, с. 296].

Проблемы социальной адаптации лиц, освобожденных от наказания, исследовались многими авторами. Все они указывают на типичные трудности вхождения освобожденных от наказания в новую или изменившуюся микросреду. Для многих из них, например, проблемой являются ситуация в семье, взаимоотношения с трудовым коллективом, ближайшим бытовым окружением.

Анализ сущности и содержания процесса социальной адаптации освобожденных от наказания, его социально-психологических закономерностей показывает, что данный процесс далеко не всегда протекает гладко и бесконфликтно.

Освобожденному приходится преодолевать многочисленные препятствия как внутренние, субъективные, так и внешние, от него не зависящие. Они и составляют проблемы адаптации (или адаптационные проблемы). Рассматриваемые проблемы могут быть разделены на две категории.

Первая категория охватывает заботы, связанные с удовлетворением насущных потребностей в жилье, пище, одежде, заработке, т. е. с созданием внешних условий жизнедеятельности субъекта.

Другая группа проблем связана с вхождением освобожденного в новую микросреду – семью, трудовой коллектив, ближайшее бытовое окружение.

В первой, как правило, преобладают ситуации, определяемые объективными, не зависящими от воли освобожденного обстоятельствами (отсутствие жилья, трудности в трудоустройстве) [3, c. 122].

Во второй – решающую роль играют личные качества лица и его поведение, т. е. факторы субъективного плана.

И те, и другие проблемы решаются освобожденными по-разному, исходя из сложившихся условий и личных возможностей. А они в определенной мере зависят от возраста, пола, образования, профессии и других социально-демографических параметров личности. Исходя из достаточно достоверного предположения о том, что повторное осуждение спустя непродолжительное время после освобождения в большинстве случаев означает неудачу социальной адаптации, можно считать показатель рецидива преступлений среди различных возрастных категорий своеобразным индикатором адаптации (со знаком минус).

Рецидив (от лат. Recidivus – возвращающийся) – повторное негативное явление, возобновление, возвращение, повторение чего-нибудь (обычно не желательного).

Одним из обязательных признаков рецидива является повторность совершения преступления. Повторное преступление может быть по форме вины как совпадающим, так и не совпадающим с предыдущим преступлением. Для наличия рецидива не имеет значения ни тяжесть, ни характер совершённых преступлений, ни вид, ни размер наказания.

Совпадение форм вины имеет значение для квалификации содеянного и решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом. Это случаи, когда наступление определённых правовых последствий закон связывает с умышленной формой вины, когда между первым и последующими преступлениями, совершёнными данным субъектом, имеется определённая связь, свидетельствующая о продолжении прежнего антиобщественного поведения со стороны конкретного субъекта, несмотря на отбытое (отбываемое) наказание.

Несовпадение форм вины при рецидиве преступлений не оказывает влияния на квалификацию содеянного, но может повлиять на вид и размер наказания, на режим отбывания наказания в исправительно-трудовом учреждении, если за последующее преступление, как и за предыдущее, назначается наказание в виде лишения свободы.

На основании изложенного, под рецидивом в уголовном праве следует понимать совершение повторного преступного деяния лицом, ранее осуждённым за другое преступление, при условии наличия у него непогашенной или не снятой в установленном законом порядке судимости.

При характеристике общественной опасности рецидивиста, неоднократно привлекающегося к уголовной ответственности, представляет интерес его эмоциональная реакция на угрозу наказания. Для рецидивистов указанной категории характерным является растущее с каждым новым преступлением безразличие к угрозе уголовно-правовой репрессии.

Преступник всё с меньшими, а нередко без каких-либо колебаний, идёт на совершение очередного преступления, ибо сдерживающие начала постепенно угасают. Притупляются антикриминогенные мотивы не только нравственного порядка, но и чувство страха перед законом. А если рецидивист и испытывает под час известные колебания до совершения преступления, то они обусловливаются соображениями «технического характера», то есть соображениями возможности реального достижения желаемого в той или иной конкретной жизненной ситуации.

Антиобщественные, в том числе преступные, навыки и привычки становятся своеобразным жизненным кредо рецидивиста.

Многократный рецидив вырабатывает у субъекта определённый опыт преступной деятельности, используемый ими как в целях реализации своих преступных замыслов, так и для того, чтобы избегнуть разоблачения.

Очевидно, этими свойствами личности рецидивистов следует объяснить характерную для сложного рецидива тенденцию увеличения общественной опасности преступлений по мере роста числа судимостей субъекта.

Градация рецидива в зависимости от степени тяжести совершённых преступлений помогает верно оценить соответственно и степень общественной опасности рецидивиста. Конечно, мера социальной опасности последнего определяется не только степенью тяжести, образующих рецидив преступлений, но и рядом других факторов (количеством судимостей, характером совершённых преступлений, временем, истекшим с момента отбытия наказания до совершения нового преступного деяния и др.). И это необходимо иметь в виду при организации борьбы с рецидивом. Однако это отнюдь не исключает, а, напротив, предполагает необходимость точного определения степени социальной опасности преступлений, входящих в рецидив.

Наличие у рецидивистов неискорененных антиобщественных взглядов и привычек указывает на недостатки в деятельности ИУ КУИС. Особенно сильно они проявляются, когда рецидивисты сталкиваются с бытовой, семейной и трудовой неустроенностью, отрицательным к ним отношением в семье и в коллективе.

Все это в сочетании с негативной ориентацией, определенными укоренившимися качествами личности, досугом, заполняемым пьянством, может привести к последующему рецидиву преступлений. Лицо, отбывшее наказание и болезненно переносящее процесс адаптации, в условиях конфликтной бытовой ситуации может «сорваться» и совершить новое преступление, особенно в тех случаях, когда «делает ставку» на семью как средство восстановления своего социального статуса.

Помимо традиционно декларируемых в литературе мер усиления борьбы с рецидивом, весьма важными являются профилактика и устранение межличностных конфликтов в быту рецидивистов, отбывших наказание. В этом направлении в равной степени необходимы как различного рода меры по усилению социального контроля, так и меры, направленные на оказание помощи по улучшению жилищно-бытовых условий и налаживанию нормальных внутрисемейных отношений [4].

Данные лица, как правило, по различным обстоятельствам не желают встать на путь исправления, обладают устойчивыми антисоциальными установками, в силу которых повторно совершают умышленные преступления.

Наличие рецидива преступлений свидетельствует о том, что применявшиеся к ним ранее меры уголовно-правового воздействия оказались недостаточно эффективными и не способствовали исправлению осужденного.

Немаловажное значение с точки зрения осложнения адаптации имеет и тот отрицательный прием, с которым сталкиваются многие освобожденные с первых шагов на свободе. Особенно сильное влияние этот фактор оказывает на тех, кто не был подготовлен к нему в колонии.

Воспроизводство нормальных семейных отношений также является важным фактором успеха или неудачи социальной реадаптации. Подавляющее число освобожденных стремится вернуться в семью. От того, как встретят родные, как сложатся взаимоотношения, во многом зависит их дальнейшая судьба.

По мнению некоторых исследователей, преступное поведение молодежи не находится в тесной зависимости от таких характеристик, как образование или квалификация родителей, структурная неполноценность семьи, материально-бытовые условия жизни.

Все это обретает значение в связи с социально-психологической атмосферой в семье – ее нравственными и правовыми взглядами, установками, ценностными ориентациями. Молодые правонарушители, возвращаясь в родительский дом, зачастую встречаются с той же житейской обстановкой, которая так или иначе способствовала их противозаконным поступкам. 

Если же учесть, что до заключения имели место напряженные, а порой и конфликтные отношения в этих семьях, то нетрудно предположить, что условия реадаптации тут вряд ли будут благоприятными.

Воссоздание нормальных коммуникативных связей – еще один из важнейших процессов реадаптации бывших заключенных, установление бесконфликтных отношений в обществе.

Поиск общения чаще ведется в знакомой среде, где легче ориентироваться, получать информацию, находить сочувствие. Около 70% освобожденных вновь попадают в то социальное окружение, которое в свое время пагубно воздействовало на них. Вот почему от того, как сложатся отношения между ними и государственными структурами, призванными оказывать им содействие и осуществлять социальный контроль, зависит многое [1].

Одна из важнейших естественных потребностей человека – потребность в жилище. Основными причинами, вызвавшими жилищные проблемы у освобожденных, явились – утрата права на жилплощадь в связи с осуждением, нежелание возвращаться к семье, распад семьи, отсутствие жилья до ареста.

Обстоятельствами, обусловливающими возникновение адаптационных жилищных проблем у освобожденных от отбывания наказания, являются длительность периода с момента освобождения до получения жилья; прибытие части освобожденных в местность, где отсутствует возможность бытового и трудового устройства. Жилищные трудности у освобожденных вызваны объективными и субъективными причинами. Прежде всего, общий недостаток жилья в городах.

Необходимо было бы ужесточить контроль за фактическим передвижением освобожденных из ИТУ лиц, а в некоторых случаях следует рассмотреть возможность сопровождения освобожденных к месту их жительства. Для лиц, не имеющих жилья, было бы целесообразно, используя опыт первых лет Советской власти, создавать в городах специальные общежития гостиничного типа [2, c. 222].

Законодательство предусматривает оказание освобождаемым из мест лишения свободы различной помощи с целью облегчения их социальной адаптации. Однако в целом ряде случаев эти меры не приводят к решению проблем, стоящих перед освобожденными.

Общеизвестно и психологически объяснимо нежелание принимать на работу лиц с запятнанной репутацией, многие из которых не умеют и не хотят работать, значительная часть злоупотребляет алкоголем. В условиях рыночной экономики предприятия, определенная часть которых составляет частный сектор, не хотят принимать в свои ряды тех, кто еще вчера находился за решеткой.

Юридических оснований для принудительного направления осужденных, как это было ранее, сейчас нет. Между тем социальная неустроенность и бесперспективность толкают многих из освобожденных на новые преступления. Поэтому рассматривается вопрос о предоставлении организациям, которые выразят желание принимать на работу лиц, освобожденных от наказания, налоговых и иных льгот.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

К одному из таких прав относится право человека на труд (ст. 24. Конституции РК). Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы [3, с.11].

Работодателям, в соответствии с трудовым законодательством Республики Казахстан, запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 25 Трудового кодекса РК) [2, с.19].

К сожалению, общество в лице конкретных его представителей вместо того, чтобы позаботиться о тех, кому особенно сложно сориентироваться в непростой нынешней ситуации, подчеркивает их гражданскую ущербность, подвергает, быть может, еще более жестокому наказанию, способствует, по сути, распространению тунеядства, являющегося почвой для рецидивной преступности.

Нередко освобожденные оказываются в положении отверженных. Руководители предприятий и учреждений под разными предлогами отказывают им в приеме на работу не только из-за их уголовного прошлого, но и в связи с их низкой квалификацией.

Понять такую позицию руководителей предприятий и трудовых коллективов в нынешних условиях можно, но согласиться с ней нельзя. Безразличие к судьбам этой категории граждан со стороны государства способствует росту социальной напряженности в обществе. Как видно, государство предпринимает меры для облегчения процесса социальной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы, однако остается еще много нерешенных вопросов в этой сфере.

Вновь встать на преступный путь бывших заключенных толкает само общество, которое неласково встречает освободившихся. Работы приличной им, как правило, не найти. А если нет жилья, то вопрос о возвращении за «колючку» поднимается уже через считанные месяцы.

Работодатель сам принимает решение о приеме на работу того или иного кандидата, и тут уже повлиять на него мы не можем. В советское время такой категории лиц уделялось гораздо больше внимания, их контролировали участковые инспектора, проверяли, устроился ли человек на работу. Общество боролось за оступившихся.

Бывшие заключенные не нужны никому – ни родственникам, ни государству, Даже если человек не совершил тяжкого преступления и отсидел в тюрьме всего несколько лет, этого времени вполне достаточно, чтобы утратить все социальные связи.

Выходят на свободу, и для них самое главное – попасть обратно, чтобы элементарно поесть и выспаться. И они для этого что угодно сделают. Если крысу загнать в угол – она на вас бросится, и с человеком происходит то же самое. Мы же ставим на них клеймо: отсидел – значит плохой человек. К сожалению, тем самым наше общество наказывает не только бывших заключенных, но и себя.

Не нужно с ними обниматься, отправлять их в санатории. Но создать хотя бы минимальные условия для того, чтобы человек мог вернуться в нормальное общество, просто необходимо.

Отсутствие механизма социальной адаптации бывших заключенных к новым условиям жизни на свободе приводит к новым рецидивам. Одним из основных направлений борьбы с рецидивной преступностью является оказание лицам, освобожденным от наказания помощи в трудовом и бытовом устройстве. Это относится не только к постпенитенциарной адаптации, но и ко всем лицам, отбывшим наказание, соединенное с ограничением свободы. Следует отметить, что уровень рецидивной преступности здесь достаточно высок, что обычно объясняется ошибками судов, применяющих указанные виды наказания, а также недостатками организации карательно-воспитательного процесса.

Однако даже правильно назначенное и надлежащим образом исполненное наказание далеко не всегда приводит к исправлению и перевоспитанию преступника и предупреждению новых преступлений.

Поведение отдельного лица после отбытия наказания зависит не только и не столько от результатов карательно-воспитательного воздействия, сколько от влияния на него факторов постпенитенциарной адаптации. Одни из них способствуют закреплению результатов исправительно-трудового воздействия, другие, наоборот, провоцируют новые преступления [3, c.15].

Между тем, повсеместное отсутствие специальных учреждений, центров, которые занимались бы реадаптацией отбывших уголовные наказания, создает парадоксальную ситуацию – забота об их благополучии возложена на карательные органы.

Практически все молодые люди после выхода на свободу берутся на учет органами внутренних дел. При этом формы контроля не отличаются разнообразием: посещения на дому, беседы.

Целесообразность подобной превентивности вызывает серьезные сомнения, так как ставит всех без исключения освободившихся в положение подозреваемых, создает почву для досужих обывательских толков и пересудов, хотя вполне оправданной эта мера выглядит по отношению к рецидивистам или осужденным условно, как и злостным нарушителям режима в период лишения свободы, т.е. тем, кто действительно требует повышенного внимания.Утверждение морально-нравственных ценностей в сознании бывших заключенных – неотъемлемая составная их социальной реадаптации.

Совершивший преступление и понесший за это кару человек сразу по освобождении оказывается в трудных социальных условиях. В первое же после «отсидки» время он, и без того униженный и оскорбленный самим наказанием, неизменно вынужден считаться с положением гонимого и отверженного.

Ложная нравственность общества создает для него, недавнего преступника, особые нормы бытия. Таков социальный отголосок прежней судимости.

Нельзя не отметить в качестве одного из самых серьезных обстоятельств, затрудняющих реадаптацию, мощное действие субкультуры, процветающей в зонах изоляции правонарушителей, нередко привязывающей случайно оступившихся накрепко к преступной среде.

Таковы основные проблемы, встающие перед многими освобожденными от отбывания наказаний, связанных с длительным лишением свободы. Ослабление их остроты и по возможности нейтрализация, а также создание нормальных условий для социальной работы – важнейшая задача государственных органов и общественности, основное направление предупреждения рецидивной преступности. Освобожденный сталкивается с множеством трудностей и препятствий на пути к нормальной жизни. Задача общества и государства уменьшить эти препятствия, так как если человек не преодолеет эти препятствия, от нового преступления пострадает и общество, и государство и сам преступник.

 

Литература

  1. Баранов Ю.В. Система стадий ресоциализации осужденных к лишению свободы и освобожденных от этого наказания. // Актуальные проблемы экономики и права. – 2007. – №1(1).
  2. Васильев В.Л. Юридическая психология. – М.: Юридическая литература, 1991. – 464 с.
  3. Гилинский Я.И. Стадии социализации индивида. – В кн.: Человек и общество. Вып. 9. Л., 1971.
  4. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. – Горький, 1974.
  5. Пралиева Г.К. Юридическая психология. – Алматы,2004. – 382 с.

Интернет ресурсы:

https://vuzlit.ru/544843/spisok_ispolzovannoy_literatury#237

https://studopedia.org/8-41774.html

https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-sotsialnoy-adaptatsii-osuzhdennyh-osvobozhdayuschihsya-iz-mest-lisheniya-svobody-gendernyy-aspekt

  

Об авторе 

Дворянинова Елизавета Степановна – студентка 2 курса направления подготовки 40.03.01. Юриспруденция Московского регионального социально-экономического института г. Видное

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 Ссылка для цитирования

Дворянинова Е.С. Психологические проблемы социальной адаптации отбывших уголовное наказание. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2019. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен