Миллер Е.А. (г. Ставрополь)

Миллер Е.А. (г. Ставрополь)

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИНКУРАБЕЛЬНЫХ БОЛЬНЫХ

 

  

УДК 159.923

English verson:

Аннотация. В статье рассматриваются комплексные проблемы субъекта в паллиативной медицине; описаны разработки научно-теоретической методологической базы паллиативности в клинической и медицинской психологии, медицине и социальной деятельности.

Ключевые слова: инкурабельный больной, терминальная стадия, психологическая поддержка, паллиативная помощь.

Об авторе

Ссылка для цитирования

В настоящее время во многих странах мира, в том числе и в России, наблюдается стремительный рост числа людей, живущих с ВИЧ-инфекцией, страдающих онкологическими заболеваниями, а также имеющих различные формы нозологических хронических прогрессирующих заболеваний, находящихся в инкурабельных стадиях развития заболеваний.

К сожалению, сегодня в российском обществе незаслуженно выпадает из сферы научно-практических исследований проблема психологических особенностей неизлечимых больных, крайне мало обсуждаются на научных конференциях и семинарах вопросы стресса приближающейся смерти, адаптации к заболеванию, оптимизации качества жизни больных, стигматизации. Открытым остается вопрос оказания психологической помощи людям, страдающим различными формами хронических заболеваний на инкурабельной стадии развития.

Кроме того, в более тщательном анализе нуждаются духовный и психологический аспекты рассматриваемой проблемы. Значительное увеличение количества терминальных больных вызывает необходимость оказания не только адекватной психологической поддержки таким людям, но и делает актуальной организацию совместной работы врачей, психологов, психотерапевтов.

Инкурабельность происходит от латинского слова «incurabilis», что переводится как «неизлечимый». Этим термином обозначается такое состояние пациента, которое зависит от патологического процесса или общих нарушений в организме и полностью исключает возможность не только излечения, но и длительного поддержания жизни.

Инкурабельные больные имеют, как правило, терминальную стадию заболевания.

Терминальные состояния – процесс умирания организма, переход от жизни к смерти, представляют собой необратимые изменения в тканях головного мозга вследствие гипоксии и нарушения кислотно-щелочного баланса в организме. Функции организма при этом угасают не одновременно, а постепенно, что делает возможным их восстановление при своевременном вмешательстве.

К терминальным состояниям относятся в первую очередь термическая пауза, преагония, агония и клиническая смерть. 

Гнездилов А.В. определяет терминальные состояния как пограничные между жизнью и смертью, как умирание. Они являются последними фазами хронически протекающих заболеваний и занимают иногда довольно длительное время. Такие состояния могут быть определены как фазы хронических заболеваний человека, при которых развивается неумолимо прогрессирующее расстройство основных жизненных функций, неизбежно приводящее к нарастанию субъективно тягостных ощущений и страданий, а далее – к гибели больного [6].

Определенные жизненные ситуации, в которых может оказаться человек, например, неожиданное сообщение о неблагоприятном прогнозе болезни, неизлечимость прогрессирующего заболевания, наличие других серьезных проблем, связанных с изменением здоровья, осознание безысходности своего положения и скорой смерти, приводят к ситуации кризиса личности.

Тяжелая неизлечимая болезнь становится мощным стрессогенным фактором не только для самого больного, но и для его ближайшего окружения.

Внезапное известие для больного о тяжелой хронической или неизлечимой болезни в большинстве случаев приводит к ситуации эмоционального и умственного стресса. За короткий промежуток времени кардинально меняется мировоззрение личности, происходит переоценка своей значимости. Нередко переосмысление представлений вызывает изменения в структуре личности.

Затяжное или неизлечимое заболевание ставит человека перед необходимостью задуматься о соответствии своих целей и смысла жизни и требует пересмотра жизненных установок, сужает поле зрения.

В стрессовом состоянии существенно изменяется и психология человека. На поведение и реакцию больного оказывает влияние психическая структура личности. Наблюдается истощение внутренней энергии, стойкая фиксация на своих ощущениях и состоянии, человек становится хмурым, вид здоровых людей, веселье, могут вызывать раздражение и агрессию, что может провоцировать конфликты с ближайшим окружением и врачами. В процессе появляется чувство беспомощности и страха перед неизвестностью, что неумолимо ведет к утрате надежды и веры в будущее. Кажущаяся необходимость что-то делать и невозможность выбрать что-либо разумное и реальное порождают тягостные переживания и душевную боль.

Результирующая всех этих воздействий проявляется в утрате жизненного смысла, интереса к жизни, перспективы, а, следовательно, и стимулов к деятельности. Возникают феномены отчуждения и безнадежности. Появляется отрицательное эмоциональное отношение к жизни: от ощущения ее тягостности, мучительности до отвращения. Подобные состояния могут возникать как в итоге длительного ряда жизненных трудностей, так и под действием острых, одномоментных тяжелых психотравм [4].

Вышеуказанные изменения могут носить амбивалентный характер. Так, отрицательные эмоции, напряжение или депрессия, чувство беспомощности и безнадежности могут усугубить течение болезни и привести к психологическому кризису, рассматриваемому «как внутреннее нарушение эмоционального баланса, наступающее под влиянием угрозы (человеческой психике), создаваемой внешними обстоятельствами» [2, 661-662].

И наоборот, может придаваться жизни иной смысл: наполнение ее новым, более глубоким содержанием, умением использовать всевозможные жизненные стратегии, способствующие восприятию сложившейся критической ситуации, помогающие человеку уменьшить степень психологической напряженности, и, как следствие, возможность справиться со сложившейся критической ситуацией.

Дуброва В.П. и Егоров К.Н. считают, что существуют индивидуальные и типологические особенности больных, позволяющие распознавать особенности психологических реакций на заболевание:

синтонные пациенты отличаются эмоциональной открытостью, жизнерадостностью, легко адаптируются к травмирующей ситуации;

пациенты с циклотимным характером отличаются сменой настроения, легко впадают в депрессию;

пациенты шизоидного типа демонстрируют эмоциональную недостаточность, замкнутость;

пациенты возбудимого типа вступают в конфликты с врачом и близкими; пациенты с истероидными чертами демонстрируют желание быть в центре внимания;

тревожно-мнительные пациенты легко впадают в панику, склонны к истощению и депрессии [5].

Не вызывает сомнения тот факт, что качество жизни – это принцип, позволяющий больному обрести смысл жизни на всех этапах заболевания. Поэтому при оказании психологической помощи инкурабельным больным необходимым условием является повышение максимально возможного качества их жизни. Оптимизировать, улучшать качество жизни инкурабельного пациента можно в двух аспектах: улучшая его физические возможности, ставить под контроль тягостные симптомы, сопровождающие болезнь; реалистически корректируя ожидания – в соответствии с действительными возможностями [3, 89].

Таким образом, психологическую поддержку инкурабельным больным необходимо оказывать, невзирая на предполагаемую небольшую продолжительность жизни, и, каким бы тягостным заболевание ни было, всегда необходимо найти любую возможность повысить качество жизни человека.

Реакции большинства больных при неизлечимых заболеваниях схожи, и их можно разделить на несколько этапов. Так, существуют различные варианты такого деления – например, схема, предложенная Элизабет Кюблер-Росс, которая состоит из следующих пяти этапов психологических реакций больных:

реакция отрицания (человек отказывается поверить в наличие у него болезни);

реакция протеста (когда первое потрясение проходит, возникает чувство протеста и возмущения);

реакция торга (человек начинает выторговывать себе всевозможные поблажки, происходит резкое сужение его интересов);

реакция депрессии (на этой стадии больным овладевает чувство печали и может появиться чувство вины);

реакция принятия смерти (стадия прощания с жизнью) [1].

Гнездилов А.В., доктор медицинских наук, врач-психиатр, выделяет пять разновидностей реакций, которые в какой-то степени совпадают с видами реакций по схеме, предложенной Э. Кюблер-Росс, а именно:

1. Фаза шока. Сознание больного наполняется картиной неотвратимой гибели, и психическую боль этой стадии трудно определить в словах. «Все оборвалось, сердце остановилось, я заледенел, информация ударила, как топор по голове и т. д.». Понятие взрыва равносильно понятию психологической смерти, от которой не всем суждено оправиться. Нередко сверхсильный стресс вызывает реактивный психоз со ступором, реже с возбуждением.

2. Фаза отрицания, вытеснения ситуации. В переживаниях больного ситуация кризиса остается, хотя и вытесняется в подсознание. Извечный ход спасительной мысли о врачебной ошибке, о возможности нахождения чудотворных лекарств или целителя дает передышку «простреленной» психике, но в то же время в клинической картине начинают возникать проекции прошлого, эквиваленты кризисной ситуации, которая переживалась пациентом когда-либо раньше. И нарушения сна со страхом уснуть и не проснуться, и страх темноты и одиночества, и явления во сне «покойников», и воспоминания войны, ситуаций угрозы жизни, – все нередко пронизано одним – психологическим переживанием умирания. Содержание психотической симптоматики также полно ощущения опасности, которая звучит и в бреде преследования и колдовства, и в соответствующих галлюцинациях. Порой явно истероидный характер психоза может трактоваться как бегство от невыносимой ситуации.

3. Фаза агрессии. На данной фазе полученная информация признается и личность реагирует поиском причины и виноватых. Не стоит забывать, что агрессия часто является реакцией, скрывающей в себе аффект страха. Тем не менее, результаты ее нередко могут быть крайне драматичными. Очень часто стадия агрессии характерна тем, что объектом агрессии выступают близкие люди, врачи, которые «проглядели диагноз». Протест против судьбы, негодование на обстоятельства, ненависть к тем, кто, возможно, явился причиной болезни, – все это выплескивается или каким-то образом должно быть выплеснуто наружу.

4. Фаза депрессии также должна быть пережита, чтобы дать больному новое качество жизни. Хотелось бы пояснить, что каждая душа имеет свою «копилку боли» и, когда наносится свежая рана, заболевают и дают о себе знать все старые. Чувства обиды и вины, раскаяния и прощения перемешиваются в психике, складываясь в смешанный комплекс, который трудно изжить. Однако часто приговор выносит собственная совесть, которую редко удается заставить молчать или переключить на иные толкования. Тем не менее, и в оплакивании себя, и в составлении завещания, в которых находят место и надежда на прощение и попытка что-то исправить, депрессивная стадия себя изживает. В страданиях происходит искупление вины.

5. Стадия принятия. Это стадия примирения с судьбой. Это именно тот момент качественной перестройки жизни, переоценки физических и материальных истин ради истин духовных. Смысл бытия, даже неопределяемый словами, начинает распускаться в умирающем и успокаивает его. Это как вознаграждение за проделанный «крестный» путь. Теперь человек не клянет свою судьбу, жестокость жизни. Теперь он принимает на себя ответственность за все обстоятельства болезни и своего существования.

Следует отметить, что все перечисленные стадии не располагаются в строгом порядке и могут менять очередность.

Анализ литературы по проблемы исследования позволил выделить следующие основные группы социально-психологических проблем:

принятие неизбежности наступления смерти;

контроль и коррекция негативных эмоциональных состояний;

проблем взаимоотношений с родственниками (проблемы любви, долга, ответственности перед близкими и др.).

Часто терминальные больные являются носителями тяжелых переживаний, которые связаны с обидами из прошлого и от которых они не могут избавиться. Для того чтобы облегчить их психологическое состояние и увеличить шансы на выздоровление, необходимо научить их освобождаться от переживаний из прошлого.

При работе с инкурабельными больными применяются следующие виды психотерапии: психотерапия средой, эстетотерапия и арттерапия, психотерапия посредством колокольного звона, фитотерапия, сказкотерапия, куклотерапия – все это, в первую очередь, помогает людям лучше воспринимать невербальный язык, им легче почувствовать контакт, необходимое тепло через образы.

Все вышеперечисленные виды психотерапии не являются исчерпывающими, и их применение заключается, как правило, в комплексе и в зависимости от некоторых особенностей больного.

Общие принципы психотерапии для различных групп больных заключаются в следующем: в стадии отрицания важно не вмешиваться в его психические процессы, в стадии агрессии больному следует дать возможность «выплеснуться», в депрессивной стадии необходимо сопереживать больному, в стадии принятия необходимо поддержать пациента [7].

Работа с инкурбельными больными по-особому ставит проблему качества жизни. Нередко понятия жизни и смерти совмещаются так, что одно определяет другое и их взаимозависимость приводит к тому, что качество жизни получает оценку качеством смерти и наоборот.

Принципы паллиативной терапии понуждают рассматривать умирание и смерть с позиций жизни. В самом деле, комплексный подход к человеку предполагает всестороннее удовлетворение его нужд и, соответственно, забота о больном выстраивается в медицинском, психологическом, социальном и духовном аспектах.

Медицинский аспект создания качества жизни опирается, прежде всего, на обезболивание. Следует подчеркнуть, что боль – один из жизненных показателей, характеризующих состояние пациента; показатель, который должен отмечаться и измеряться так же, как температура, пульс, дыхание, давление, питание и стул. Нелишне напомнить, что наличие и оценку болевого синдрома в цивилизованном обществе делает всегда сам пациент. Вслед за обезболиванием идет уход, где чистота, покой, отсутствие проблем с едой и стулом создают предпосылки, насколько это возможно, для телесного комфорта.

Психологические проблемы, вероятно, самые трудные, поскольку затрагивают не только внутренний мир пациента, но и взаимоотношения с окружающими, уровень образованности, интересы, мировоззрение больного и его установки на решение своей судьбы. Участие в этих проблемах референтного лица, не обязательно психотерапевта, но, возможно, и просто близкого человека дает более легкие пути для своего разрешения.

Социальная помощь в создании качества жизни ни у кого не вызывает сомнений. Решение проблем семьи, быта, работы, финансовых вопросов, завещания – все это долг общества пациенту и обратная с ним взаимосвязь.

Потребность в духовной поддержке мы описываем последней, но значимость ее едва ли не первая среди всех перечисленных факторов. В самом деле, опыт показывает, что решение медицинских проблем во всей их полноте не дает еще качества жизни и так называемой легкой, спокойной смерти. Также психологическая и социальная реабилитации не могут считаться полноценными без духовного аспекта помощи.

Совершенно очевидным является тот факт, что в связи с большим количеством людей, страдающих неизлечимыми болезнями и нуждающихся в оказании психологической помощи, в процессе работы с ними крайне важно опираться на духовные и психологические аспекты этой проблемы.

Таким образом, сложившаяся ситуация диктует необходимость совместной работы специалистов различных профессий – медиков, психологов и специалистов по социальной работе.

Литература

  1. Берковитц Н. Практика социальной работы в стационарах: биопсихосоциальные аспекты. // Гуманистический подход к охране здоровья. – М., 1998.
  2. Бессонова О.Н., Басов Н.Ф., Басова М. Медико-социальные методы социальной работы // Основы социальной работы: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. Н.Ф. Басова. – М.: Академия, 2005.
  3. Боряк В.П., Власова Э.Д. Социально-медицинская работа с различными группами населения: Учебно-методическое пособие для студентов специальности «Социальная работа». – 1-е изд. – Пятигорск: ООО «РИА-КМВ», 2014. – С. 7-21.
  4. Бялик М.А. Методологические подходы к оказанию паллиативной помощи детям, неизлечимо больным онкологическими заболеваниями, и их семьям: автореф. дисс.... канд. биол. наук. – М., 2000.
  5. Васильев С.В., Татульян С.Е. Медико-социальная работа с психическими больными пожилого возраста в старческом возрасте. // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы . – 2008. –№1. – С.81-84.
  6. Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь. Пособие по паллиативной медицине. – СПб.: Речь, 2007. – 162 с.
  7. Здоровая городская среда, здоровая жизнь и преодоление неравенства в здоровье: сб. материалов межд. науч.-практ. конф. – Ставрополь, 2013. – 256 с.

 

Об авторе 

Миллер Евгений Адамович – аспирант 1-го года обучения направления подготовки 39.06.01 Социологические науки, профиль «Социальная структура, социальные институты и процессы» Северо-Кавказского федерального университета, г. Ставрополь

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Ссылка для цитирования

Миллер Е.А. Социально-психологические особенности инкурабельных больных. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2018. N 3. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен