Левит Л.З. (г. Минск, Беларусь)

Левит Л.З. (г. Минск, Беларусь)

ИНДИВИДУАЛИЗМ, ЭГОИЗМ, ГУМАНИЗМ: ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

  

УДК 159.923

English verson:

Аннотация. В статье исследуется положение, согласно которому, индивидуализм явился основным гуманистическим достижением западной цивилизации. Одним из важнейших следствий данной идеи выступает возможность для индивида покидать в целях успешной самореализации любую группу или другую крупную структуру, не испытывая при этом чувства вины. Подобная возможность становится особенно актуальной для немногих одарённых от природы индивидов, творческий труд которых в конечном итоге продвигает вперёд всю человеческую цивилизацию.

Ключевые слова: альтруизм,гуманизм, индивидуализм, коллективизм, самореализация, счастье, эгоизм.

Об авторе

Ссылка для цитирования

 

Введение. Автор статьи, проживший несколько десятилетий в СССР,неоднократно слышал в те времена об отсутствии гуманизма в капиталистических странах, где правит эгоизм, а «человек человеку волк». При этом уничтожение советским режимом миллионов собственных граждан практически замалчивалось. Прошли десятилетия, советский строй рухнул, западные страны впереди в экономическом развитии, однако различия в менталитете и основанные на них коллективистские представления продолжают сохраняться на постсоветском пространстве. Мы рассмотрим одно из таких различий, связанное с индивидуализмом, и вытекающие из него следствия на примере важной цитаты.

Постановка проблемы. Обычно индивидуализм подразумевает, что отдельный человек имеет право ставить собственные интересы выше любых других – в том числе, государственных. Разумно предположить, что усиление внимания каждого конкретного человека к собственным желаниям будет порождать всё новые конфликты интересов, приведёт, по известному выражению Т. Гоббса, к «войне всех против всех». Как постепенно выяснилось, подобные конфликты не начинаются при наличии соблюдаемых всеми законов – ясных и чётко прописанных правил взаимодействия между людьми. Первоочередное назначение подобных законов – защищать более талантливых и трудолюбивых, а потому более преуспевших индивидов от тех, кто хотел бы присвоить себе незаслуженные блага с помощью обмана или грубой силы.

Соответственно, в западной философской и экономической мысли на протяжении последних нескольких столетий понятия «индивидуализм» и «эгоизм» сделали триумфальную карьеру. Как пишет С. Холмс, разумно понятый собственный интерес каждого человека (как наименеедеструктивное из всех его влечений) на заре развития капитализма противопоставлялся стихийным, иррациональным человеческим страстям, способным нарушить новый общественный порядок. Буржуазное стремление к эгалитаризму и производительному труду ради собственного блага индивида способствовало высокой оценке и приданию универсального характера понятию личного интереса. В результате «гранитная скала» эгоизма и близкого к нему индивидуализма простояла века в западной науке и имела успехи (в том числе, в качестве объяснительного принципа), не сравнимые ни с какой другой теоретической моделью в политике, экономике, юриспруденции и других отраслях знания [7, с. 286]. Так, важнейшими признаками современного «Хомо экономикус» признаются рационализм и действия в собственных интересах [5, с. 96].

А теперь обещанная цитата. Как выразился Р. Кох, индивидуализм явился основным гуманистическим достижением западной цивилизации [8, с. 1, курсив мой]. Рискну предположить, что у человека, проживающего на постсоветском пространстве, подобные слова способны вызвать недоумение. Почему данное цивилизационное достижение является основным и в чём заключается его великий гуманизм? Для того, чтобы разобраться в этих вопросах, надо дать читателю представление о двух весьма схожих понятиях.

Индивидуализм и эгоизм: существенных различий нет. Под эгоизмом мы обычно понимаем врождённую «предрасположенность» человека в свою пользу, его заботу о собственных интересах [6]. Проанализировав множество различных определений индивидуализма и эгоизма, мы не обнаружили сущностных различий в понятиях [2]. Отличия наблюдаются лишь в моральных коннотациях: индивидуализм – как правило, «интересный», «яркий», хотя и несколько «вызывающий», в то время как эгоизм – всегда «плохой». Фактически же любое определение индивидуализма может быть истолковано как эгоизм и включено в понятие эгоизма. Чтобы несколько успокоить ревнителей морали, отметим, что существуют различные формы (проявления) эгоизма, описываемые разными уровнями нашей теоретической модели [3].

Возвращаемся к анализу цитаты Р. Коха и представляем читателю некий синтез эгоизма, индивидуализма и гуманизма: современному человеку «позволено», и он имеет право заботиться о реализации собственных (а не чужих) интересов. Это выглядит логичным и оправданным, поскольку, помимо прочего, связано с инстинктом самосохранения, свойственным каждой живой особи. Исключение составляют случаи, когда подобное поведение индивида грубо нарушает такие же возможности окружающих. Для предотвращения подобных ситуаций и разработаны законы. Так что на самом деле индивидуализм и эгоизм не «плохи» и не «хороши» – они естественны.

В разумных дозах естественен и альтруизм, повышающий социальную репутацию индивида и позволяющий ему рассчитывать на ответную помощь. Важно, что в проведённых лонгитюдных исследованиях мы обнаружили только положительные корреляционные взаимосвязи между показателями эгоизма и альтруизма у всех испытуемых. Результаты проделанной экспериментальной работы демонстрируют, что многие виды повседневной активности субъекта содержат компоненты, усиливающие как его самого, так и общество, в котором он живёт [1].

Что же гуманного в индивидуализме? Для лучшего понимания того, что именно «позволено» современному индивидуалисту, разберём конкретный пример. Предположим, некий субъект входит в более крупную структуру (в простейшем случае – группу людей) и занимается с ними совместной деятельностью. При этом у индивида обычно имеются определённые цели (желания), которые он рассчитывает достичь, действуя совместно с данной группой, либо просто находясь в её рядах. Если эти цели с помощью группы достигаются плохо (либо группа пытается навязать человеку чуждые для него цели), он, в соответствии с приоритетом собственных интересов, имеет право выйти из группы и далее строить свою жизнь (стремиться к счастью) самостоятельно и без каких-либо негативных последствий предпринятого ухода.

Таким образом, гуманизм ситуации заключается в том, что человек, покинувший в собственных интересах ряды группы (рабочего коллектива, политической партии, страны…), не может быть подвергнут за это наказанию либо осуждению. В данном случае не группа избавляется от малоспособного индивида как от «балласта», а энергичный субъект избавляется от группы как от «балласта». Чем более талантлив данный индивид, тем в большей степени он «дискредитирует» покидаемую группу, поскольку указывает на её низкий (в сравнении с собственными способностями) уровень, «коллективную» неспособность к серьёзным достижениям (и, в противоположность, свою индивидуальную способность к ним).

Разумеется, вся ситуация может получить не только «индивидуалистическую», но и родственную ей откровенно-эгоистическую (вероятно, ещё более точную, хотя и несколько циничную) интерпретацию: «в данной структуре я не могу в полной мере развить и реализовать свои способности; пребывание в ней мне не выгодно и бесполезно; для меня будет разумным покинуть группу как можно быстрее; дальнейшая их судьба меня не интересует». Несложно убедиться, что осознание индивидом собственного потенциала («таланта») и стремление добиться индивидуального успеха на основе этого таланта могут быть тесно связаны со скоростью покидания им «отстающей» группы.

Разочарование и раздражение группы, которую покидает наиболее способный деятель, достаточно велико, и его не следует недооценивать. Ведь подорван не просто престиж данной структуры: теперь группа в значительной степени утратила свою былую способность к достижениям из-за потери самого талантливого и трудолюбивого сотрудника. Тем самым, его уход негативно повлиял на судьбу и карьеру многих людей, положение которых раньше в значительной степени определялось его трудом на благо группы (а не на своё собственное благо). Неудивительно, что втайне группа лелеет надежду на грядущие неудачи «дезертира»: «приползёт обратно на коленях и будет просить прощения…».

Таким образом, в соответствии доктриной индивидуализма, более способные и самостоятельные члены общества в целях достижения собственного успеха получают легальную возможность покидать ряды менее способных, не боясь при этом последующих «коллективных» санкций. Теперь их при всём желании не имеют права открыто объявить «отщепенцами», «безродными космополитами», «изменниками Родины» и т.д. Разумеется, в данной статье мы не рассматриваем экстремальные ситуации военного времени, которые нетипичны для обычной повседневной жизни.

Наоборот, бездарные и ленивые люди обычно стремятся стать членами массовой (желательно, как можно более авторитетной) структуры, чтобы, в соответствии с принципами равенства и «справедливости», получить гарантированную долю благ, при этом замаскировав собственную лень и бездарность.

С нашей точки зрения, в основе многих трудностей развития постсоветских республик лежит до сих пор не осознанное, не проговорённое и не разрешённое противоречие между укоренившимися за годы строительства социализма, морально одобряемыми коллективизмом и безоглядным альтруизмом («прежде думай о Родине, а потом о себе») и «аморальным эгоизмом» [4]. Мысль о том, что отдельный человек ничего не должен государству и окружающим (ему следует лишь соблюдать законы страны, в которой он живёт, в то время как государство, функционируя на его налоги, должно обеспечивать гражданину условия для нормальной жизни), с большим трудом укореняется в массовом сознании. При этом более талантливый и трудолюбивый индивид не обязан (если сам того не пожелает) проявлять заботу о других людях – он при желании может полностью сосредоточиться на достижении собственного успеха.

Нежелание власти открыто признать индивидуализм и вести себя соответственно находят своё выражение в странных попытках вернуть былое (т. е., «долг» гражданина перед государством). Речь идёт, например, о принудительной явке на субботники с их бесплатным трудом или стараниях внедрить печально известный в Беларуси «Декрет о тунеядцах». Разумеется, любая «агрессивность» государства в отношении собственных граждан, создавая тревожную атмосферу, будет сковывать творческую активность наиболее одарённых индивидов.

По нашему мнению, главное различие между социализмом (коммунизмом) и капитализмом заключается в признаваемом соотношении интересов власти и гражданина. При социализме эгоизм государства считается более важным в сравнении с эгоизмом отдельного человека; более того, индивидуализм и эгоизм власть всячески клеймит в целях достижения максимальной социальной гомогенности и управляемости обществом. При капитализме же всё наоборот: «по умолчанию» признаётся приоритет прав индивидуума.  

Почему же признание индивидуализма является основным гуманистическим достижением западной цивилизации? Да потому, что всё человеческое общество в конечном итоге движется вперёд благодаря новаторскому труду немногих его одарённых представителей – зачастую, как раз тех, кто в целях уникальной самореализации не дал подмять себя серой массе или бездарному руководству. Разумеется, гений изначально не ставит своей главной целью «продвижение человечества по пути прогресса»: он просто стремится развить и реализовать свои уникальные способности. Поэтому улучшение положения всего общества (немедленное или постепенное) выступает лишь одним из сопутствующих (побочных) результатов его кипучей деятельности. Многочисленным, однако не наделённым способностями и трудолюбием «коллективистам» следовало бы признать (в конечном итоге, в собственных интересах) превосходство немногих одарённых «индивидуалистов» и обеспечить последним предпочтительные условия для самовоплощения.

Остаётся лишь добавить, что развитие и реализация внутреннего потенциала одарённого индивида всесторонне описывается с помощью разработанной автором двусистемной и многоуровневой «Личностно-ориентированной концепции счастья» (ЛОКС), доказавшей свою способность к решению многих проблем современной психологии [3].

Заключение. Таким образом, прекрасной мысли Р. Коха об индивидуализме (со всеми её практическими следствиями) ещё предстоит овладеть умами граждан постсоветского пространства. Лишь после этого можно будет предполагать действительное нарастание прогрессивных изменений.

Литература

  1. Левит Л. З. Использование методов выборки переживаний (ESM) в исследованиях счастья. – Минск: РИВШ, 2014. – 148 с.
  2. Левит Л.З. Психология развития и реализации жизненного потенциала субъекта: Дисс… доктора психол. наук. – Киев, 2016. – 605 с.
  3. Левит Л.З. Универсальный эгоизм. – Минск: З. Колас, 2017. – 88 с.
  4. Левит Л.З. Советский альтруизм: вина и страх вместо эмпатии. // Психодиагностика, консультирование и посредничество в профессиональных и непрофессиональных отношениях. – Калуга, 2018. – С. 435-446.
  5. Маркус Г. Несовершенный человек. – М.: Альпина нон-фикшн, 2011. – 256 с.
  6. Рэнд А. Добродетель эгоизма. – М.: Альпина, 2011. – 192 с.
  7. Holmes S. The Secret History of Self-Interest. // Beyond Self-Interest. / Ed by J. J. Mansbridge. – Chicago: University of Chicago Press, 1990. – P. 267-286.
  8. Koch R. Is Individualism Good or Bad? // Huffington Post, 7 Oct., 2013. – P.1.

 

Об авторе

 

Левит Леонид Зигфридович – доктор психологических наук, доцент, директор Центра психологического здоровья и образования, г. Минск, Беларусь.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Ссылка для цитирования

Левит Л.З. Индивидуализм, эгоизм, гуманизм: особенности взаимодействия. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2018. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен