Васильченко М.В.

Обновлено 11.02.2014 18:24
Просмотров: 8725

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ

УДК159.9.072

English verson:

Аннотация. В статье представлен анализ социально-психологических суицидогенных факторов, играющих ведущую роль в формировании суицидального поведения подростков. Современной наукой признается сложность такого явления, как самоубийство. В связи с этим имеет место отказ от стремления выявить единственную, главную причину данной поведенческой деструкции, признание сложной биопсихосоциальной природы суицидального поведения и необходимости его комплексного изучения.

 

Ключевые слова: кризисные состояния, самоубийство, суицидальное поведение, истинная суицидальная активность, импульсивная парасуицидальная (самоповреждающая) активность.

Об авторе

Ссылка для цитирования

Термин детерминанты суицидального поведения впервые был предложен В.С. Ефремовым и предполагал суицидогенные факторы, играющие ведущую роль в формировании суицидального поведения [3]. Анализ работ отечественных (А.Г. Амбрумова, Е.М. Вроно, И.С. Кон, А.Е. Личко, А.Н. Моховиков, В.А. Розанов, Л.Н. Юрьева и др.) и зарубежных (А. Бек, Д. Бьюи, Б. Колодзин, Т. Крон, Р. Литмен, Дж. Молтсбергер, Г. Отто, Э. Рингель, Р. Стилих, Н. Фарбероу, Г. Хендин, Э. Шнейдман и др.) ученых, позволил свести детерминанты суицидального поведения подростков к воздействию четырех комплексов основных суицидогенных факторов: биологических, социально-средовых, психиатрических и индивидуально-психологических.

Биологические детерминанты суицидального поведения подростков изучались в трех направлениях: в исследованиях по генетике суицида (Зотов М.В., Моховиков А.Н., Розанов В.А., Стилиха Р.; Schulsinger F. et а1., Roy A. et al.); в изучении биологических коррелят суицидального поведения (Arango V. et а1.; Mann J. J. et а1.; Van Praag Н. М. еt а1.; Лытаев С.А., Шостак В.И.) и в исследовании нейропсихологических особенностей суицидентов при нарушении функциональной асимметрии мозга (Arato M. et al.; Jordan D. et а1.; Persindger M.A.; Wainberg I.; Балашова И.Н., Егоров А.Ю., Иванов О.В., Маркова Е.В., Москвин В.А. и др.).

Социально-средовые детерминанты суицидального поведения подростков изучались в рамках исследований, направленных на определение влияния тяжелых стрессовых событий на возникновение кризисного состояния и форму суицидального поведения (Зотов М.В.; Подольский А.И., Идобаева О.А., Хейманс П.; Simon T.P. et al.; Joiner T. E., Rudd M. D. Williams J. М. G., Роllосk L.R. и др.), влияния факторов семейного неблагополучия (Боенко А.В.; Бородин С.В., Михлин А.С.; Зотов М.В.; Kendler K. S. et al.; Essau S., Peterman F. и др.), при изучении самоубийства, как подражательной модели (под воздействием СМИ – Зотов М.В.; Моховиков А.Н., Розанов В.А., Стилих Р.; Хафнер Х.; Хоутон К., Schmidtke A., Schaller S.; и др.); выявление влияния референтной группы (Бэйли К., Джонсон Р., Кэплан Г.) и опыта суицидального поведения (Личко А.Е.; Старшенбаум Г.В.; Joiner T. E., Rudd M. D.; Neeleman J. et al.; Lau M. A. et а1.; Sakinofsky I.; Williams J. et аl. и др.).

Психиатрические детерминанты суицидального поведения подростков изучались в рамках исследований влияния психического заболевания на возникновение и развития кризисных состояний и различных форм суицидального поведения (Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А.; Иовчук Н.М., Северный А.А.; Подольский А. И., Идобаева О.А, Хейманс П.; Фрайследер Ф.Й., Тротт Г.Э.; Krug E. G. еt а1; Lonnqvist J. K. и др.) и в рамках изучения психопатий и непсихотических реактивных состояний на фоне акцентуаций характера (Амбрумова А.Г.; Кондратенко В. Т., Игумнов С. А.; Леангард К.; Личко А.Е., Otto U. и др.).

Психологические детерминанты суицидального поведения подростков большинством исследователей изучались (Амбрумова А.Г., Вроно Е.М.; Боенко А.В.; Короленко Ц.П., Галин А.Л.; Конанчук Н.В., Мягер В.К.; Тихоненко В.А., Сафуанов Ф.С. и др.) в работах, посвященных выявлению индивидуально-психологических особенностей личности, предрасположенной к суицидальному поведению.

Биологическими детерминантами риска развития кризисных состояний и суицидального поведения у подростков являются: генетическая предрасположенность к суициду, аномалии серотонинергической системы головного мозга и нарушение функциональной асимметрии мозга. Это говорит о том, что в свете заявленной проблемы особое внимание необходимо уделять: подросткам, у которых близкие родственники совершили попытку самоубийство или покончили с собой; подросткам, испытывающим трудности в постановке долгосрочных целей, склонным к агрессии и имеющим низкий фон настроения; подросткам, обнаруживающим усиление леволатеральных признаков в моторной и сенсорной сферах. Однако необходимо учитывать, что наличие биологических детерминант самих по себе, без социально-средового воздействия не приводит к суицидальному поведению. Следовательно, их обнаружение у подростка является необходимым, но не достаточным основанием для отнесения его к «группе риска».

Среди наиболее значимых социально-психологических факторов, повышающих вероятность совершения самоубийства у подростков, можно выделить влияние тяжелых стрессовых событий таких, как потеря близкого человека, распад семьи, пережитое физическое или сексуальное насилие, социальная депривация в связи с заключением в тюрьму, приобретенные физические отклонения, внебрачная беременность до совершеннолетия. А также факторы семейного неблагополучия, связанные с отсутствием родителей, воздействием СМИ, влиянием референтной группы, наличием опыта суицидального поведения.

Между влиянием тяжелых жизненных событий и возникновением кризисного состояния, детерминирующего суицид, у подростков существует тесная связь. Многими исследователями (Джойнер Т., Рудд М.Д.; Зотов М.В.; Подольский А.И., Идобаева О.А., Хейманс П.) отмечается переживание подростками негативных событий за год до возникновения суицидального поведения и депрессии. Импульсивное парасуицидальное поведение возникает, в большинстве случаев, как непосредственная реакция на ситуацию межличностного конфликта, вызывающую у индивида интенсивные негативные переживания (Simon T.P. et al.). Подростки с импульсивными парасуицидами не думают о возможном летальном исходе своих действий и не учитывают последствий своего поведения. Внешние средовые воздействия оказывают значительное влияние на их поведение. Любое изменение ситуации, актуального эмоционального состояния, а также трудности реализации суицидальных действий могут привести к тому, что подросток «забывает» о своих намерениях (Williams J. М. G., Роllосk L.R.).

С депрессивными расстройствами и истинным суицидальным поведением коррелирует только переживание очень нежелательных событий (Goodyer I. M. et al.). Эти нежелательные события многочисленны и включают потерю родителей в возрасте до 17 лет (Kendler K. S. et al.), постоянные раздоры в семье, нежелательную беременность и проблемы со здоровьем (Essau S., Peterman F.). Пережитое в прошлом физическое или сексуальное насилие, совершение противоправного поступка, повлекшего за собой заключение в тюрьму, значительно повышают уровень риска совершения самоубийства (Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А.; Вроно В.А.; Зотов М.В.; Осипова А.А.и др.).

Восприятие жизненных событий как стрессогенных зависит в большей степени от содержания и значения этих событий для индивида, а также от индивидуальных возможностей человека справляться с ними (Подольский А.И., Идобаева О.А., Хейманс П.). Подростки наиболее уязвимы к влиянию стрессов, так как в отрочестве на фоне возрастного кризиса восприимчивость к стрессам повышается.

Круг явлений, вызывающих травматические стрессовые переживания у подростков, очень широк. Он охватывает множество ситуаций, когда возникает опасность для собственной жизни или жизни близкого человека, угроза физическому здоровью или образу «Я», привычному укладу жизни семьи и многое другое. Когда подросток не может справиться с жизненными трудностями, кризисное состояние нарастает и провоцирует риск возникновения психосоматических заболеваний, социально-психологической дезадаптации и риск возникновения суицидального поведения. Следовательно, мы можем рассматривать суицидальное поведение подростков, как аутоагрессивные действия, детерминированные столкновением с жизненными обстоятельствами, субъективно воспринимаемыми как невыносимые.

К социально-средовым факторам, детерминирующим суицидальное поведение подростков, большинство исследователей в области суицидологии (Боенко А.В., Зотов М.В., Моховиков А.Н., Розанов В.А., Стилих Р., Хафнер Х., Хоутон К. и др.) относят негативное влияние СМИ и референтных групп. Существуют свидетельства об имитации и заразительности самоубийств. Наиболее известным историческим примером является роман И.В. Гете «Страдания юного Вертера» (1774), в котором описываются внутренние переживания Вертера, страдающего от неразделенной любви к Лотте и в конце романа совершающего самоубийство. После своего опубликования роман вызвал волну самоубийств среди молодых людей, подражающих литературному герою. Многие из самоубийц были одеты как Вертер («сапоги, синий фрак и желтый жилет»), другие в момент суицида оставляли роман открытым на странице, где описывается его смерть.

В современной суицидологии под имитацией понимают процесс, при котором одно самоубийство становится подражательной моделью для другого. Имитацией объясняется заразительность аутоагрессии, если один суицид облегчает возникновение последующего. Понятие заразительность, как и ряд других, например, восприимчивость, способ передачи, вирулентность и зависимость от дозы используются в учении об инфекционных болезнях. Но они позволяют раскрыть некоторые механизмы заразительности самоубийств. Например, способность осознавать и выражать чувства делает человека менее восприимчивым к суициду. Способ передачи известий об аутоагресии может быть прямым (от человека к человеку) и косвенным. Вспышки суицидов среди близких друзей являются аналогом первого способа. Самоубийство знаменитости косвенно, посредством СМИ, влияет на миллионы людей. Вирулентность в контексте суицида означает степень воздействия суицидента, имевшего, например, харизматическое влияние на определенную группу населения. Влияние дозы сравнимо с частотой аналогичных (модельных) суицидов или репортажей о них в определенном районе (суицидальном кластере) [6].

В 1980-1990 гг. за рубежом были проведены исследования, изучающие влияние средств массовой информации на показатели самоубийств [4]. В исследовании X. Хафнера (Hafner H) были изучены последствия показа по немецкому телевидению в 1981 г. шестисерийного телесериала «Смерть студента», главный герой которого, 19-летний студент, бросается под поезд. Каждая из серий начиналась с демонстрации кадров самоубийства героя. Установлено, что после показа сериала количество железнодорожных суицидов среди молодых людей в возрасте 15-29 лет увеличилось на 86% по сравнению с предыдущими годами. Уровень железнодорожных суицидов оставался высоким в течение четырех месяцев после показа сериала, затем постепенно вернулся к первоначальному уровню. Повторный показ сериала в 1982 г. вызвал новый всплеск железнодорожных суицидов (Hafner H., цит. по Hawton K. еt а1., 2005).

К. Хоутон (Hawton К. еt а1.) изучал последствия показа в английском популярном еженедельном сериале эпизода, где герой погибает в результате передозировки парацетамола. Установлено, что в течение первой недели после показа эпизода число попыток самоотравления возросло на 17%, при этом случаи самоотравления парацетомолом отмечались чаще, чем случаи самоотравления другими веществами. Из обследованных лиц с попытками отравления 20% отмечали, что просмотренный эпизод повлиял на их поведение, 17% указали, что он определил их выбор средств самоубийства [4].

Обобщая результаты проведенных в разных странах исследований, директор Оксфордского центра исследований суицидов К. Хоутон пришел к выводу, что сообщения или демонстрация самоубийств в СМИ приводят как к возрастанию общего количества суицидов, так и к увеличению числа случаев использования отдельных способов самоубийства. Он выделил следующие характеристики предъявления информации о самоубийствах в СМИ, повышающие риск подражательных самоубийств: детальные описания используемых методов самоубийства; сенсационный стиль сообщений или многократно повторяющиеся сообщения; подробные описания самоубийств знаменитостей. Установлено, что риск подражательных самоубийств особенно высок у лиц молодого и пожилого возраста, чувствительных к воздействию СМИ, а также в случаях, когда имеется сходство по возрасту, полу и национальности между аудиторией и человеком, чье самоубийство изображается в СМИ (Hawton К. еt а1.). На основе этих данных, экспертами ВОЗ и других организаций были разработаны инструкции, описывающие, каким образом следует освещать проблему самоубийств в средствах массовой информации.

В России систематических исследований подобного рода не проводилось. Но можно предположить, что постоянные демонстрации суицидов в кино, частое обсуждения данной тематики в различных ток-шоу, детальное описание случаев самоубийств в прессе и рост самоубийств среди населения нашей страны носит взаимосвязанный характер.

Таким образом, в настоящее время считается доказанным, что сообщения о самоубийствах или изображения самоубийств, передаваемые в средствах массовой информации (СМИ), имеют негативный эффект и могут провоцировать суицидальные действия, особенно у подростков и лиц молодого возраста. Для имитации имеет значение, как, когда и где в СМИ подается информация (фактор сенсационности), кто покончил собой, время подачи, характер иллюстраций, популярность СМИ и т.д. Кроме того, СМИ обеспечивают подростков знаниями о том, как можно совершить суицидальные действия.

В связи с этим важным направлением первичной профилактики суицидального поведения является контроль за характером сообщений о самоубийствах в средствах массовой информации. В то же время следует отметить, что реализация данного направления профилактики суицидов связана с рядом проблем. Рекомендации по способам освещения проблемы самоубийств могут восприниматься некоторыми представителями СМИ как попытки «ограничения свободы слова». Также имеются трудности с контролем свободно распространяемых в Интернете описаний «физических и химических способов самоубийства» и детальных инструкций по их применению, приносящих очевидный вред (Schmidtke A., Schaller S.). Важным направлением профилактики суицидального поведения, связанным с деятельностью СМИ, является информирование населения о существующей системе оказания медико-психологической помощи. В средствах печати, радио и телевидения должна быть широко представлена информация, касающаяся деятельности «телефонов доверия», центров социально-психологической помощи, кризисных отделений, куда могут обраться за помощью люди, переживающие кризисные состояния.

Процесс заразительности повышает частоту самоубийств на некоторой небольшой территории в ограниченный промежуток времени [6]. Реакция группирования со сверстниками, доминирующая среди подростков, объединяет людей и способствует заразительности. Механизм суицидальной заразительности основан на том, что подросток формирует свое поведение, обучаясь и наблюдая за моделями поведения значимых для него людей (референтных групп). Сущность суицидальной заразительности состоит в быстром распространении аутоагрессивного настроения или поведения на группу.

Важную роль в развитии суицидального поведения играют девиантные сверстники (Кэплан Г., Джонсон Р., Бэйли К.). Наличие девиантной группы облегчает совершение девиантных действий. И, если личность к ним внутренне готова, то она обеспечивает психологическую поддержку и поощрение за участие в таких действиях, уменьшает эффективность личных и социальных контрольных механизмов, которые могли бы затормозить проявление суицидального поведения.

Таким образом, имитационные суициды или информация о них обеспечивают подростков моделью поведения, снижающей внутренние запреты на самоубийство. Кроме того, на мотивацию суицидального поведения влияет индивидуальная восприимчивость подростка. Она усиливается при наличии суицидального опыта опосредованного, когда возникает чрезмерное отождествление с жертвой и непосредственного личного (наличие суицидальных попыток в прошлом).

Одним из наиболее достоверных показателей риска самоубийства являются прошлые попытки суицида или парасуицидальные эпизоды. Предрасположенность к суицидальному реагированию нарастает по мере увеличения числа пережитых суицидальных эпизодов. Лица, пережившие в прошлом суицидальные кризисы, обнаруживают 20-30 кратное повышение риска совершения самоубийства (Gunnell D., Frankel S). Определенная склонность к повторению суицидальных демонстраций у подростков была обнаружена в исследованиях А.Е. Личко. Среди исследованных им 92 подростков с суицидальным поведением у 34% в анамнезе уже были проявления суицидального поведения. Каждый второй суицидент повторяет попытку самоубийства в течение года, а каждый десятый умирает в результате самоубийства. Согласно американским исследованиям, 3% лиц, совершивших суицидальную попытку, погибают в результате суицида в течение первого года, около 9% – в течение следующих 5 лет, и около 11% – спустя 5 лет после суицидальной попытки (Sakinofsky I.).

Связано это с тем, что по мере увеличения числа пережитых суицидальных эпизодов, роль объективных стрессовых событий в суицидальном поведении снижается. Если первые попытки суицида и суицидальные переживания подростков возникают под влиянием тяжелых стрессовых событий, то в дальнейшем кризисные состояния и суицидальные побуждения могут провоцироваться внешне малозначительными конфликтными ситуациями, символическими или предвосхищаемыми стрессорами.

С увеличением числа пережитых кризисных состояний повышается сенситивность индивида к действию факторов эмоционального стресса, возрастает легкость возникновения «срывов» в регуляции когнитивных функций, активируются негативные установки и суицидальные тенденции. Мысли о суициде приобретают стереотипный характер, привычно возникая у человека под воздействием различного рода провоцирующих стимулов и ситуаций.

Наличие психического заболевания является одним из наиболее существенных факторов, детерминирующих развитие кризисных состояний и суицидального поведения. Многие психические заболевания манифестируют в подростковом периоде. Риск суицида наиболее высок при таких психических заболеваниях как депрессия, шизофрения, алкогольная или наркотическая зависимость, личностные расстройства.

По разным данным, 29-88% людей, осуществивших завершенные суициды, страдали от депрессии (Lonnqvist J.K.). Самоубийство – основная причина повышенной смертности лиц с депрессией. Риск смерти в результате суицида у лиц с депрессивными расстройствами составляет 12-20% (Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А.; Krug E.G. et al.).

В результате ряда исследований (Подольский А.И., Идобаева О.А, Хейманс П.; Н.М. Иовчук А.А. Северный; Фрайследер Ф.Й., Тротт Г.Э.) доказано, что в основе суицидального поведения детей и подростков лежат устойчивые депрессивные состояния. Депрессивность в детском и подростковом возрасте имеет сложную структуру. Это объясняется сочетанием истинной депрессивной симптоматики, преломленной через возрастные особенности, с личностными защитными реакциями.

Шизофрения является другим психическим заболеванием, повышающим вероятность совершения самоубийства. Примерно 10-12% больных шизофренией погибают в результате самоубийства (Krug E. G. еt а1.).

Психическим заболеванием, значительно повышающим риск самоубийства, также является психопатия или расстройство личности. По данным отечественных авторов, на долю психопатических личностей приходится от 20 до 40% суицидальных попыток (Амбрумова А.Г, Тихоненко В.А.). По данным американских исследователей, личностные расстройства диагностируются у 30% лиц, погибших в результате суицида, и у 40% лиц, совершивших попытки самоубийства (Krug E. G. еt а1.).

Исследования суицидального поведения подростков позволили прийти к выводу, что это в основном проблема «пограничной психиатрии», т.е. области изучения психопатий и непсихотических реактивных состояний на фоне акцентуаций характера. Понятие «акцентуация» ввел К. Леонгард. В своих работах он подчеркивал, что акцентуированные люди не являются ненормальными. Акцентуация – это крайний вариант нормы.

По данным А.Е. Личко, среди совершивших попытки суицида подростков соотношение числа психопатий и акцентуаций характера приблизительно одинаково. Демонстративное суицидальное поведение в 50% случаев отмечалось у подростков истероидного, истероидно-неустойчивого, гипертимно-истероидного типов, в 32% – у эпилептоидного и эпилептоидно-истероидного типов и лишь в 18% у представителей всех других типов. Шизоидных, циклоидных и сенситивных подростков не было. При аффективном суицидальном поведении лабильный и лабильно-истероидный типы составили – 37%, другие варианты истероидного типа составили – 23%, сенситивный и конформно-неустойчивый типы – по 18% и эпилептоидный – 4%. Истинные покушения в большинстве случаев совершались представителями сенситивного и циклоидного типов.

Однако исследования, проведенные в более позднее время, выявили другое соотношение между частотой совершаемых суицидальных действий и акцентуациями характера у подростков. В.Т. Кондрашенко и С.А. Игумнов обнаружили, что среди подростков, покончивших с собой или покушавшихся на самоубийство, 24% имели шизоидный тип, 20% – сенситивный, 18% – психастенический, 15% – возбудимый и эпилептоидный, 13% – эмоционально-лабильный и 10% – остальные типы особенностей характера.

Рассмотренные данные позволяют сделать вывод о детерминации кризисных состояний и суицидального поведения подростков манифестацией в отрочестве ряда психических заболеваний и непсихотических реактивных состояний на фоне акцентуаций характера. Это свидетельствуют о необходимости длительного медико-психологического сопровождения всех лиц, совершивших попытку суицида. Среди психически здоровых подростков наибольшей уязвимостью и склонностью к суицидальному поведению обладают лица с акцентуированными и психопатическими чертами характера. В трудных условиях на фоне возрастного кризиса, недостаточной социальной и физической зрелости личности, у них возникает расстройство компенсаторных психических механизмов, приводящее к дезадаптации и суицидальному поведению.

Среди работ выделяющих, психологические детерминанты суицидального поведения у подростков, несомненный интерес представляют те, в которых изучаются индивидуально-психологические особенности личности как один из предиспозиционирующие факторы, позволяющие прогнозировать суицидальное поведение.

А.Г. Амбрумова и Е.М. Вроно, исследуя личностные особенности подростков с суицидальным поведением, выявили, что для большинства из них характерна импульсивность, проявляющаяся в неспособности подростка продолжительное время обдумывать принятые решения, предусмотреть последствия совершаемого поступка и смоделировать свое поведение таким образом, чтобы не пострадали самолюбие и собственные интересы. Всем суицидентам была свойственна эмоциональная неустойчивость, чем и объяснялось большое количество конфликтных ситуаций, нередко заканчивающихся суицидальными действиями. Изменение настроения у таких подростков обычно зависело от мимолетных и незначительных впечатлений, а в конфликтной ситуации у них легко возникало состояние растерянности, с элементами тревоги и вегетативными нарушениями. Большинство подростков, совершивших суицидальные действия, отличались повышенной внушаемостью, которая проявлялась в выраженной способности к сопереживанию и сочувствию, переносу встречающихся в литературе и кино коллизий на себя, в быстром «вживании» в образ, в возможности испытывать в этих ситуациях истинные эмоциональные потрясения, а также в некоторой несамостоятельности мышления, зависимости от мнения окружающих, стремлении строить свое поведение по образу и подобию героев книг, кинофильмов и т.п.

Указанные личностные особенности, выявленные авторами у подавляющего большинства подростков-суицидентов, создают, по их мнению, определенную суицидальную предиспозицию личности в подростковом возрасте. Нельзя оставить без внимания тот факт, что описанные ими личностные особенности суицидентов в известной степени свойственны любому подростку, чем и объясняется, по утверждению самих же авторов, высокий процент ситуационных реакций и реактивных состояний, формирующих пресуицидальный период в подростковом возрасте. Тем не менее, для многих данное исследование определило приоритетность изучения личностных особенностей подростков как одного из предиспозиционирующих факторов, позволяющих прогнозировать суицидальное поведение.

А.В. Боенко к характерным личностным особенностям суицидентов отнес: низкий или заниженный уровень самооценки; высокую потребность в самореализации; высокую значимость теплых, эмоциональных связей, искренность взаимоотношений, наличие эмпатии, понимания и поддержки со стороны окружающих; трудности при принятии решений; тенденцию к самообвинению, преувеличение своей вины, низкую самостоятельность и др.

Ц.П. Короленко и А.Л. Галин выделяют следующие психологические особенности суицидентов: преобладание формально-логического типа мышления, усиление аффективной сферы и недостаточность активного воображения.

Н.В. Конанчук, В.К. Мягер выделяют три основных свойства, характеризующих личность суицидента: повышенная напряженность потребностей, выражающаяся в необходимости непременного достижения поставленной цели; повышенная потребность в эмоциональной близости, зависимость от любимого человека, когда собственное Я растворяется и воспринимается лишь в паре «Я – Она» («Я – Он»), а вся жизнь строится на сверхзначимых отношениях; низкая способность личности к образованию любого рода компенсаторных механизмов, неумение ослабить фрустрацию.

Согласно В.А. Тихоненко и Ф.С. Сафуанову, потенциально опасными в отношении суицида оказываются следующие личностные характеристики: сниженная толерантность к эмоциональным нагрузкам, своеобразие интеллекта (максимализм, категоричность суждений), низкий уровень коммуникативных способностей, неадекватная самооценка, ограниченный репертуар копинг-стратегий и неразвитость психологических защит [8].

Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что какой-либо единой личностной структуры, специфичной для суицидального поведения и достаточно определенно указывающей на вероятность его возникновения, исследователям обнаружить не удалось. Психически здоровые подростки совершали самоубийства в состоянии эмоционального напряжения при наличии акцентуации характера. Для них дезадаптирующими условиями, провоцирующими суицид, являлись: снижение толерантности к психоэмоциональным нагрузкам; своеобразие интеллекта (максимализм, категоричность, незрелость суждений); неполноценность коммуникативных систем; неадекватная самооценка личностных возможностей; слабость личностной психологической защиты; снижение или утрата понимания ценности жизни. Кризисное состояние характеризовалось интенсивными отрицательными эмоциями: чувством неопределенности, беспокойством, тревогой вплоть до дезорганизации, фиксацией на психотравмирующей ситуации, переживаниями собственной беспомощности, несостоятельности, одиночества, безнадежности, пессимистической оценкой собственной личности, актуальной ситуации и жизненной перспективы, выраженными затруднениями в планировании будущего.

Однако общеизвестно, что импульсивность, эмоциональная неустойчивость, повышенная внушаемость являются возрастными особенностями, характерными для большинства подростков. В этом возрастном периоде обостряется чувство самоанализа, повышается интерес к проблеме жизни и смерти, усиливается увлечение философскими вопросами экзистенциального характера. Молодые люди склонны к переоценке ценностей, мучительно ищут свое место в обществе, пытаются уяснить смысл жизни. Бескомпромиссность, эгоцентричность, отсутствие жизненного опыта, в свою очередь, усиливают реакцию протеста, усугубляют конфликт между еще не сформировавшимся, легкоранимым Я и жестоким, несправедливым, по их мнению, обществом.

Изучение нами возрастных индивидуально-психологических детерминант суицидального поведения позволило сделать вывод о том, что у психически здоровых подростков данная поведенческая деструкция вызвана целым рядом нарушений в эмоциональной (недостаточность эмоционального регулирования, депрессивное состояние, состояние безнадежности), когнитивной (нарушение функций анализа, оценки информации и прогнозирования; формирование дисфункциональных установок и убеждений; руминация; нарушение регуляторных функций памяти, внимания, мышления) и личностной (нарушение развития самосознания, кризис идентичности) сферах при возникновении новых психических образований, обусловленных сменой и развитием ведущих видов деятельности.

Изучение личностных новообразований в отрочестве позволило нам прийти к выводу о том, что кризисные состояния и суицидальное поведение в отрочестве детерминированы фрустрацией потребностей подростка в проявлении чувства взрослости, актуализировавшегося в связи с развитием самосознания. Ответом подростка на состояние фрустрации становится стремление уйти от трудной ситуации. Оно может выразиться в суицидальном поведении. Формирование негативной «Я-концепции» в процессе развития самосознания, уничижительное отношение подростка к себе, проявляющееся в низкой самооценке и отсутствии самоуважения, детерминирует патологическое протекание возрастного кризиса и является серьезным фактором риска суицидального поведения школьников. Идентичность – это центральное новообразование подросткового возраста. О кризисе идентичности можно говорить, как об основном психологическом аспекте отрочества, детерминирующем кризисные состояния, понимая, что он, в свою очередь, основывается на тех предпосылках, которые были заложены на более ранних этапах развития ребенка. Патологичным для подростов является формирование неадекватной идентичности (уход от близких взаимоотношений, размывание времени, размывание способности к продуктивной работе и негативная идентичность) и предопределенной идентичности (некритичное принятие ценностей семьи, общества, религиозной группы). Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения подростков, обусловленные возникновением возрастных личностных новообразований на фоне патологического протекания подросткового кризиса представлены в таблице 1.

Таблица 1

Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения подростков, выделенные на основании возрастных личностных новообразований

Центральные новообразования

Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения

 

 

Самосознание

Фрустрация потребности в проявлении чувства взрослости

Негативная «Я – концепция»

Уничижительное отношение к себе, низкая самооценка, низкое самоуважение

 

 

 

Идентичность

Неадекватная идентичность: уход от близких взаимоотношений, размывание времени, размывание способности к продуктивной работе и негативная идентичность.

Предопределенная идентичность (за подростка сделанная): некритичное принятие ценностей семьи, общества, религиозной группы

 

Так как ведущим видом деятельности в подростковом возрасте становится интимно-личностное общение, то нарушения в сфере общения (общение со сверстниками, родителями и другими значимыми взрослыми) и, формирующееся на его фоне, субъективное состояние духовной и душевной изоляции является еще одним фактором риска возникновения и развития кризисных состояний и суицидального поведения. Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения подростков, выделенные на основании ведущего вида деятельности, нашли отражение в таблице 2.

Таблица 2

Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения подростков, выделенные на основании ведущего вида деятельности

Ведущий вид деятельности

Проявление

Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения

 

 

 

 

 

 

Интимно-личностное общение

 

Нарушение функции общения со сверстниками

Состояние фрустрации потребности в общении, возникновение отрицательного эмоционального фона, сопровождающегося чувством ущербности, одиночества, т.е. субъективное состояние духовной и душевной изоляции

Дисгармоничная семья

Фрустрация потребности в установлении неформального, эмпатического контакта в процессе совместной деятельности и проведения досуга.

Фрустрированные эмоциональные потребности ребенка в любви и безусловном принятии.

Нарушение функции общения с «воспитывающими» взрослыми

Фрустрация потребности в положительной оценке, отсутствие правильного педагогического руководства.

 

Исходя из результатов проведенного нами анализа клинико-психологической, психолого-педагогической, социально-психологической и суицидологической литературы, можно сделать вывод о том, что возникновение и развитие кризисных состояний и суицидального поведения подростков детерминировано целым рядом биологических, социально-средовых, психиатрических и возрастных индивидуально-психологических факторов. Все они тесно взаимосвязаны и опосредуют развитие друг друга (Рис.1). Это подтверждает важнейшее значение мероприятий по первичной профилактике самоубийств, направленных на раннее выявление лиц с повышенным суицидальным риском и предотвращение развития у них суицидальных тенденций. Они также свидетельствуют о необходимости дифференцированного подхода к психологической коррекции и реабилитации лиц, переживающих первый суицидальный эпизод, и лиц с хроническими суицидальными тенденциями.

Рис.1. Детерминанты развития кризисных состояний и суицидального поведения подростков

Литература

1. Амбрумова А.Г., Вроно Е.М. О ситуационных реакциях у подростков в суицидологической практике // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1985. – № 10. – С. 1557-1560.

2. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Суицид как феномен социально-психологической дезадаптации личности // Актуальные проблемы суицидологии. – М., 1978. – С. 6-28.

3. Ефремов В.С. Основы суицидологи. – СПб.: Диалект, 2004

4. Зотов М.В. Суицидальное поведение: механизмы развития, диагностика, коррекция. – СПб.: Речь, 2006.

5. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – Л.: Медицина, 1983.

6. Моховиков А.Н., Розанов В.А., Стилиха Р. Профилактика самоубийств. Краткое руководство по суицидологии для работников пенитенциарной системы. – Одесса, 2001.

7. Старшенбаум Г.В. Суицидология и кризисная психотерапия. – М.: Когито-Центр, 2005.

8. Тихоненко В.А., Сафуанов Ф.С. Введение в суицидологию / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Ф.С. Сафуанова. – М.: Генезис, 2004.

9. Hawton K., Fagg J. Suicide, and other causes of death, following attempted suicide // British Journal of Psychiahv, 1988. – № 152. – P. 751-761.

10. Hawton K, Crane C., Simkin S., Coulter P. Suicide and the Media: Pitfalls and Prevention // Crisis, 2005. – Vol. 26 (1). – P. 42-47.

Об авторе

Васильченко Марина Владимирова – кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры философии ФГБОУ ВПО «Донской Государственный Технический Университет».

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Васильченко М. В. социально психологические детерминанты суицидального поведения подростков [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2012. N 3. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).