Швецова

НАУЧНОЕ ПРЕДВИДЕНИЕ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА АНТИЦИПАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВЕРХСОЗНАНИЯ

 

УДК 159.96

О.В. Швецова (Ставрополь) Ставропольский государственный педагогический институт

English version: Shvetsova (Hilko) Olga Stavropol State Pedagogical Institute, Stavropol

 

Аннотация. Статья посвящена раскрытию механизма научного предвидения как высшей формы антиципации и результату деятельности сверхсознательного психического. В статье описаны виды антиципации. Представлены уровни психического: сознательное, бессознательное и сверхсознательное и этапы прохождения научно-творческого акта на всех психических уровнях. Также описаны механизмы защиты творческого процесса от критики сознания и алгоритмических стереотипов сознания и бессознательного.

Ключевые слова: ориентировочная антиципация, провидческая антиципация, сверхсознание, сверхсознательное психическое, сознание, бессознательное, инсайт, интуиция, алгоритмические стереотипы сознания и бессознательного.

Ссылка для цитирования


Термин «антиципация» в переводе с латинского (anticipation) означает учреждение; с французского (anticipation) – предвосхищение; с английского (anticipation) – ожидание, предвидение. По мнению Е.Н. Суркова «Способность антиципировать (предвидеть, предвосхищать, прогнозировать, упреждать) события, факты, явления в близкой или отдаленной перспективе – будущего – является одной из самых важных психологических особенностей человека, как субъекта труда, познания и общения» [7, с. 18]. Данной концепции придерживались также Б.Г. Ананьев, Б.М. Теплов, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн и многие другие.

Психическое упреждение (предвидение, антиципация) несвершившихся фактов по предпосылкам их происхождения, имеющимся в настоящем, – явление, необходимое во многих сферах деятельности человека, особенно в созидательно-преобразовательной. Разнообразные формы антиципации используются во всех сторонах деятельности человека: в быту, в науке, в спорте.

Психика человека существует одновременно в нескольких измерениях-временах: для человека характерно, ориентируясь в настоящем, сохранять память о прошлом и строить на основе опыта настоящего и прошлого модели предвосхищаемого будущего. Существует множество форм подобного предвосхищения: от прогнозирования погоды и предвосхищения действий противника в бою до научно-фантастических произведений, содержащих прогнозы исторического развития человечества и изобретений, опережающих современный им уровень науки и становящихся актуальными через сотни лет.

По мнению Е.Н. Суркова для человека является наиболее типичным «… активное овладение перспективой будущего» [7, с. 18].

Антиципация характерна для многих видов животных, особенно развита она у приматов и играет большую роль в поисках пищи и самозащите. Однако особенно велика и многогранна роль антиципации в деятельности человека. Во всех без исключениях видах задач, решаемых в процессе жизнедеятельности человеком, антиципационные процессы являются базисной основой успешности и продуктивности их решения.

Процесс предвидения будущего строится на базе памяти событий прошлого. Это отметил С.Г. Геллерштейн, когда написал, что «ни одно суждение, ни один акт мышления не строится каждый раз заново: они несут в себе прошлое. В действиях же отражается не только раздражитель в собственном значении этого слова, но еще не оформившиеся изменения в обстановке, подчас дающие о себе знать как бы намеками – в виде предвестников, – в едва уловимых очертаниях ближайшего будущего» [5, с. 146].

По мнению Е.Н. Суркова «… ни одна реакция или акт восприятия человека … не свободны от влияния следов прошлого и вместе с тем не совершаются вне связи с перспективой будущего, заложенного в условиях той или иной задачи его деятельности» [8].

По традиционному в науке представлению, развитая память – прерогатива человеческого вида, у животных же данный психический процесс находится в зачаточном состоянии. Если придерживаться данной теории, оставляющей за высшими животными способность запоминать и сохранять в памяти события, происходящие с ними, можно обнаружить у них зачатки прогностической деятельности или предвидения. Опираясь на наблюдения за домашними животными, можно утверждать: каждое животное имеет жизненный опыт, хранящийся в памяти, на основании которого оно может прогнозировать будущие события хотя бы на уровне условных рефлексов.

Условные рефлексы у животных сходны с бессознательными алгоритмическими стереотипами поведения у человека и являются их прообразом, таким образом можно утверждать, что у высших животных (обезьян, собак, дельфинов) имеются зачатки бессознательной и сверхсознательной сферы, функцией которой является прогностическая деятельность.

По мнению Е.Н. Суркова «Диапазон антиципации в деятельности человека весьма широк. Это и величина упреждения охотником скорости полета птицы для того, чтобы выстрел достиг цели, и предвидение ученым, политическим деятелем изменений как в природе, так и в общественной жизни … » [7, с. 5].

П.К. Анохин дает определение антиципации в широком смысле: «… антиципация – это способность организма действовать с определенным пространственно-временным опережением» [3, с. 41].

Исходя из вышеперечисленных определений антиципации, можно вывести ее виды:

1) ориентировочная антиципация, связанная с ориентировочной деятельностью индивида в окружающих условиях, направленная на выживание и наиболее успешное приспособление к ним (упреждение при стрельбе по движущейся мишени, предугадывание действий противника в бою), ориентировочная антиципация протекает в сфере полуосознанного (в служебной сфере сознания – бессознательном);

2) провидческая антиципация – те виды антиципации, которые связаны с деятельностью по предсказанию глобальных изменений в жизни человечества по имеющимся латентным (скрытым от привычной логики) тенденциям. Примером подобных антиципаций могут служить:

-                    прогнозы общественно-исторического развития человечества (научные прогнозы развития имеющихся в современный период тенденций;

-                    научно-фантастические литературные произведения, содержащие предполагаемые модели научно-технического и общественного развития человечества в будущем;

-                    провидческие научные изобретения и концепции, опережающие современную автору научную логику и парадигмы.

В группу провидческих антиципаций входит научное предвидение, являясь высшей формой проявления творчества человека, посредством которой происходит, по мнению Е.Н. Суркова теоретическое и практическое освоение мира.

Возможности для постижения мира посредством научного предвидения чрезвычайно широки как следствие внелогического протекания мыслительного процесса в сверхсознании, в рамках которого происходит зарождение провидческих идей. Выдающийся русский естествоиспытатель К.А. Тимирязев, восхищаясь прогностической моделью интеллекта Д.И. Менделеева, отмечал: «Мочь и предвидеть – дар чудодействия и пророчества, вот о чем мечтало с самой колыбели человечество, наделяя ими своих мифических и сказочных героев. Эти два дара принесла ему наука. Д.И. Менделеев объясняет ученому миру, что где-то во вселенной, может быть на нашей планете, а может быть и в иных звездных мирах, должен найтись элемент, которого не видел еще человеческий глаз; и этот элемент находится, и тот, кто его находит при помощи своих чувств, видит его … хуже, чем видел умственным взором Менделеев, – это ли не пророчество?» [10, с. 48].

Е.Н. Сурков отмечал необходимость разработки практикой обучения и воспитания методов целенаправленного формирования способности к предвидению у человека в целях повышения эффективности его работы, для развития его сенсорно-перцептивных и интеллектуальных способностей, отмечая, однако, недостаточную разработанность данной проблемы в психологии.

В настоящее время представители различных научных направлений проявляют интерес к проблеме антиципации.

Так, в исследованиях сенсорной организации человека, проведенных Б.Г. Ананьевым и его сотрудниками [2] выявлено, что антиципация выступает в роли своего рода «связующего звена», обеспечивающего переходы от ощущения к восприятию, от восприятия к представлению и от представления к мышлению [1]. Очевидно, эти процессы перехода происходят бессознательным путем, заключаясь в качественной переработке информации, ведущей к переходу от одного этапа к другому: от ощущения к восприятию, от восприятия к представлению и от представления к мышлению. Но в данном случае речь идет не об антиципации высокого порядка – научном предвидении, а о «служебных» видах антиципации, которые мы бы не относили к таковым. Это, скорее, деятельность бессознательного, описанная нами выше. Все виды провидческой антиципации, на наш взгляд, относятся к сфере сверхсознательного.

Некоторые особенности и функции антиципации в структуре практического интеллекта выявлены Б.М. Тепловым в его классической работе «Ум полководца» [9]. В общетеоретических концепциях деятельности (А.Н Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), а также в исследованиях конкретных видов деятельности (С.Л. Геллерштейн) подчеркивается, что антиципация включена в нее необходимым образом.

К проблеме антиципации обращаются также и физиологи, изучающие нейрофизиологические основы поведения. В теории функциональной системы, предложенной П.К. Анохиным, важнейшая роль отводится тем ее звеньям, которые связаны с нейрофизиологическими механизмами опережающего отражения (акцептор результатов действия). Столь же большое значение придается процессам антиципации и в концепции физиологии активности Н.А. Бернштейна [6, с. 124-135].

Как отмечается в историографических исследованиях [6, с. 136], весьма значима и актуальна разработка проблемы антиципации в онтогенетическом аспекте и особенно в плане развития интеллекта детей и подростков (Д. Брунер, Ж. Пиаже, А. Валлон, А.В. Запорожец, Н.Н. Поддъяков и др.).

Таким образом, проблема антиципации в целом и проблема научного предвидения в частности является одной из фундаментальных проблем психологии и педагогики, и в настоящий период по прежнему актуальной проблемой является разработка методик целенаправленного развития компонентов научного предвидения с целью поощрения развития данной способности в целом.

Исходя из вышесказанного, можно сформулировать вывод: научное предвидение – высшая форма антиципации, являющаяся результатом работы сверхсознательного, происходящей вне контроля сознания. Продуктом работы сверхсознания, поступающим в сферу сознания (осознаваемым) практически в готовом виде могут являться провидческие концепции, теории и изобретения, опережающие актуальный уровень развития науки и не имеющие под собой логической научной базы.

Способность к научному предвидению является редко встречающейся в человеческом сообществе и личности, у которых она развита, способствуют филогенезу общества.

Механизм развития определенной совокупности врожденных задатков в данную способность является индивидуальным и не может быть универсальным, однако выявленной является роль социальной стимуляции (благоприятных социальных условий, заключающихся в наличии возможности получения информации) в развитии данной способности. Однако ведущую роль в развитии способности к научному предвидению играют, несомненно, врожденные задатки.

Невозможно целенаправленное развитие способности к научному предвидению, так как не выявлен универсальный психологический механизм, определяющий таковое, однако возможно целенаправленное развитие компонентов способности к научному предвидению, таких как: внелогические формы мышления, сила воли, мотив пользы для науки и общества.

Существуют следующие уровни психики человека:

1) сфера сознательного, состоящая из осознаваемой информации, знаний, доступных для воспроизведения в любой момент жизнедеятельности и передачи другим членам общества;

2) сфера бессознательного (подсознательного), состоящая из вытесненной из сознания информации. В подсознательную сферу можно включить все то, все то, что было осознаваемо в прошлом, или то, что может стать осознаваемым в определенных условиях (сновидения, алгоритмические стереотипы поведения – «голос совести», «веление долга»).

Информация, имеющая наиболее прочное (частое) подкрепление, вытесняется из сферы сознания, образуя функциональные системы – алгоритмические стереотипы поведения, регулирующие поведенческие реакции личности. Алгоритмические стереотипы поведения полуосознанны, то есть они имеют автоматизированный характер и не доступны сознанию в момент действия, и могут быть объяснены лишь на основании пусковой (первичной) информации, вытеснение которой в сферу бессознательного послужило образованию алгоритмического стереотипа поведения.

Приведенные выше уровни психики являются наиболее изученными и являются уровнями, развитыми у «нормы». Следующим уровнем психики является:

3) сфера сверхсознательного, деятельность которой абсолютно недоступна сознанию, происходит свободно от строго ограничивающего контроля сознания, построенного на поверхностной логике свершившегося факта, что расширяет ее «творческий потенциал» за рамки традиций, определенных логикой, давления научных парадигм.

К сфере сверхсознания относятся первоначальные этапы всякого творчества – порождение гипотез, догадок, творческих озарений. Неосознаваемость творческой интуиции – есть защита от преждевременного вмешательства логики сознания. В сферу сознания продукт деятельности сверхсознания «поступает» в готовом виде, в сознании происходит вторичный отбор гипотез, порождаемых сверхсознанием, путем их логической оценки, касающейся применения их на практике.

Сверхсознание производит первичный отбор возникающих рекомбинаций и предъявляет сознанию только те из них, которые обладают известной вероятностью соответствия действительности, что объясняет то, что даже самые «безумные идеи» ученого принципиально отличны от патологического безумия душевнобольных и фантасмагории сновидений. Бескорыстная и доминирующая потребность познания истины и правды (мотив пользы для науки) включает механизмы сверхсознания ученого и приводит к результатам, недостижимым логическим способом.

Сфера сверхсознательного обслуживает когнитивную функцию мышления детей, делая каждого ребенка фантазером. Развитая фантазия детей является результатом недостаточности у них жизненного опыта для образования прочных логических образований – алгоритмических стереотипов поведения.

Мир вещей, понятий, образованных взрослыми людьми, является для ребенка неизведанным, новым и он стремится творчески, фантазируя, найти объяснение явлениям, с которыми сталкивается.

Творчество присуще как взрослым, так и детям, а также в некоторой степени и высшим животным. Ученый, ведущий поиск научного объяснения явлению или создающий принципиально новую теорию, не имеющую парадигмальных логических оснований, находится примерно в тех же условиях отсутствия алгоритма действия (стереотипа поведения), что и ребенок, открывающий для себя мир. Однако ученый в активе бессознательного имеет определенный объем алгоритмических стереотипов поведения, координирующих и до определенной степени ограничивающих творческий процесс.

Творчество ребенка имеет меньше ограничений со стороны логики сознания, которая находится в зачаточной стадии, а с другой стороны именно отсутствие интеллектуально-логических образований (определенного объема информации) ограничивает круг объектов для творчества ребенка.

Формирующиеся в течение жизни логические интеллектуальные образования создают логические барьеры для творчества, причем у «нормы» они ограничивают творческие способности, сводя их к минимуму, а у пассионариев – им принадлежит роль вторичного отбора продуктов деятельности сверхсознания для предъявления сознанию, тогда как продукты деятельности сверхсознания «нормы» если и имеются, то подавляются на стадии первичного отбора в сфере бессознательного – на пути к осознанию. Однако первопричиной ограничения творческих способностей «нормы» является не только прочность алгоритмических стереотипов поведения, но и недостаточная развитость деятельности сверхсознательной сферы для того, чтобы идти в разрез с некоторыми стереотипами.

Альберт Эйнштейн говорил о том, что ученый должен обладать детской непосредственностью в восприятии нового, способностью удивляться. Данное изречение позволяет отметить высокую роль стереотипов в «окостенении» творческого процесса взрослых. Ребенок, не скованный стереотипами, способен замечать различные стороны предметов и явлений, недоступные взрослому, скорость мыслительной деятельности которых увеличена алгоритмическими стереотипами поведения, при следовании которым выпадают из внимания многие стороны явлений, не являясь осознаваемыми.

Сфера сверхсознательного построена на переработке информации, идущей в разрез с логикой сознания, вытесняемой в сферу сверхсознания.

Выше говорилось о том, что многократно подкрепляемая в процессе жизни информация вытесняется сферу бессознательного (являющуюся полуосознаваемой «служебной» сферой сознания), образуя в ней функциональные системы – алгоритмические полуосознаваемые стереотипы поведения.

Информация, отрицаемая логикой алгоритмических стереотипов поведения бессознательного, вытесняется в сферу сверхсознания, работа которой происходит вне зависимости от стереотипов сознания (в которую мы включаем и бессознательное как «служебную» сферу). Функция бессознательной сферы состоит в разгрузке мыслительной сферы, увеличении скорости принятия решений для сохранения жизни человеку, поскольку если бы все мыслительные и творческие процессы происходили осознанно, не хватало бы объема внимания для наблюдения за внешней и внутренней средой с целью своевременного устранения опасных воздействий.

Таким образом, сверхсознание выполняет не только функцию защиты творческого процесса от стереотипов мышления, но и разгружает сознание от творческих мыслительных процессов с целью сохранения жизни индивида. В сфере сознания происходит ряд мыслительных процессов, обеспечивающих ориентировочные реакции личности в окружающей действительности: умозаключения, философствования о жизни человека, принятие жизненноважных решений, деятельность по планированию.

Причиной вытеснения творческих процессов (творчество мы понимаем как создание принципиально нового, не объяснимого с позиций привычной логики) на начальном этапе зарождения идей в сверхсознание мы считаем также цель физического сохранения индивида, поскольку пусковые мотивы творчества, построенного на подавлении инстинкта самосохранения (мотив пользы для науки) идут в разрез с инстинктом самосохранения, служащим физическому самосохранению индивида.

Широко известна бытовая рассеянность гениальных ученых, объем внимания которых распределен, прежде всего, на научные цели в ущерб инстинкту самосохранения. Видимо, если бы все этапы творчества ученых-провидцев осознавались, инстинкт самосохранения подавился бы полностью ввиду недостатка объема внимания и ученый не способен был бы сохранять свою жизнь для дальнейшей работы.

Таким образом, сверхсознание выполняет функцию защиты творческого процесса от стереотипов сознания и очистки сознания от творческих мыслительных процессов, подавляющих инстинкт самосохранения до степени его полного игнорирования, опасного для жизни индивида.

Сфера сверхсознания выработалась как результат эволюции мозга. Наряду со сферой бессознательного, сверхсознание выполняет функцию разгрузки сознания от излишней работы. При этом в бессознательном протекают процессы, связанные с логикой, алгоритмическими стереотипами поведения, строящимися на основании опыта, то есть интеллектуальным образованиям бессознательного присуща некоторая шаблонность.

В сфере сверхсознательного происходят творческие процессы, находящиеся вне зависимости от логики сознания вплоть до осознания продуктов сверхсознания, когда они проходят вторичную логическую проверку. Причем можно предположить, что первичную логическую проверку продукты работы сверхсознания (интуиции) проходят поступая сначала в сферу бессознательного – хранилища жизненного опыта личности, и, при случае выявления правдоподобия гипотезы, она поступает в сознание.

Неверным было бы утверждать, что сознание получает лишь готовый продукт творчества, поскольку сфера сверхсознательного основывается на фактах, избранных из памяти личности. Вытеснение творческого процесса в сферу сверхсознания является защитой его от алгоритмичности сознания. Подобная стереотипность сознания – есть результат перехода количества в качество, так как сознанию принадлежит функция ориентировки в окружающей действительности, приспособления к ней. Абсолютное большинство объема мыслительных действий любой личности или активности мозга занято под контроль за окружающей действительностью, построенный на алгоритмических стереотипах поведения, хранящихся в бессознательном.

В процессе повседневной деятельности сознания задействуется около 5-6 % ресурсов человеческого мозга [4, с. 13], часть остальных ресурсов может быть использована под творческую деятельность сверхсознания. Опираясь на колоссальность данных показателей, можно пока лишь предполагать грандиозную разветвленность логических связей, образующихся в сверхсознании.

Поскольку работа сверхсознания строится на, хотя и неосознаваемых, но все же определенных параллелях, проводимых между фактами, можно говорить об определенной логике, присущей сверхсознательному. Логика сверхсознательного гораздо более разветвлена и ее принципиальным отличием от логики сознания является ее построенность на единичных фактах, редко встречающихся в жизни человека, тогда как логика сознания построена на множественно подкрепленных жизненным опытом фактах, зачастую переданных социальным путем (организованные и стихийные воспитательные воздействия).

Таким образом, логика сверхсознания учитывает гораздо больший объем переменных, чем сознание в своей повседневной деятельности. Неосознаваемость работы сверхсознания ускоряет его работу и увеличивает его ресурсы. В то время как для успешной деятельности сознания, главной функцией которого является ориентация в окружающей действительности, достаточно алгоритмических стереотипов поведения, так как количество возможных ситуативных комбинаций достаточно невелико по сравнению с объемом информации, которую приходится перерабатывать сверхсознанию для нахождения нестандартных решений.

Исходя из вышесказанного, в деятельности сверхсознания несомненно присутствует логика (сверхлогика), скрытая от сознания, поскольку зарождение всех (даже самых гениальных) идей строится на основе совокупности фактов жизненного опыта.

Работу сверхсознания можно назвать интуицией, поскольку множество ученых и философов, рассматривающих интуицию, выделяют неосознанность ее протекания, причем зачастую понятия интуиции и инсайта адекватны. И в интуиции выделяют момент проникновения творческого продукта в сознание и инсайт определяют как таковой. Для уточнения данных понятий необходимо четко определить сущность и функции интуиции и инсайта, таким образом:

Интуиция – это неосознаваемая работа сверхсознания по образованию сверхлогических межпредметных связей между фактами, вытесненными из сознания ввиду их нестереотипности.

Инсайт – момент осознания готового продукта сверхсознания, прошедшего предварительный вероятностный контроль бессознательного.

Также мы выделяем разновидность озарения – серендипитство, при котором пусковую роль играет внешний стимул, воспринимаемый сознанием. Серендипитствующим можно назвать такое озарение (инсайт), при котором личность может припомнить непосредственное впечатление-стимул, приведший к инсайту. Практически готовый продукт сверхсознательной деятельности в таком случае, как и при «классическом» инсайте (при котором пусковой стимул не осознается, а остается лишь память момента наступления инсайта, например, как выглядела во всех подробностях улица по которой шел человек в момент наступления инсайта; либо память о моменте наступления инсайта не сохраняется вообще) проходит вторичный отбор на логическую пригодность сознанием.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что инсайт может быть трех разновидностей:

  1. Осознаваемый (серендипитство) – с осознанием пускового стимула, заключающегося в моменте прохождения вторичного отбора продукта сверхсознания для проникновения его в сферу сознания;
  2. Полуосознанный, сопровождающийся яркими эмоциональными впечатлениями, сохраняющимися в памяти;
  3. Неосознанный, при котором момент вторичного отбора происходит бессознательно и не сохраняется в памяти.

Приведенная выше классификация делает необходимым пояснение понятий первичного и вторичного отбора продуктов сверхсознательного. На наш взгляд, огромное количество возможных межпредметных фактических связей, образующихся в сфере сверхсознательного, там же проходит первичный отбор, ввиду которого дальнейшая работа сверхсознательного ведется только над связями, показавшими наибольшую вероятность. Подобный первичный отбор возможен потому, что сверхсознание, действуя достаточно автономно от сознания, все же является результатом его развития и в определенной степени опирается на его логику, расширенную до некоторой степени, то есть нельзя сказать, что сверхсознание оторвано от филогенетического и онтогенетического опыта, от научных парадигм. Принципиальным отличием от деятельности сознания является то, что логические (сверхлогические) межпредметные связи, продуцирующиеся сверхсознанием, строятся по принципиально отличному от работы сознания алгоритму.

Ввиду разгруженности сверхсознания от повседневной ориентировочной деятельности, носящей характер приспособления к окружающей действительности (на уровне навыков и интеллектуальных измышлений), алгоритм его деятельности носит принципиально отличный от работы сознания характер. Если логические связи в сознании строятся от общего к частному, в логической последовательности, предполагающей пошаговость действий, когда один факт логически приводит к другому, в сверхлогике сверхсознания мы предполагаем лучевую симметрию алгоритмов действия, при которых производится сверхбыстрое сопоставление всех имеющихся фактов. Сверхлогические цепочки сверхсознания имеют огромную разветвленность, которая позволяет проводить колоссальный объем сопоставлений различных фактов. Подобная высокая эффективность и коэффициент полезного действия сверхсознания достигается за счет разгруженности его от повседневной ориентировочной деятельности сознания, под которую занимается практически весь объем сознательного внимания и ресурсов. Деятельность же сверхсознательного не осознается именно по причине недостаточности объема внимания сознательного, которому приходится вести «постоянный бой с внешней средой за выживание организма», для внутренней творческой работы, тогда как сверхсознание можно сказать оперирует с фактами, ставшими принадлежностью внутренней среды личности – мыслительными единицами, вытесненными в неосознаваемую сферу психического.

В процессе жизнедеятельности человека формируется сверхсознательное как производное сознательного, результат проверки на практике алгоритмических стереотипов поведения, в процессе чего происходит вытеснение в сферу неосознаваемого психического (сверхсознания) фактов, не укладывающихся в алгоритмические стереотипы поведения или отрицающих их.

Таким образом, деятельность сверхсознательного протекает нестереотипным путем вне зависимости от давления логики сознания, опираясь на некоторые факты, вытесненные из сознания. Процесс творчества, происходящий в сфере сверхсознания, зачастую продуцирует теории и гипотезы, не имеющие аналогов в современной ученому науке. Важнейшей функцией сверхсознательного является антиципация.

Литература

  1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977.
  2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1968.
  3. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. – М.: Медицина, 1968.
  4. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум и поведение. – М.: Мир, 1988.
  5. Геллерштейн С.Г. Действия, основанные на предвосхищении и возможности их моделирования в эксперименте. – В кн.: Проблемы инженерной психологии. – М., 1966, Вып. 4. – С. 142-154.
  6. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии. – В кн.: Методологические проблемы социальной психологии. – М.: Наука, 1975. – С. 124-135.
  7. Сурков Е.Н. Антиципация в спорте. – М., 1982.
  8. Сурков Е.Н. Процессы антиципации и их организация в деятельности человека: Дис. …докт. психол. наук., Т. 1. – Ленинград, 1985.
  9. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. – М.: Изд-во АПН РСФСР, 1961.
  10. Тимирязев К.А. Сочинения, Т. 5. – М.-Л., 1938.

Об авторе

Швецова (Хилько) Ольга Владимировна – кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Ставропольского государственного педагогического института

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Швецова О.В. Научное предвидение как высшая форма антиципации и деятельность сверхсознания. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2011. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

в начало