Белоус

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИМОРФНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ: ПРИНЦИПЫ, ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

УДК 159.922

В.В. Белоус (Пятигорск) Институт человековедения Пятигорского государственного лингвистического университета

И.В. Боязитова (Пятигорск)  Институт человековедения Пятигорского государственного лингвистического университета

English version: Belous Valery Institute of Humanities of the Pyatigorsk State Linguistic University, Pyatigorsk

Boyazitova Irina Institute of Humanities of the Pyatigorsk State Linguistic University, Pyatigorsk

 

Аннотация. В статье раскрывается проблема психологии полиморфной индивидуальности с позиции системного анализа сложноорганизованных объектов действительности. Рассматриваются два метода познания явлений жизни: редукционизм и интегратизм. Приводится анализ проблемы теории интегральной индивидуальности при характеристике, которой используется два типа детерминации – функциональный (однозначный) и вероятностный (много-многозначный).

Ключевые слова: полиморфная индивидуальность, теория интегральной индивидуальности, взаимосвязь разноуровневых свойств индивидуальности, психодинамический и личностный уровни интегральной индивидуальности

Ссылка для цитирования

 

Принципы исследования. Создание Института человековедения (факультет психологии Пятигорского государственного лингвистического университета) и Центра системных исследований индивидуальности человека, а также фундаментальные разработки важнейших проблем психологии полиморфной индивидуальности покоятся на положениях системного анализа сложноорганизованных объектов действительности.

Науке известны два метода познания явлений жизни: редукционизм и интегратизм.

С редукционистской точки зрения закономерности од­ного уровня индивидуальности распространяются на законо­мерности другого, отождествляются с ним и тем самым теря­ют свою специфическую сущность. Иначе говоря, редукцио­низм «снизу» и «сверху» утверждает аддитивную стратегию исследования индивидуальности. Вот почему правы А.Н. Ле­онтьев и В.А. Энгельгардт, заявляя, что поистине страшным явлением для наук о человеке стал редукционизм, не идущий дальше описательного анализа человеческой инди­видуальности.

В противовес редукционизму интегратизм как научное направление постулирует изучение человека во взаимовлия­нии и взаимообогащении его составляющих компонентов. В частности, во взаимосвязи соматических, нейродинамических, психодинамических, личностных свойств и свойств уровня метаиндивидуальности. Именно по этому пути в познании ин­тегральной индивидуальности упорно и на протяжении многих лет шел B.C. Мерлин и продолжают идти его последователи.

Интегральная характеристика индивидуальности с точ­ки зрения секулярной тенденции современной науки к целост­ному пониманию человека – это проблема первостепенной важности и значимости прежде всего в теоретическом плане. Объединяя и привлекая различные науки о человеке, находя­щиеся на разном уровне развития, теория интегральной инди­видуальности не только обогащается за счет этих наук, но и каждая наука в отдельности выполняет по отношению к дру­гой науке эвристическую функцию. Достижения одной науки становятся достоянием другой науки, и в целом система наук о человеке совершенствуется, поднимаясь с одного уровня развития на другой, более сложный и трудный для исследования.

Только этим мы можем объяснить рождение наук о человеке в целом: у Б.Г. Ананьева – человекознание; у Б.А. Никитюка – интегративная антропология; у В.С. Мерлина – человековедение и т. д.

Цель сообщения – показать взаимосвязь и взаимовлияние важнейших принципов анализа психологии полиморфной индивидуальности и на этой основе разработать программу ее исследования.

Исходя из вышесказанного, мы в исследовании психологии полиморфной индивидуальности опирались на следующие принципы.

Первый принцип – наиболее значимый и объективный – антропологический (целостный) касается исследования всех наиболее значимых сторон человеческой индивидуальности. У истоков этого принципа стоял В.М. Бехтерев – специалист и сторонник многогранного изучения человека в целом. Он придерживался положения, согласно которому «Врач лечит не болезнь, а больного», признавая тем самым за этим правилом не только первостепенное научно – теоретическое, но и научно-практическое значение. Практик соприкасается с единичным явлением в природе и обществе, теоретик объясняет их в принципе. В этой взаимосвязи теоретического и практического миропонимания проявилась проницательность и дальновидность ученого – мыслителя, уже тогда защищавшего позиции целостного видения действительности в конкретном случае. Особенно ярко его талант системника сказался на изучении психологии вообще и психологии индивидуальности в частности.

В главном научном труде В.М. Бехтерева «Общие основы рефлексологии человека» содержится мысль, не утратившая своей актуальности вплоть до сегодняшнего дня. «Мир строится в форме замкнутых систем, представляя собой особые индивидуальности. Каждая индивидуальность может быть различной сложности, но она представляет всегда определенную гармонию частей и обладает своей формой и своей относительной устойчивостью системы. Гармония частей есть основа индивидуальности» [6]. Эти пророческие слова великого «душеведа» прошлого столетия прозвучали за 10 лет до его кончины и очень современны. И действительно, гармония составляющих индивидуальности по В.М. Бехтереву дала мощный импульс для постановки и решения фундаментальных и оригинальных проблем дифференциальной психологии. В частности, она послужила основанием для выдвижения и обоснования тезиса о психологии всеобщей индивидуальности.

В дальнейшем целостный подход к человеку стал ведущим принципом исследования в научных школах Б.Г. Ананьева, В.С. Мерлина, С.Л. Рубинштейна и др.

Таким образом, можно заключить, что познание человека в целом как субъекта мирового пространства представляет собой важнейшее требование к характеристике психологии полиморфной индивидуальности.

Процесс непрерывного и бесконечного развития человека пространства стал вторым принципом исследования психологии полиморфной индивидуальности. Развитие, восходя от сущности первого порядка к сущности второго порядка, от низшего к высшему, подчиняется законам иерархической зависимости. Короче говоря, иерархия выражает суть процесса развития и тем самым соответствует правилам построение любой большой системы. И хотя в результате такого поступательного движения образуются новые интегральные качества, это отнюдь не исключает деятельности старого интегрального качества и не предполагает абсолютной самостоятельности вышележащих функциональных свойств системы.

Весьма продуктивным и полезным принцип иерархии зарекомендовал себя в психологии индивидуальных различий. Уже сейчас в ней успешно применяются разные варианты си­стемного подхода к познанию индивидуальности человека. Это различие обусловлено прежде всего тем, что именно исследователь принимает за объект своего системного анализа. Принято различать связи между иерархическими уровнями внутри одной и той же системы. Такой подход получил назва­ние «одноуровневого системного подхода». Образцом такого подхода может служить разработанная В.В. Белоусом теория иерархических инвариантов темперамента [5].

Кроме того, существуют связи между иерархическими уровнями разнородных систем действительности (например, между психологией и физиологией, между психологией и социологией и т.д.). Этот подход именуется «комплексным» или «междисциплинарным» [1].

В современной дифференциальной психофизиологии наиболее изученной и экспериментально обоснованной является иерархия межуровневого аспекта. Так, В.С. Мерлин [10], рассматривая систему «человек – общество» как большую иерархическую систему, состоящую из множество свойств – биохимических, электрофизиологических, общефизиологических, свойств темперамента, личности и социального статуса, предлагал для различения каждой вышеназванной подсистемы в интегральной характеристике индивидуальности использовать аппарат много – многозначной зависимости.

Если межуровневый вариант системного подхода отражает относительную зависимость каждой подсистемы от подсистемы ниже- и вышележащего иерархического уровня, то одноуровневый раскрывает относительную замкнутость и автономность каждой подсистемы. Оба эти подхода взаимно дополняют друг друга и устанавливают общие принципы саморазвития и саморегуляции большой системы [10]. Следовательно, развитие как иерархия человека в целом протекает в зоне бесконечных «горизонтальных» и «вертикальных» изменений. Это, собственно говоря, и есть линия развития индивидуальности субъекта.

Третий принцип затрагивает приспособительные возможности субъектов и именуется нами как универсализм индивидуальности в мире многообразных профессий.

Как известно, вся история развития человеческого общества самым убедительным образом свидетельствует об универсальности приспособления наследственных и устойчивых особенностей Homo sapiens к самым разнообразным и непрерывно меняющимся условиям окружающей среды.

В трудах системного видения человека и общества раскрываются реальные причины могущественности человеческой индивидуальности. Главная из них заключается в том, что человек с самого начала своего существования есть явление социальное, что процесс социализации людей неразрывно связан с активной трудовой деятельностью, в ходе которой изготовляются орудия труда и с опорой на которые человек становится полновластным хозяином окружающей природы, т.е. противостоит среде. Это социально – историческая предпосылка универсальности человеческого приспособления, предпосылка, непосредственно связанная с трудом, с изготовлением и дальнейшим применением человеком продуктов трудовой деятельности (К. Маркс).

Однако трудовая деятельность людей рассматривалась К. Марксом не только как категория социальная, но и как категория биологическая и психологическая.

Трудно переоценить значение идеи универсальности трудовой деятельности людей в решении многих острых в социальном отношении проблем дифференциальной психологии. С позиции этой идеи не выдерживает справедливой критики прежде всего теория типов темперамента Кречмера и Шелдона. Оба, как известно, пытались биологически обосновать неравенство людей, разделив всех на «полноценных» и «неполноценных».

В 1956 г. Б.М. Теплов, анализируя физиологический смысл использованных в школе И.П. Павлова испытаний силы – слабости, подвижности – инертности, уравновешенности – неуравновешенности нервных процессов, сформулировал принцип конструктивного подхода к пониманию роли основных свойств нервной системы в приспособительной деятельности людей.

В дальнейшем он сформулировал мысль, ставшей фундаментальной в отечественной дифференциальной психофизиологии. «Каждое свойство нервной системы есть… диалектическое единство противоположных с точки зрения жизненной ценности проявлении» [18; 19]. Это положение Б.М. Теплова получило всестороннее экспериментальное подтверждение, что позволило существенным образом пересмотреть традиционное представление о слабости, инертности и неуравновешенности как дефектах нервной системы.

Более того, есть все основания констатировать независимость продуктивности трудовой, учебной и т.д. деятельности от свойств нервной системы и темперамента. «Нет «плохих» и «хороших» свойств темперамента. Не существует темперамента не способного или малоспособного к обучению» [13; 180]. В этом нас убеждает и характеристика любой большой системы, основные принципы организации которой мы применяем к исследованию индивидуальности. Недостатки или дефекты каких- то одних элементов системы могут компенсироваться за счет других ее элементов, что, как правило, приводит к надежности функционирования любой большой системы в целом.

Таким образом, базисным основанием универсальности индивидуальности субъектов в мире профессий массового поля выступают компенсаторные отношении между разными проявлениями разных свойств индивидуальности. Это положение вполне соответствует организации самоуправляемых и саморегулируемых больших систем.

Смысл четвертого принципа деятельности в исследовании психологии полиморфной индивидуальности определяется пониманием проблемы соотношения внешнего (социального) и внутреннего (психологического). По вопросу соотношения внешнего и внутреннего в отечественной психологической науке не существует единой точки зрения.

Так, С.Л. Рубинштейн [15] придерживается мнения о том, что психологический эффект каждого внешнего воздействия на личность обусловлен историей ее развития, сложившимися установками, отношениями, мотивами поведения и т.д. Развитие личности, в свою очередь, С.Л. Рубинштейн трактовал как способность становиться субъектом, достигая в процессе этого акта высшего уровня творчества и оригинальности в различных видах человеческой деятельности. В настоящее время проблема психологии субъекта стала рассматриваться «общей для многих общественных, гуманитарных, отчасти биологических и технических наук» [14; 559]. В работах К.А. Абульхановой-Славской активность внутреннего реализуется в исследованиях стратегии жизни [2].

Разносторонние экспериментальные данные свидетельствуют о том, что человеческое поведение нельзя истолковать как идентичный слепок внешнего воздействия. Еще в школе С.Л. Рубинштейна было убедительно показано, что «подсказка» (вспомогательная мыслительная задача) срабатывает лишь тогда, когда испытуемый существенно погружается в решение основной задачи, т.е. тогда, когда в достаточной степени «созревают» внутренние условия. Л.А. Венгер установил несоответствие между теоретической деятельностью младших школьников и возрастными особенностями их интеллекта (теоретическая деятельность не приводит к появлению у малышей понятийного мышления и любая теоретическая задача решается ими на основе наглядных образов, выполняющих функцию символа). Имеются и прямо противоположные экспериментальные факты, подтверждающие положение о том, что внутреннее преломляется через внешнее и представляет собой (внутреннее) часть или сторону внешней деятельности. Все, что содержится во внешнем, рано или поздно становится достоянием внутреннего. И наоборот, то, что есть во внутреннем мире человека, есть и во внешней деятельности. Для обоснования этих теоретических взглядов разработан банк оригинальных методик, адекватных ожидаемым результатам. Так, по методике поэтапного формирования умственных действий П.Я. Гальперина удалось неуспевающих школьников поднять до уровня удовлетворительной аттестации (какова деятельность и методика ее реализации – такова личность и сознание школьников).

Наконец, В.С. Мерлин, исследуя системообразующую функцию индивидуального стиля деятельности в структуре интеграль­ной индивидуальности, предложил по-новому рассматривать острую и дискуссионную в среде профессиональных психоло­гов проблему соотношения внешнего и внутреннего. В частно­сти, он считал, что внешнее и внутреннее действуют не после­довательно (традиционная точка зрения), а одновременно и совместно; нельзя судить о проявлениях личности в деятель­ности без учета сложившихся взаимоотношений в социальной группе. Более того, В.С. Мерлин признал необоснованной одно­значную связь внешнего и внутреннего. Так, в работах, вы­полненных под его руководством, обнаружилось, что при од­ном и том же темпераменте у детей старшего дошкольного возраста наблюдаются разные свойства личности при одном и том же низком социометрическом статусе. У одних в поведе­нии проявляется тревожность ожиданий, у других – агрессив­ное отношение к сверстникам. Это и есть образец много­-многозначной взаимосвязи между внешним и внутренним. Кроме того, путем обучения детей правилам сюжетно- роле­вой игры и формирования у них индивидуального стиля игрового общения изменяется характер связи между разноуровне­выми свойствами интегральной индивидуальности, вследствие чего у дошкольников исчезает тревожность ожиданий, прекращается агрессивное отношение к сверстникам и возникают новые свойства личности. Все это свидетельствует о том, что новообразования у субъекта деятельности появляются не только в результате общих требований объекта, но и в результате индивидуальных требований деятельности.

Наконец, последний (пятый) принцип исследования психологии полиморфной индивидуальности дает представление о роли и значении общения как непредметной деятельности.

Принято различать предметную и непредметную деятельности. Если в предметной деятельности предпочтение отдается субъектно-объектным отношениям, то в непредметной – субъектно-субъектным. Каждый вид деятельности имеет свою структуру, составляющие которой неповторимы и своеобразны. Составляющими предметной деятельности (по Ломову) являются действие, операции, образ, цель, мотив, планирование, принятие решения, сигналы обратной связи. Составляющими непредметной деятельности (общение) – отправитель сообщение, получатель его, формы сообщения, код, тема, ситуация.

Следовательно, общение следует считать самостоятельной категорией, занимающейся проблемой взаимодействия субъектов в сфере непосредственного, личного, прямого и косвенного взаимоотношения.

Достижения и перспективы исследования. Самым значительным научным достижением Пятигорского психологического Центра «Системное исследования индивидуальности человека» является положение о существовании психологии полиморфной индивидуальности, включающей учение о психологии интегральной индивидуальности, интегративную психологию развития и психологию всеобщей индивидуальности. 

В настоящее время по всем составляющим психологии полиморфной индивидуальности накоплен солидный фактический материал и касается он, прежде всего, анализа проблем теории интегральной индивидуальности. Для ее характеристики мы используем два типа детерминации – функциональный (однозначный) и вероятностный (много-многозначный).

При этом мы исходим из особенностей понимания В.С. Мерлиным принципов теории систем в исследовании конкретного объекта действительности, писавшего, что «своеобразие принципов системного подхода в нашем интегральном исследовании человека… определяется основной теоретической предпосылкой о существовании двух различных типов детерминации – каузальной (однозначной или взаимооднозначной) и телеологической (много-многозначной)» [10; 45]. В первом случае в центре внимание оказывается взаимосвязь одноуровневых свойств индивидуальности, характеризующая сущность того или иного иерархического уровня интегральной индивидуальности; во втором – взаимосвязь разноуровневых свойств индивидуальности, раскрывающая условия существования интегральной индивидуальности в целом. На сегодняшний день обстоятельно изучен психодинамический уровень интегральной индивидуальности; развернулись системные разработки личностного уровня интегральной индивидуальности и успешно продолжаются широкомасштабные системные исследования межуровневых связей интегральной индивидуальности.

 

Литература

  1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: ЛГУ, 1969.
  2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. – М.: Мысль, 1997.
  3. Базылевич Т.Ф. Введение в психологию целостной индивидуальности. – М.: ИП РАН, 1998.
  4. Белоус В.В. Введение в психологию полиморфной индивидуальности: 4-е изд. Пятигорск: РАО-ПГЛУ, 2009.
  5. Белоус В.В. Темперамент как инвариант. – Пяти­горск, 1997.
  6. Бехтерев В.М. Общие основы рефлексологии человека. – М., 1917.
  7. Боязитова И.В. Взаимосвязь самооценки и волевой регуляции в онтогенезе // Психол. журн., 1998. – Т.19. – № 4. – С. 27-40
  8. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъек­та. – М., 1994.
  9. Голубева Э.А. Типологический и измерительный подходы к изучению индивидуальности: от Ос­вальда и Павлова к современным исследованиям // Психол. журн. – 1995. – Т. 16. – № 1. – С. 64-74.
  10. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. – М.: Педагогика, 1986
  11. Мерлин В.С. Взаимоотношения иерархических уровней взаимодействий в системе «человек – общество». В кн.: Темперамент. – Пермь, 1976. – С. 3-15.
  12. Мерлин B.C., Пехлецкий И.Д., Белоус В.В. О неко­торых относительно постоянных характеристиках темперамента // Типологические исследования по психологии личности: Сб. статей. – Пермь, 1967. – Т. 46. Вып. 4. – С. 16-34.
  13. Очерки теории темперамента: коллективная монография. / Под ред. В.С. Мерлина. 2-е изд. – Пермь: Пермское кн. изд., 1973.
  14. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории: коллективная монография. / Под ред. А.В. Брушлинского. – М.: ИПРАН, 1997.
  15. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М.: Педагогика, 1989. – В 2 т. – Т. 2.
  16. Русалов В.М. Некоторые основания специальной теории индивидуальности человека / Интеграль­ное исследование индивидуальности: теоретичес­кие и педагогические аспекты. – Пермь, 1988. – С. 3-10.
  17. Теплов Б.М. Избр. труды: В 2 т. – М.: Педагогика, 1985. – Т. 1.
  18. Eysenck HJ. The Structure of Human Personality. – Lon­don, 1971.

 Об авторах

Белоус Валерий Владимирович доктор психологических наук, профессор, действительный член Нью-Йоркской академии наук, заведующий кафедрой общей психологии Института человековедения Пятигорского государственного лингвистического университета

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Боязитова Ирина Валерьевна – доктор психологических наук, профессор, действительный член Международной академии педагогических наук, директор Института человековедения Пятигорского государственного лингвистического университета

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Белоус В.В.,  Боязитова И.В. Психология полиморфной индивидуальности: принципы, достижения и перспективы исследования [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2010. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

в начало