Зиновьева Э.Х.

ПРИМЕНЕНИЕ ГЕНДЕРНОГО ПОДХОДА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА

 

УДК 159.99

Э.Х. Зиновьева (Анапа) филиал Российского государственного социального университета в г. Анапе

English version:  Elvira Zinovieva Branch of the Russian State Social University in Anapa, Anapa

 

Аннотация. В статье раскрывается специфика гендерного подхода, приводятся различные гендерные теории, описываются гендерные исследования, обосновывается необходимость применения гендерного подхода в образовательном пространстве вуза.

Ключевые слова: гендерный подход, гендерная сегрегация, гендерная идентичность, гендерное воспитание, образовательный процесс.

Ссылка для цитирования

 

Общественные изменения затрагивают не только сферу социально-экономических отношений, но и существенно влияют на психологию современных мужчин и женщин, демонстрирующих новые модели поведения и отношений. Указанные изменения требуют научного анализа и углубленного исследования понятия «гендер», а психологическая составляющая проблемы приобретает в гендерных исследованиях особую значимость и актуальность как в сфере теоретических изысканий, так и в практике повседневной жизни. Значимость данной проблемы связана с практикой обучения и воспитания, требующей раскрытия и учета законов гендера в образовательном процессе.

Методологическим основанием для гендерных исследований в области психологии, также как для гендерно-ориентированных исследований в других сферах науки, является гендерная теория или гендерный подход (Воронина О.А, Здравомыслова Е.А., Темкина А.А.) [2, 3].

На современном этапе гендерные исследования в психологии затронули практически все основные области интереса психологической науки: когнитивную, эмоциональную сферы, проблемы социализации, межличностных взаимодействий и социальных отношений. Предметом исследования становятся соотношение гендерных характеристик личности и групп (гендерных представлений, гендерных стереотипов, гендерных установок, гендерной идентичности) и моделей гендерных отношений, реализуемых на различных уровнях социальной реальности субъектами гендерных отношений.

Конкретными задачами исследований является анализ тех изменений в системе полоролевых представлений, которые обусловлены трасформациями социума. Исследования в гендерной психологии выявляют механизмы конструирования гендерной идентичности в разных временных и социально-культурных контекстах, а также обосновывают возможность изменения идентичности мужчин и женщин в современной ситуации.

Гендерный подход стремится дать не просто описание особенностей статуса, ролей и иных аспектов жизни мужчин и женщин, но и анализ власти доминирования, которые в обществе утверждаются посредством гендерной дифференциации (Воронина О.А.) [2].

В рамках этой теории гендер понимается как организованная модель социальных отношений между мужчинами и женщинами, которая определяет характер их отношений не только в межличностном взаимодействии, но и в основных социальных институтах (Здравомыслова Е.А., Темкина А.А.) [3].

Гендерный подход, пишет И.Г. Малкина-Пых, – есть методология анализа гендерных характеристик личности и психологических аспектов межполовых отношений. Он изучает последствия половой дифференциации и иерархичности (мужское доминирование и женское подчинение) в отношениях между мужчинами и женщинами и в процессе их индивидуального жизненного пути. Данная методология дает возможность отойти от точки зрения о предопределенности мужских и женских характеристик, ролей, статусов и жесткой фиксированности полоролевых моделей поведения; она показывает пути развития и самореализации личности, свободной от традиционных гендерных стереотипов [5].

Подобную точку зрения высказывает Ожигова Л.Н. Все уровни или ракурсы гендерной проблематики отражаются в плоскости психологических состояний и переживаний человека. И если жесткая биполярная модель отношений «мужское – мужчинам» и «женское – женщинам» в мировом и российском обществе расширяется, то процесс этот в первую очередь затрагивает саму личность: ее ценности, потребности и модели поведения. Процесс изменений происходит внутри конкретной личности, которая расширяет или подтверждает свои гендерные приоритеты [6].

В этом сложном современном процессе конструирования и реализации гендерной идентичности в условиях постоянно меняющихся гендерных ролей и статусов выделяется ряд особых психологических переживаний и кризисов личности, которые описываются в исследованиях как ролевой конфликт, проблема двойной идентичности, кризис маскулинности, повышение тревожности и чувства вины, страх потери / приобретения феминности, кризис несостоявшейся маскулинности и т.д. (О.А. Гаврилица, В.В. Знаков, М. Кауфман, В.А. Лабунская, Е.Н. Луковицкая, Н.К. Радина и др.). В общем виде данные психологические переживания личности определяются как кризис гендерной идентичности. Преодоление данного кризиса требует от личности развития особой психологической гибкости и умения осознанно подходить к реализации того гендерного ролевого репертуара, который задается средой.

Для анализа понятия «гендер» и его распространения в российской психологической науке имеют значение ретроспективный анализ работ как зарубежных, так и отечественных исследователей. В первой половине XX века, среди работ зарубежных исследователей отмечены исследования О. Вейнингера, З. Фрейда, К. Юнга. Проблемы психологии пола обсуждались в работах таких отечественных философов, как В. Соловьев, С. Булгаков, Н. Бердяев, В. Розанов. Общим для всех работ этих ученых является противопоставление психологических качеств мужчин и женщин, отражающие принцип дифференциации полов. В 20-е годы на волне дискуссий о воспитании человека нового типа, реализующего новые модели поведения вообще и межполового поведения в частности, попытки решения «женского и полового вопроса» не привели к желаемому результату. В последующие годы этого периода в силу сложившей политической ситуации в нашей стране не могла развиваться не только психология пола, но и другие психологические и непсихологические личностно-ориентированные научные области знания.

Вторую половину ХХ столетия (60-е – 80-е годы) в отечественной психологической науке характеризуют как период «бесполого сексизма» (Кон И.С.) [4]. Однако, благодаря основополагающим и обобщающим работам Б.Г. Ананьева и И.С. Кона были определены приоритетные направления исследований в области психологии пола: исследования дифференциально-психологических характеристик между представителями полов в возрастной динамике; изучение функциональных закономерностей дифференциации половых ролей в отдельно взятой сфере деятельности на социальном, межличностном и интраиндивидуальном уровне; исследования полоролевых стереотипов в исторической перспективе и в связи с изменениями форм социализации; анализ взаимозависимости интернализованных половых ролей и соответствующего поведения личности и ее дифференциально-психологических и социальных характеристик. Намеченные направления исследований психологии пола реализовывались в работах Т.А. Репиной (1984), В.С. Агеева (1985), Я.Л. Коломинского и М.Х. Мелтсас (1985), Т.И. Юферевой (1985), И.И. Лунина (1986), В.Е. Кагана (1987), В.В. Абраменковой (1988) и др.

К концу века стали появляться работы посвященные изучению половых различий в более глубоких и сложных психологических структурах, таких как Я-концепция, морально-этические установки, половая идентичность (Н.А. Смирнова, В.В. Знаков (1994), Б.И. Хасан и Ю.А. Тюменева (1997), С.И. Кудинов (1998), Т.А. Араканцева и Е.М. Дубовская (1999) и др.).

Современная тенденция развития гендерных исследований в психологии базируется в основном на теории социального конструирования гендера (К. Герген). В рамках этой теории гендер понимается как организованная модель социальных отношений между мужчинами и женщинами, конструируемая не только основными институтами общества, но и самими индивидами. Основное положение теории социального конструирования гендера о том, что отношения между полами социально сконструированы, основано на отрицании биологического детерминизма. Среди отечественных психологов ее последователями являются Г.М. Андреева (2001, 2002), В.Ф. Петренко (2002), И.С. Клецина (2004) и др.

В созданном на основе международных документов Проекте «Гендерная стратегия РФ» подчеркивается необходимость реформирования образовательной системы с учетом включения гендерно ориентированного образования, расширяющего возможности полов для свободного духовного развития. Поэтому формирование толерантности во взаимоотношениях людей разного пола становится важной частью образования, направленной на гендерную социализацию учащихся.

Заслуживают особого внимания на наш взгляд теоретически идеи Л.В. Штылевой, И.С. Клециной, Н.Ф. Ерофеевой, Л.В. Поповой и др. о целевом назначении гендерного подхода в образовании как создания условий для воспитания личности с высокими интенциями открытости и адаптивности во всех сферах жизни, неограниченными возможностями индивидуального жизненного выбора и самореализации обучающихся с андрогинным набором характеристик.

Современные юноши и девушки практически ведут единый образ жизни, имеют общие цели, интересы. Сегодня социально эмансипированные женщины предъявляют к мужчинам повышенные требования психологического характера. Современные женщины постепенно, осваивая новые для себя занятия и виды деятельности, ломают привычный гендерный порядок, что сопровождается их психологическим самоизменением и измененением их коллективного самосознания, включая представления о том, как должны складываться их взаимоотношения с мужчинами., в основе которой лежит понятие андрогинии. Согласно концепции Сандры Бем любой человек, независимо от биологического пола, может обладать как чертами маскулинности, так и феминности, соединять в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские качества. Это позволяет людям менее жестко придерживаться полоролевых норм и свободно переходить от традиционно женских занятий к традиционно мужским. По мнению исследовательницы, андрогинная личность вбирает в себя все лучшее из обеих половых ролей.

Многочисленные исследования доказали, что мужественность и женственность не противопоставлены друг другу, а человек с характеристиками, строго соответствующими своему полу, хуже адаптирован к жизни. Было выявлено, что молодые семейные пары, где партнеры жестко придерживались традиционных моделей женского и мужского поведения, чаще страдали от сексуальных нарушений и дисгармоний. Существует определенная зависимость между удовлетворенностью браком и разделением домашнего труда. Так, когда домашние обязанности целиком и полностью выполняет женщина, только 59% браков респонденты оценивают как счастливые и удовлетворительные. Когда муж помогает жене – этот показатель достигает 88%, а когда оба супруга несут одинаковую нагрузку 94 %.

Вместе с тем установлена связь андрогинии с высоким самоуважением, способностью быть настойчивым, мотивацией к достижениям, эффективным исполнением родительской роли, внутренним ощущением благополучия. Андрогинная личность имеет богатый набор полоролевого поведения и гибко использует его в зависимости от динамично изменяющихся социальных ситуаций.

По мере ослабления гендерной сегрегации в труде и общественной жизни у юношей и девушек появляется возможность существенно обогатить свой когнитивный и коммуникативный репертуар, заимствуя приемы и качества, которые еще недавно считались исключительно привилегией противоположного пола.

Молодые люди, ориентированные на строгое соблюдение традиционных половых ролей могут переживать экзистенциальный гендерный конфликт. Так, молодая женщина, которая видит основной смысл своей жизни только в создании семьи для рождения и воспитания детей, или мужчина, ориентированный исключительно на профессиональный успех и карьеру. Если такой мужчина теряет работу или выходит на пенсию, он может переживать экзистенциальный конфликт. «Шок отставки», связанный с потерей значимого места в обществе, разрывом связей с референтной группой, утратой значимой социальной роли, такой мужчина воспринимает как «потерю главного смысла жизни», а на эмоцианальном уровне у него проявляются признаки острого стресса.

Женщины, ориентированные на «истинно женское предназначение быть матерью и хранительницей домашнего очага» часто переживают экзистенциональный кризис в период психологического отделения повзрослевших детей от семьи. Если раньше вся жизнь такой женщины была насыщена эмоциональной и бытовой заботой о детях, то теперь возникает ощущение пустоты, ненужности, бессмысленности жизни. Вероятность внутренних гендерных конфликтов возрастает в том случае, когда человек, вопреки своим желаниям и потребностям, следует социкультурным предписаниям и подчиняют свое поведение традиционным нормативным моделям в рамках мужской и женской роли.

Воспитание мальчиков в соответствии с традиционной гендерной ролью препятствует формированию социальной компетентности. В этом играют роль такие негативные факторы, как ограниченная эмоциональная жизнь, сложность в установлении близких отношений с другими людьми, страх потерять контроль над собой, перенапряжение на работе и, как результата – высокий уровень агрессии, алкоголизации, наркомании, самоубийств и т.д.

Негативными последствиями воспитания девочек в соответствии с традиционной гендерной ролью являются: уступчивость, пассивность, зависимость, ориентация на поощрение, формирование страха успеха, стремление сохранить отношения даже в случае «провала дела», экзистенциальный кризис в период психологического отделения повзрослевших детей.

Таким образом, в основе гендерного конфликта лежит представление о полярности мужественности и женственности, закрепленное в период ранней социализации в семье.

Люди переживают гендерные конфликты не в равной степени. Концепция социальной идентитчности Г. Теджфела и Дж. Тернера объясняет это через понятие Я-концепции. Гендерные стереотипы влияют на поведение в том случае, когда в Я-концепции, гендерная идентичность выходит на первый план. Тогда человек начинает воспринимать себя и других членов своей половой группы как людей с общими, типичными характеристиками, которые и определяют группу как целое. Это заставляет преувиличивать воспринимаемое сходство с членами своей группы и отличия представителей иной группы. Индивид выбирает именно половую группу как наиболее яркую, которая особенно значима для выработки его представлений.

Жесткая привязанность к группе, естественно, влияет на восприятие и понимание социального мира как такового (Андреева Г.М.) [1]. Чем большее значение в структуре Я-концепции имеет личностная идентичность, тем в меньшей мере человек подвержен влиянию гендерных стереотипов и в большей степени способен к адекватному поведению без глубоких внутренних конфликтов. Индивидуальные различия между людьми перекрывают гендерные, как бы вырываются за их рамки.

Таким образом, с психологической точки зрения, личность все больше приобретает возможность в реализации того типа гендерной идентичности, который является результатом ее индивидуального опыта, включающего не пассивное усвоение некоторых норм и требований гендерной роли, а творческое преобразование внутри личности. Причем в различных социальных, этнических, профессиональных, возрастных и других группах процесс конструирования и реализации гендерной идентичности наполнен своей спецификой.

C позиции социализации личности наиболее важной является проблема развития гендерного подхода в образовании, целью которого является деконструкция традиционных ограничений развития потенциала личности в зависимости от пола и, тем самым, создание условий для самореализации юношей и девушек. Развитие гендерного подхода призвано способствовать преодолению гендерных стереотипов, которые мешают профессионально-личностному росту личности и становлению партнерских отношений между полами.

Анализ проблемы гендера позволяет констатировать, что ее развитие является стадиальным процессом. Большинство исследователей указывают на важность юношеского этапа, который является решающим для формирования личности будущих мужчин и женщин. В юности заканчивается процесс первичной социализации личности, усиливается склонность к общению с противоположным полом, способность к рефлексии и самоанализу, возрастная переоценка жизненных ценностей, готовность к гражданскому, личностному и профессиональному самоопределению. Все это делает юность сензитивным периодом для формирования гендерной толерантности.

Диагностический эксперимент, проведенный лабораторией социально-психологического здоровья анапского филиала россиского государственного университета показал следующее. У большой части опрошенных студентов культура межличностных гендерных взаимоотношений не сформирована (37%). Это связано с нежеланием прислушиваться к мнению сокурсников, отсутствием инициативы к общению, как со стороны юношей, так и девушек. Так, 70% респондентов считают важнее, если понимают их и лишь 30% говорят о необходимости понимать окружающих. Большинство студентов представляют модель взаимоотношений полов следующим образом: роль «ведущего» в них относят мужчине, а «ведомой» – женщине; 7% студентов придерживаются противоположной позиции. Ни молодые люди, ни девушки в подавляющем большинстве не готовы идти на уступки во взаимоотношениях друг с другом: лишь 15% опрошенных заявляют о необходимости компромиссов, остальные их отвергают. 30% респондентов утверждают, что причина, по которой людям часто не удается договориться друг с другом, состоит в неумении понимать других людей, особенно представителей противоположного пола: 40% – в нежелании считаться с мнениями, чувствами других; 20% – в отсутствии знаний и позитивного опыта взаимоотношений с лицами своего и противоположного пола; 10% – затрудняются ответить. Результаты диагностического исследования вызвали к необходимости создания программно-методического обеспечения, позволяющего восполнить недостаток технологических и методических средств, обеспечивающих позитивную гендерную социализацию студенческой молодежи.

 

Литература

  1. Андреева Г.М. В поисках новой парадигмы: традиции и старты XXI века // Социальная психология в современном мире: Учеб. пособие / Под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. – М.: Аспект-Пресс, 2002.
  2. Воронина О.А. Теоретико-методологические основы гендерных исследований / Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций / Под общ. ред. О.А. Ворониной. – М.:МЦГИ – МВШСЭНМФФ, 2001. – С. 13-106.
  3. Здравомыслова Е.А., Темкина А.А. Институционализация гендерных исследований в России // Гендерный калейдоскоп. Курс лекций / Под ред. М.М. Малышевой. – М.: Академия, 2002. – С. 473-489.
  4. Кон И.С. Мужчина в меняющемся мире. – М.: Время. – 495 с.
  5. Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия. – М.: Эксмо, 2006. – 928 с.
  6. Ожигова Л.М. Гендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации. Автореф. … дис. доктор. психол. наук. – Краснодар, 2006. – 46 с.

Об авторе

Зиновьева Эльвира Халиловна - кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной работы и рекламы филиала Российского государственного социального университета в г. Анапе

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Зиновьева Э.Х. Применение гендерного подхода в образовательном процессе вуза. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2010. N 2. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

в начало