Корюкин А.М.

ЧЕЛНОЧНЫЕ РОДИТЕЛИ–СИБЛИНГИ: ГЕНЕЗИС ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ СТАВРОПОЛЬЯ1

 

УДК 159.9.019

А. М. Корюкин (Михайловск) Психологический Центр диагностики и консультирования

English versionAlex Koryukin Psychological Center of diagnosis and counseling, Mikhaylovsk

 

Аннотация. Проанализированы исторические предпосылки и основные этапы становления психоаналитической культуры на Ставрополье. Обозначена роль зарубежных и отечественных специалистов в области психотерапии и психоанализа в "идейном" становлении ставропольских психологов и психотерапевтов.

Ключевые слова: психоаналитическая культура, Ставрополье, родительская пара, сиблинги.

Ссылка для цитирования

 

Представители Международной психоаналитической ассоциации (МПА), самой авторитетной во всем мире психоаналитической организации, при контактах со Ставропольской краевой психоаналитической ассоциацией (СКПА) отмечают высокий уровень психоаналитической культуры среди ставропольских специалистов. Эта культура формировалась в течение 10 лет при непосредственном влиянии людей, заинтересованных в собственном обучении психоанализу, но не получивших общепризнанных оснований для именования себя психоаналитиками, и опосредованном влиянии собственно психоаналитиков из других стран. Исследование вопроса предпосылок возникновения и становления психоаналитической культуры на Ставрополье – задача, требующая специальных научных усилий. В данном сообщении я буду опираться на собственные воспоминания и понимание данного вопроса, поделюсь размышлениями, которые, надеюсь, оживят воспоминания непосредственных участников событий и поддержат интерес специалистов к истории развития психоанализа в нашем регионе.

Родители-сиблинги

Можно выделить три группы специалистов, выполнявших родительские функции по отношению к структурам и проектам психоаналитической направленности в Ставропольском крае.

• Ставропольские психологи, заинтересованные в обучении современной психотерапии и сочувствующие им психиатры.

• Столичные специалисты, начавшие обучение психоанализу у зарубежных специалистов.

• Зарубежные специалисты, проводившие учебные мероприятия для коллег из Восточной Европы.

Люди, составлявшие перечисленные группы, внесли важный вклад в развитие психоаналитического движения на Ставрополье и заслуживают отдельного рассмотрения их активности на юбилейной конференции старейшей психоаналитической организации Ставрополя.

«Ставропольцы»

В начале 90-х в Ставрополе не существовало сколько-нибудь значительной школы психотерапии. Представления о психотерапии среди населения и специалистов сервиса психического здоровья были в лучшем случае поверхностными. Социальные преобразования в стране открыли новые профессиональные ниши для активных специалистов. Психотерапия оказалась интересным, неизведанным и незанятым полем для деятельности только что сформировавшегося постсоветского психологического сообщества края, а личные интересы, способности и пристрастия представителей этого нового сообщества сыграли значительную роль в наполнении содержанием и выборе путей развития психоаналитического движения.

Ставропольские первопроходцы: участники первых обучающих программ в области практической психологии, 1996 год.

Ставропольские первопроходцы: участники первых обучающих программ в области практической психологии, 1996 год.

 

«Триумвират»

В совсем небольшом (каждый лично знал каждого) сообществе преподавателей психологии вузов, школьных психологов и студентов-психологов выделилась группа специалистов, ставшая инициатором и воплотителем важных профессиональных проектов, некоторые из которых существуют и поныне. Одним из стержневых проектов стала Общественная организация «Ставропольская краевая психоаналитическая ассоциация» учрежденная 18 мая 1995 года по инициативе Пешкова Сергея Николаевича, Улыбиной Елены Викторовны и Корюкина Алексея Михайловича.

Триумвират. Учредители Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации. Елена Улыбина (слева), Алексей Корюкин (справа), Сергей Пешков (в центре). 1996 год.

Триумвират. Учредители Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации.

Елена Улыбина (слева), Алексей Корюкин (справа), Сергей Пешков (в центре). 1996 год.

 

Пешков Сергей Николаевич на тот момент занимал самое высокое административное положение среди ставропольских психологов (главный психолог Министерства образования Ставропольского края). Сергей – первый, кто организовал семинары иногородних специалистов в г. Ставрополе в области современной психотерапии, в том числе, именно С. Пешков пригласил Марию Тимофееву. Обучающая программа под ее руководством сформировала костяк психотерапевтического движения. Таким образом, родительская функция Сергея Пешкова, на мой, взгляд, заключалась и заключается в объединении активных специалистов в единое неформальное сообщество краевого (второе слово в названии СКПА) масштаба, в привлечении новых людей к обучению психотерапии и инициации первых контактов со столичными специалистами. В том, что Сергей Пешков играет именно такую роль в сообществе, можно усмотреть его опыт коммунарской работы (Как здорово, что все мы здесь…) и первоначальное филологическое образование.

Филология, как наука о языке, видимо, благодатная почва для развития интереса к психоанализу. Во всяком случае, в СКПА состоят еще несколько человек, имеющих первоначальное филологическое образование или испытавших на себе значительное влияние филологии (Т.М. Ярцева, Н.Ю. Звягинцева, А.Ю. Шилкин, Е.Е. Лоскутова, М.Л. Чмыхова). Филологом, по первому образованию, является и первый руководитель СКПА Елена Викторовна Улыбина. Елена, благодаря незаурядному интеллекту и широте научной эрудиции, оказала самое существенное влияние на определение направления развития только что сформированной группы специалистов. Она первой поехала в Санкт–Петербург в надежде получить психоаналитическое   образование в Восточно-европейском институте психоанализа. В этом учреждении Елена познакомилась с А.А. Склизковым и В.А. Цаповым и договорилась об организации первого психоаналитического семинара в г. Ставрополе. Елена – автор идеи многих воплощенных в реальность проектов психотерапевтической направленности: «Психологические среды» (1993-2000), методический семинар по психоанализу в стенах СГУ, «Святочные встречи» (с 1995), первая психоаналитическая конференция «Место психоанализа в современной науке и практике» на базе СГУ (1996). Улыбина первой в крае предприняла попытку проведения психоаналитической психотерапии, была первой заведующей кафедрой психологии СГУ, внедрившей психоаналитический по содержанию курс в программу психологического факультета (она назвала его, для избежания конфликтов, «Внутриличностный конфликт») и способствовала внедрению спецкурсов психоаналитической направленности в вузах города, где она преподавала. Многие аналитически ориентированные специалисты стали ее аспирантами (Корюкин А.М., Попова Н.П., Коваленко М.В., Пешков С.Н., Енин В.В.), она была первым специалистом, приглашенным быть соруководителем научной работы психиатра (кандидатская диссертация Ю.М. Шикина). Елена Улыбина была и одним из инициаторов создания второй общественной организации психоаналитической направленности в городе (Ассоциации развития психоанализа и психотерапии – АРПП, 1999).

Суммируя вышеизложенное, можно сказать, что Елена Улыбина первой внесла само слово «психоанализ» в широкий обиход профессионального сообщества края (т.е. третье слово названия СКПА от нее).

Педагогика – другая наука, посредством которой многие из нас пытались удовлетворить свой интерес к вопросам взаимодействия между людьми, во времена отсутствия других возможностей (12 человек из нынешнего состава СКПА по первому образованию являются педагогами). Первый выпуск девятимесячной программы послевузовской подготовки школьных психологов при пединституте в Ставрополе был осуществлен в 1992 году, тогда же открылся первый факультет психологии в Ставрополе на базе Северо-Кавказского филиала Московского открытого социального университета (ныне СКСИ). Третий инициатор, Ваш покорный слуга, окончил именно это негосударственное заведение. Педагогическое образование и свободный дух нового частного вуза определили родительскую функцию и для меня – оформление новых инициатив в рамки общественных проектов. Алексей Корюкин – автор первого Устава СКПА, следовательно, слово «ассоциация» – это его добавление к названию нашей организации, в смысле функционирования и в смысле связей с мировым психоаналитическим сообществом, к чему было приложено много усилий.

Однако самым главным словом в названии можно считать слово «Ставропольская». Инициатива «Триумвирата» стала возможной благодаря существованию такой плодотворной родительской группы, которая возникла в Ставрополе в первой половине 90-х годов. Трудно представить становление СКПА без объединяющего начала Елены Корюкиной, без организационных инициатив М.Л. Чмыховой, личной включенности Л.Б. Удодовой, многосторонних талантов Е.Е. Лоскутовой, личной целостности Н.Г. Дзагания, пробивной силы Н.П. Поповой, художественного взгляда Г.В. Москотининой, направленности на работу с детьми Т.М. Ярцевой, активности и увлеченности остальных представителей психоаналитического движения на Ставрополье.

Отдельного внимания заслуживает вклад «сочувствующих психиатров». Традиционный для советской медицины взгляд на человека, как на объект манипуляций, делал психоаналитические взгляды непригодными для каждодневной работы в государственном медучреждении. Сама система подготовки специалистов-медиков не способствовала развитию психоаналитического мышления. Способность сохранить взгляд на человека не только и не столько как на физическое тело, отличает всех медиков, которые включились в разной степени в психоаналитическое движение Ставропольского края. Д.В. Берко, разносторонний интеллектуал, вступил в нашу организацию, кажется именно для того чтобы обеспечить связь СКПА с прогрессивной психиатрической традицией России в лице нашего почетного члена профессора В.С. Чудновского. Дружескую поддержку Владимира Сергеевича мы ощущаем вот уже более 10 лет. С.Г. Иванов – первый психиатр, начавший применять психоаналитическую психотерапию в рамках психиатрического учреждения в нашем крае. И.А. Былим – первый руководитель психиатрической клиники в крае, сумевший преодолеть традиционный скептицизм своих сотрудников к широкому использованию психоаналитических концепций в практике обсуждения клинических случаев в психиатрическом заведении (не зря, как оказалось, А.И. Белкин назначил И.А. Былима руководителем Кавминводского отделения Русского психоаналитического общества).

К сожалению, не все из перечисленных выше специалистов смогли дожить до 10–летия СКПА. Первый руководитель Невинномысского отделения СКПА Нина Георгиевна Дзагания и преподаватель кафедры психологии СГУ Дмитрий Васильевич Берко рано ушли из жизни.

«Столичные»

Арон Исакович Белкин, напротив, прожил долгую и плодотворную жизнь и в последние годы своей жизни употребил свой огромный академический авторитет делу возрождения психоаналитического движения в России. Однако непосредственное влияние этого корифея на ставропольское сообщество ограничилось лишь его редкими визитами в Кисловодск, в отличие от других, более молодых специалистов из двух столиц.

В 1993 году с четырехдневным семинаром в Ставрополь приехала Мария Николаевна Почукаева (впоследствии Тимофеева). По профессии она была астрофизиком, только что закончила одну из первых в России длительных программ по гештальттерапии (Институт Франкфурта-на-Майне), была сотрудником Института групповой и семейной психотерапии и являлась членом секции психоанализа Ассоциации психологов-практиков (г. Москва). Из одного этого перечисления видно, что и профессиональная идентичность Марии Тимофеевой и процесс институализации психотерапии в России находился тогда в начальной стадии. Однако ее личностный стиль работы, ее увлеченность вызвали огромный всплеск энтузиазма в профессиональной среде региона. Можно сказать, что становление Марии как психоаналитика происходило на наших глазах, мы были непосредственными свидетелями и соучастниками этого процесса. То же можно сказать и о наших питерских коллегах А.А. Склизкове и В.А. Цапове. Обучающие программы «Цапсклизов» (так они себя тогда, шутя, именовали) начались в 1994 году, и это были первые семинары, посвященные непосредственно психоанализу. Приятно сказать, что регулярное сотрудничество с В.А. Цаповым продолжается и по сей день. Владимир стал членом Международной психоаналитической ассоциации, немного ранее он был членом СКПА, где активно работал в Комитете по обучению. Именно его знания и профессиональный авторитет помогли сконструировать и реализовывать уникальную для России трехуровневую программу подготовки по психоаналитической психотерапии. Подобную роль для АРПП, возможно, играют А.Ш. Тхостов и М. Лукомская.

Сотрудничество с уже перечисленными и другими специалистами из столиц продолжается в разных формах и в данное время (супервизии, семинары, встречи на конференциях). Именно это сотрудничество позволило ставропольским группам сформировать представление о развитии профессионального сообщества России, о взаимосвязи с международным психоаналитическим движением и установить первые непосредственные контакты с третьей родительской группой.

«Иностранцы»

Оказалось, что процесс возрождения интереса к психоанализу в России происходит в одно и то же время со встречным движением в иностранных психоаналитических группах, нацеленных на передачу психоаналитической традиции специалистам из стран бывшего соцлагеря. Понятно, что это является прямым следствием более широких социальных изменений в мире, но все равно впечатляет синхронность параллельных процессов – первая психоаналитическая школа для восточной Европы состоялась в Эстонии в год учреждения СКПА, в 1995 году. Эта школа – место непосредственной встречи с признанными носителями психоаналитической культуры из стран с длительной психоаналитической традицией. Все

Г. Ставангер (Норвегия), 2000 г. Первая поездка делегации Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации на крупнейшую психиатрическую конференцию в Скандинавии. Поездка организована Свейном Хаугсгердом, впоследствии почетным членом СКПА.

Г. Ставангер (Норвегия), 2000 г. Первая поездка делегации Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации на крупнейшую психиатрическую конференцию в Скандинавии. Поездка организована Свейном Хаугсгердом, впоследствии почетным членом СКПА.

 

преподаватели школ в некотором смысле являются объектами идентификаций для новых специалистов из восточной Европы, в том числе и для ставропольских участников (Е.Е. Лоскутова, А.М. Корюкин, Е.Н. Корюкина, В.Н. Березуева, Л.Б. Удодова, М.В. Коваленко). Кроме школ некоторое время существовали проводившиеся раз в два года Восточно-европейские семинары. На двух из них так же побывали ставропольские специалисты (те же и Пешков С.Н., Березуева В.Н. и Коваленко М.В.). Именно на семинаре, состоявшемся в Москве в 1998 году, состоялась первая встреча со Свейном Хаугсгердом из Осло, который организовал Российско-скандинавскую программу подготовки преподавателей и супервизоров психоаналитических психотерапевтов.

Санкт-Петербург, февраль 2003 год. Слева направо: Сверре Варвин, вице-президент Международной психоаналитической ассоциации, Алексей Корюкин, учредитель, исполнительный директор Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации, Свейн Хаугсгерд, почетный член СКПА, член Норвежского Психоаналитического общества.

Санкт-Петербург, февраль 2003 год. Слева направо: Сверре Варвин, вице-президент Международной психоаналитической ассоциации, Алексей Корюкин, учредитель, исполнительный директор Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации, Свейн Хаугсгерд, почетный член СКПА, член Норвежского Психоаналитического общества.

 

Эта программа позволила группе наиболее опытных ставропольских специалистов в течение трех лет укреплять свое понимание психоаналитического процесса и окончательно оформила структуру обучающей программы СКПА. Во время программы мы смогли как участвовать в семинарах, так и получать супервизию у опытнейших психоаналитических психотерапевтов, психоаналитиков МПА, тренинг-аналитиков МПА (Свейн Хаугсгерд, Пер Исдал, Сверре Варвин, Кьелл-Петтер Богвальд – Норвегия, Бент Розенбаум – Дания, Ирена Мэтфис – Швеция). Данная программа дала старт и ежегодной конференции «Общество и психическое здоровье».

Санкт-Петербург, 2003 г. Участники и преподаватели Российско-Норвежской программы подготовки преподавателей и супервизоров по психоаналитической психотерапии.

Санкт-Петербург, 2003 г. Участники и преподаватели Российско-Норвежской программы подготовки преподавателей и супервизоров по психоаналитической психотерапии.

Слева направо: Алексей Корюкин, Екатерина Лоскутова, Елена Корюкина, Сверре Варвин, Татьяна Ярцева, Свейн Хаугсгерд, Виталия Березуева, Галина Москотинина, Наталья Попова, Сергей Иванов, Марина Чмыхова, Сергей Пешков.

 

Непосредственное общение с иностранными носителями психоаналитической культуры и специалистами, находящимися под непосредственным влиянием психоаналитической культуры развитых стран, и их приезды в Ставропольский край (Дж. МакНейлли, Дж. Слэйвин, С. Хаугсгерд, Х. Бустос, Г.-Р. Блох Торсен, Й.-О. Йоханнессен, К.-П. Богвальд, О. Роросгаард, Т. Хьюсеби, Б. Мартиндэйл, М. Илеф и др.), внесли важный вклад в формирование целостного представления о психоанализе и психоаналитическом движении в мире.

После перечисления людей, которых в той или иной мере можно назвать прародителями психоаналитической культуры Ставропольского края, я предлагаю обратиться к особенностям сложившегося «родительства». В обычной жизни признаками хорошего «родительства» являются стабильность ухаживающего объекта, предсказуемость его эмоционального отклика, способность эмпатически переживать и адекватно реагировать на нужды ребенка и умение исследовать собственные реакции во взаимодействии с ребенком. Все это должно присутствовать в достаточном для развития ребенка количестве, в этом смысле избыток бывает так же вреден для развития, как и дефицит. То есть в норме у ребенка всегда найдется возможность и поводы для переживания неудовольствия и разочарования. Д.В. Винникот сказал, что ребенку нужен «достаточно хороший» родитель. Сам факт проведения сегодняшней конференции говорит о том, что родительские функции были выполнены в достаточной для возникновения культуры мере, однако можно сказать, что культура пока не принесла плодов в виде специалистов из Ставропольского края, обоснованно могущих именовать себя психоаналитиками. То есть, говоря в терминах развития, состоялось зачатие психоанализа, прошел достаточно долгий период вынашивания и наступил предродовой период. Не рано ли в таком случае говорить о родителях? Тем более что, несмотря на обилие достойных имен, названных сегодня, ни одного персонально нельзя назвать Родителем в полной мере. Это очень важный вопрос, и я с волнением и надеждой пробую сформулировать ответ на него. С волнением и надеждой, что данный здесь ответ окажется правильным. Что ожидание появления психоаналитиков в Ставропольском крае увенчается успехом и принесет пользу пациентам, нуждающимся в психоаналитической помощи, профессиональному сообществу края и всему сообществу человеческих существ, населяющих Ставропольский край.

Мне видится, что факт отсутствия персонифицированного Родителя – очень благотворный и является признаком достаточной зрелости членов формирующегося психоаналитического движения. «Ставропольцы», «Столичные» и «Иностранцы» смогли понять свои различные ограничения в праве называться психоаналитическими родителями и удержались от соблазна (или были остановлены в своем намерении другими) узурпировать роль Прародителя. На самом деле, «Ставропольцы» и «Столичные», при наибольшей физической близости к этому почетному статусу, не имели мандата говорить о своем родительстве, они сами еще не были психоаналитиками, хотя их авторитет в профессиональном сообществе был соблазнительно высок, а возможность возникновения оппозиции в крае ничтожно мала, какой остается и до сих пор. Фантазии о самоименовании себя психоаналитиками отыгрывались в шутках более или менее добрых. Так, Е. Улыбиной был вручен приз «Большой Ставропольский Фрейд» (имея ввиду ее фантазии о наличии у нее фаллоса), А. Корюкина называли Сталиным (грандиозное сравнение), Елену Корюкину поименовали богиней (намекая, что является «женой бога»), Маша Тимофеева сообщила, что она не мать (видимо с трепетной надеждой, что кто-то кинется ее переубеждать), В. Цапов, после признаний автора публикации об отцовском переносе на него, сообщил, что у автора статьи временное расстройство сознания (чем в лишний раз доказал свою диагностическую «уязвимость для критики»), С. Пешков называл себя то деревом, то воздухом (до сих пор ждем его самоопределения), А. Склизкова определили Городским головой (намекая, что остальное лишнее, или что Городской бывает не только голова), Марина Чмыхова вообще – «Супер Визирь», и это совсем не шутка. То есть, местные и столичные авторитеты с большим или меньшим сожалением признавали, или были признанными, скорее партнерами в процессе рождения психоанализа, а не родителями. Как ни жалко было осознавать это, мы были скорее старшими и младшими братьями и сестрами, а носителями психоаналитической идентичности нами определялись специалисты МПА. Мы взяли на себя функцию ретрансляции психоаналитической идентичности из мирового психоаналитического сообщества в новую целинную среду, а так же задачу медленной подготовки себя к новой роли. «Иностранцы» же не смогли занять святое место Прародителей в силу своего не присутствия на месте предполагаемого рождения, и, надо думать, в силу проработанности такого желания в своем личном анализе. Таким образом, роль Прародителя оказалась где-то между перечисленными действующими лицами отделенной от персон. Однако процесс вынашивания требовал некоторого стабильного объекта, объекта, в котором были бы сконцентрированы все усилия по рождению психоаналитика, куда можно было по крупицам сносить все представления о будущем желанном плоде. Таким местом кристаллизации всех представлений, точкой сборки разрозненных зарождающихся психоаналитических идентичностей и местом для инвестирования сформированных аналитических идентичностей стала профессиональная организация СКПА, а затем и родственная ей АРПП. Есть свидетельства того, что процесс вынашивания в этих двух организациях проходит достаточно хорошо.

В заключении хочу отметить, что культура, сформировавшаяся в Ставропольском крае, уже принесла много ценных плодов. Существует значительная группа специалистов, компетентно практикующих психоаналитическую психотерапию, психоаналитические представления имеют влияние в различных учреждениях края, как и специалисты, придерживающиеся этих представлений. Профессиональные общества психоаналитической направленности являются довольно влиятельными общественными организациями как в среде специалистов сервиса психического здоровья, так и среди активной общественности края (достаточно сказать, что Устав СКПА был принят за образец для составления Уставов пяти других Общественных организаций края). Реализовываются крупные обучающие, просветительские и психотерапевтические проекты, широко известные как в крае, так и за его пределами. В проектах СКПА за 10 лет существования приняли участие более 1000 человек. Ставрополь стал одним из признанных центров развития психоаналитической и психотерапевтической культуры в России.

 _________________________________

1Из доклада на 5–ой Международной конференции СКПА

Литература

  1. Вайсс Дж. Как работает психотерапия: Процесс и техника. – М.: Класс, 1998. – 222 с.
  2. Кеннард Д. Групп-аналитическая психотерапия. – СПб.: Питер, 2001 – 192 с.
  3. Кляйн М. и др. Развитие в психоанализе. – М.: Академический Проект, 2001. – 512 с.
  4. Психоаналитические термины и понятия: Словарь. Мур Б.Э., Файн Б.Д. (Ред.). – М.: Класс, 2000. – 304 с.
  5. Роут Ш. Психотерапия: Искусство постигать природу. – М.: Когито-Центр, 2002. – 346 с.
  6. Столороу Р., Брандшафт Б., Атвуд Дж. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход. – М.: Когито-Центр, 1999. – 234 с.

 

Об авторе

Корюкин Алексей Михайлович - кандидат МПА (IPA), обучающий психоаналитический психотерапевт, исполнительный директор Ставропольской краевой психоаналитической ассоциации (СКПА), председатель Совета АНО «ПроПси», методист Психологического Центра диагностики и консультирования (Михайловск)

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ссылка для цитирования

Корюкин А.М. Челночные родители-сиблинги: генезис психоаналитической культуры Ставрополья. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2010. N 1. URL: http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

в начало